Центральная Азия не перестает оставаться ареной для трех по-настоящему значимых игроков: США, России и Китая. При этом взаимодействие этих трех игроков в регионе сложное. Если США видят Центральную Азию более связанной с миром по «американскому образцу», а Китай – в увязке с самим Китаем, то российский проект предлагает Центральной Азии, напротив, не глобализироваться, а регионализироваться. Каждый из этих игроков стремится укрепить свои позиции в ЦА, однако и этот процесс происходит по-разному и с использованием различных, не всегда «демократичных» и «цивильных», средств со стороны США.

Так, если Россия и Китай в основе своих действий в ЦА базируется на развитии торгово-экономического сотрудничества, которое способствует укреплению промышленно-экономического потенциала стран ЦА, то в основе действий Вашингтона в регионе лежит политизированное создание условий для отрыва этих стран от России и Китая, приведение к власти в регионе сил и политических партий, которые были бы послушным инструментом в руках американских политиков и промышленников, особенно если учитывать наличие интересующих США значительных природных ресурсов в государствах региона.

Туркестан

Карта в полном размере: Средняя Азия и Казахстан

Наглядным подтверждением указанному может служить оказанная Россией за период с 2008 по октябрь 2015 года странам Центральной Азии финансовая поддержка на сумму 5,6 миллиарда долларов. Указанные средства были направлены не только на реализацию экономических проектов в странах региона, но и в социальную сферу, образование. Безвозмездная финансовая помощь России государствам региона, оказанная только в рамках двусторонних соглашений, составила более 3,5 миллиарда долларов. Кроме того, свыше 570 миллионов выделено на проекты, реализуемые по линии ООН на меры социальной защиты и поддержание доступа к базовым социальным услугам во время и после глобального кризиса, а также на стимулирование взаимодействия между странами региона.

Успешно развиваются и торгово-экономические отношения стран Центрально-Азиатского региона с Китаем, в частности, в направлении реализации проекта «Нового шелкового пути» запущен первый тестовый поезд Китай–Казахстан–Туркменистан–Иран, есть и другие весьма успешные проекты.

Интересы же США в регионе наглядно демонстрирует брифинг 9 февраля с.г. в Госдепартаменте США заместителя госсекретаря Хизер Хиггинботтом, которая сообщила о выделении в бюджете Соединенных Штатов на 2017-й финансовый год 953 млн долларов преимущественно странам СНГ на «продвижение демократии и надлежащего управления, повышение обороноспособности».

В комментариях Госдепартамента США уточняется, что эта сумма выделяется «с целью критически важной поддержки Украины и других стран, в частности в Центральной Азии, с целью противостояния российской агрессии». Как отмечает Госдепартамент США, поддержка будет предоставляться путем как прямой помощи, так и общественной дипломатии, а также в виде «других программ».

Безусловно, почти миллиард долларов – это серьезная сумма, и эти средства уйдут, прежде всего, на пропаганду точки зрения США в СМИ. Дополнительные средства получат уже существующие лояльные ресурсы, помимо которых может быть открыто несколько новых. В рамках «других программ» произойдет активизация работы непосредственно с журналистами – будут проводиться тренинги и лекции «об ужасах кремлевской пропаганды». В лояльных Соединенным Штатам СМИ усилится освещение любых, даже самых незначительных проблем, возникающих во взаимоотношениях с Россией, а если проблем не будет, то их придумают. В числе «приоритетных тем» на 1916 год уже значатся: экономический кризис, сложности жизни мигрантов в России, а также тезис «Россия нас не уважает».

Другим весьма важным для Госдепартамента США применением выделенных средств в ЦА будет, как это нетрудно понять, работа с неправительственными организациями, работающими «для защиты демократии и прав человека». Некоторые из получивших дополнительное финансирование НПО займутся активным противостоянием инициативам по сотрудничеству с Россией. Одновременно с этим будет вестись работа с оппозиционными силами, неформальными лидерами общественного мнения, молодежью. Традиции американской «мягкой силы» таковы, что при необходимости Госдепартамент поддерживает весь спектр политических сил в стране, которые могут быть использованы «в американских интересах».

Однако многие из этих направлений деятельности Вашингтона в Центральной Азии мы уже рассматривали ранее, в частности о реакции стран региона на подобную «ковбойскую политику Белого дома», о деятельности в странах ЦА послов, представителей Госдепартамента США и «цветных революциях» по американским лекалам.

Понимая, что действия Вашингтона в Центральной Азии не приносят планируемого успеха политике Белого дома, последний заказал своим подручным углубленное исследование по теме «Политика США в Центральной Азии».

На этот «призыв» откликнулся вашингтонский Фонд Карнеги (ФК), выпустивший 47-ми страничный доклад на эту тему, авторами которого стали: Юджин Румер – директор программы по России и Евразии ФК, был аналитиком ЦРУ, Пол Стронски – экс-директор СНБ по России, Ричард Сокольский – бывший сотрудник Госдепартамента США. Эксперты проанализировали политику США в регионе с момента получения странами независимости после распада СССР и условно разделили ее на 2 этапа: – с 1991 по 11.9.2001, когда США «содействовали регионалам в укреплении суверенитета и государственности».

Второй – с 2001 по настоящее время, когда регион, по сути, служил американцам «воротами» в Афганистан. За эти годы, по мнению авторов, Вашингтону удалось добиться ряда успехов: «были обеспечены независимость и суверенитет стран, ЦА стала безъядерной зоной (содействовали вывозу ядерного оружия из Казахстана) и РФ не получила монополию на ТЭК региона». Но имели место и «просчеты»: плохая ситуация с демократией и правами человека, провал проекта «Нового шелкового пути», включая идеи интеграции ЦА с Аф-Паком.

В нынешних условиях ФК предлагает администрации США выстраивать стратегию в отношении каждой центральноазиатской страны индивидуально. В качестве приоритета – взаимодействие в Казахстаном, где «есть ресурсы и амбиции регионального лидера, а ее руководство демонстрирует желание продолжать реформы и создавать современную экономику чуть ли не по образцу Сингапура».

На втором месте – Узбекистан из-за его геостратегического положения, однако наращивание связей с Ташкентом предлагается экспертами на «посткаримовский период», в случае прихода к власти реформаторов.

Киргизия названа «небезынтересной страной, единственной демократией в регионе, однако нестабильной».

Таджикистан и Туркмения считаются «проблемными государствами, на изменение траектории которых для США потребуются дополнительные ресурсы».

Анализу ситуации и деятельности США в ЦА был посвящен и прошедший 27 января в г. Алматы под эгидой Фонда исследований им. Ф. Эберта семинар на тему: «Взгляд на Центральную Азию: извне и изнутри», в ходе которого эксперты выделили 10 стран, активно продвигающих свои политико-экономические стратегии в ЦА: США, Европа, Россия, КНР, Иран, Турция, Пакистан, Индия, Япония и Южная Корея.  Цели и способы реализации стратегий внешних сил в ЦА оказываются противоречивыми, что провоцируют дополнительную напряженность в регионе. Как отметили в ходе этого семинара выступившие, США активно стремятся освободить государства ЦА от доминирования влиятельных сил – Москвы и Пекина. Ослабление внимания России к ЦАР, вследствие событий на Украине и Сирии, используется Вашингтоном в реализации своих основных региональных целей:

– недопущение восстановления единого евразийского пространства;

– создание очередного очага нестабильности вблизи российских и китайских границ.

Вот почему регион Центральной Азии в ближайшей перспективе будет оставаться полем активного применения силы и «обновленных технологий» со стороны Вашингтона.

http://ru.journal-neo.org/2016/02/18/ssha-i-tsentral-naya-aziya/