Наступивший XXI век ведущими учеными, политическими деятелями, специалистами развитых стран мира закономерно назван веком океана. Несомненно, наступившее тысячелетие становится началом новой эры глобального научно-технического и промышленного освоения и передела Мирового океана. Бесспорно и то, что достижения мировых морских держав в сфере его изучения и освоения способны стать важнейшими предпосылками для дальнейшего стремительного развития и получения стратегических преимуществ в различных областях деятельности: экономической, политической, экологической, военной.

Занимая три четверти поверхности нашей планеты, Мировой океан обладает огромными, в значительной степени не реализованными до настоящего времени биологическими, топливно-энергетическими и минеральными ресурсами. Здесь пролегают важнейшие транспортные коммуникации, обеспечивающие устойчивость мировых хозяйственных связей прибрежных государств и ускоренное развитие их приморских регионов. А в связи с истощением в обозримом будущем земных ресурсов и активизацией морских и океанских перевозок значение Мирового океана стремительно возрастает. Только на начало текущего века свыше 80% товарооборота России приходилось на морской транспорт и около 20% мировой добычи нефти и газа – на шельфы морей.

Освоение ресурсов Мирового океана, затрагивающее стратегические интересы прибрежных стран, обусловливает необходимость их защиты международно-правовыми методами, поддержанием и укреплением морской составляющей государств. В результате концентрации в нем различных форм хозяйственной и научно-технической, политической и исследовательской, гуманитарной и военной активности государств, а также международных организаций и транснациональных корпораций все чаще пересекаются интересы субъектов морской деятельности. И, как следствие, обостряются существующие между ними объективные противоречия, угрожая опасными для России конфликтами и формирующимися на ее территории деструктивными процессами.

События последних лет свидетельствуют, что на морских и океанских акваториях, прилегающих к территории Российской Федерации, продолжают существовать проблемы, связанные с обеспечением экономической безопасности государства и защитой его национальных интересов. Прежде всего это относится к вопросам охраны биоресурсов, защиты морских районов нефте- и газодобычи, противодействия терроризму и наркобизнесу, спасания на море, мобилизационной готовности, к состоянию военно-морского потенциала.

Значение Тихоокеанского побережья во всех областях социально-экономического развития Российской Федерации является во многом определяющим. Дальний Восток обладает колоссальными ресурсами, особенно в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе, но при этом он малонаселен и относительно изолирован от промышленно развитых регионов России. Эти противоречия усугубляются интенсивным экономическим и военным развитием соседних государств Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), оказывающим весьма существенное влияние на экономические, демографические и иные процессы в регионе. Поэтому поддержание гарантированного обеспечения национальной безопасности государства в нашем стратегическом районе требует постоянной целенаправленной и согласованной работы всех органов исполнительной власти.

Азиатско-Тихоокеанский регион сегодня представляет собой, пожалуй, наиболее динамично развивающийся и претерпевающий заметные изменения регион планеты. Входящие в него почти 40 стран все более активно включаются в процессы перегруппировки политических сил и передела сфер экономического влияния, а также поиска новых форм и методов обеспечения своей безопасности. Здесь идет поиск новых принципов построения нового международного порядка в регионе, причем лидерами в этом выступают Россия и Китай (Шанхайская организация сотрудничества). Здесь складывается новый центр мировой политики и экономики. Уже сейчас в регионе производится 2/3 мирового ВВП.

Современная обстановка в АТР характеризуется сложным переплетением позитивным и негативных факторов и тенденций, важнейшими из которых являются:

  • пересечение в этой части мира интересов России, США, Китая, Японии, сопровождающееся нарастающим соперничеством США и Китая;
  • нарастание неравномерности экономического развития стран этого региона, которое усугубляется последствиями глобализации экономики;
  • расширение сотрудничества между государствами с чисто рыночной экономикой (СЩА, Япония, страны АСЕАН) и государствами, сохраняющими приверженность ее модернизированной социалистической модели (Китай, Вьетнам);
  • сохранение здесь ряда серьезных очагов напряженности, порожденных в одних случаях межгосударственным политическим противостоянием (Корейский п-ов, Тайвань), в других – нерегулированностью территориальных споров (территориальный спор между Японией, Россией, Китаем и Кореей, спор вокруг островов в Южно-Китайском море между Китаем, Вьетнамом, Филиппинами, Малайзией, Брунеем и т.д.), что наиболее опасно в условиях отступления в регионе структуры безопасности, где можно было бы не только обсуждать эти проблемы, но и принимать по ним решения, обязательные для участников конфликтов;
  • расширение экономического доминирования США, активно использующих глобализацию и международные экономические финансовые организации для продвижения своих интересов;
  • стремление стран АТР создать региональные экономические сообщества и институты типа АСЕАН+3 (Япония, Китай, Южная Корея), чтобы адаптироваться к глобализации, защитить себя от ее вызовов;
  • свертывание военного присутствия России в Тихом океане и резкое одностороннее сокращение ВМФ и других видов Вооруженных Сил РФ на Дальнем Востоке;
  • серьезный дисбаланс военных потенциалов разных государств региона при абсолютном военном доминировании США, опирающиеся на двусторонние и многосторонние военно-политические союзы со странами АТР и мощный потенциал ВМС и сил «передового базирования»;
  • прорыв Индии и Пакистана в число «ядерных держав», ведущих активное перевооружение, что означает существенное влияние на военную политику других государств, причем не только в АТР.

И все же, несмотря на наличие названных и некоторых других тревожных явлений, общая обстановка в АТР пока остается относительно стабильной. Тенденция ее развития в настоящее время и ближайшей перспективе помимо благоприятных имеет и целый ряд для России неблагоприятных составляющих, что является следствием, прежде всего, неблагополучного состояния экономики нашей собственной страны и отсутствия эффективной реалистичной стратегии России в отношении АТР.

Стратегия Российской Федерации в АТР как евразийской державы определяется совокупностью национальных интересов в сферах безопасности, экономического развития регионов Сибири и Дальнего Востока, политических, внешнеэкономических и межцивилизационных отношений со странами АТР. Ключевое значение в этом плане имеет поддержание нормальных добрососедских связей сотрудничества с государствами в Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии: США, Китаем, Японией, двумя Кореями, Монголией, странами АСЕАН, а также Индией, Австралией. Хотя Индия не входит формально в Азиатско-Тихоокеанский регион, но ее влияние здесь растет, и развитие сотрудничества с ней имеет для России огромное значение в плане обеспечения сбалансированности ее связей. При этом важно также учитывать главные экономические и военно-политические тенденции развития ситуации в АТР, которые определяются усиливающимся процессом глобализации, регионализации в экономическом плане и экономическим и военно-политическим доминированием Соединенных Штатов.

Президентом Российской Федерации неоднократно отмечалось, что охрана государственной границы, внутренних морских вод, территориального моря, континентального шельфа, исключительной экономической зоны Российской Федерации и их природных ресурсов является основой обеспечения пограничной безопасности и заключается в согласованной деятельности федеральных органов государственной власти, органов власти субъектов РФ, а также органов местного самоуправления, осуществляемой ими в пределах своих полномочий путем принятия политических, организационно-правовых, дипломатических, экономических, оборонных, пограничных, разведывательных, контрразведывательных, оперативно-розыскных, таможенных, природоохранных, санитарно-эпидемиологических, экологических и иных мер.

К глубокому сожалению, в морской деятельности России на Дальнем Востоке по-прежнему сохраняются негативные тенденции, выражающиеся в физическом, моральном износе, сокращении корабельного и судового состава, системам базирования и прибрежно-портовой инфраструктуре российского флота, в потере судостроительных, судоремонтных и береговых мощностей.

Основными причинами отмеченных негативных тенденций являются:

  1. Несовершенство российского законодательства, регулирующего деятельность органов управления и хозяйствующих субъектов Дальнего Востока в обрасти морской деятельности.
  2. Нерациональное распределение функций и полномочий федеральных органов федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации, Дальневосточного федерального округа, субъектов государственной власти РФ и субъектов морехозяйственной деятельности по администрированию морских отношений.
  3. Нарастающее отставание России от ведущих морских держав в области изучения Мирового океана, мониторинга морской среды, разведки и развития минерально-сырьевой и биоресурсной базы.
  4. Отсутствие системы подготовки руководящих кадров органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов РФ по администрированию морской деятельности.

Темпы экономического развития нашего государства существенно отстают от экономического прогресса не только в ведущих государствах Азиатско-Тихоокеанского региона, но и в большинстве других стран АТР. По данным международной статистики доля России в мировом ВВП в 2013 г. составила всего 2,95% (2,99% в 2012 г.).

Газопровод Алтай

Слабая экономическая база нашего государства порождает для него, пожалуй, наиболее крупную и опасную угрозу, которой является возможность утраты Россией экономической независимости и связанной с этим оборонной достаточности, а с ними и способности эффективно защищать свои национальные интересы и противостоять сильному нажиму при решении различных спорных вопросов, включая территориальные.

Между тем интересы России как евразийской державы в АТР многочисленны и разносторонни. Главным среди них, наверное, является создание условий для использования крепнущих экономических связей в регионе, его огромных инвестиционных ресурсов и емкого рынка, для придания позитивной динамики экономическому развитию нашей страны и, прежде всего, для стимулирования социально-экономического развития регионов Сибири и Дальнего Востока.

Бесспорно, взаимодействие России со странами АТР и его территориальными межгосударственными организациями как в экономической сфере, так и в политической области является для нашей страны крайне необходимым. Отрадно, что это осознается высшим руководством России. Об этом свидетельствует активная деятельность Правительства и, прежде всего, президента В.В. Путина на восточном направлении. Визиты главы российского государства в Китай, Японию, Индию, СРВ, Монголию, КНДР и его многочисленные контакты с лидерами стран АТР, превращение «Шанхайской пятерки» в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) – все это способствует расширению взаимопонимания и сближению позиций России и ее восточных соседей по важным вопросам регионального сотрудничества, вносят существенный вклад в позитивное развитие отношений нашей страны с государствами АТР, укрепляют евразийскую идентичность России и придают ее политике стабильность и предсказуемость.

И все же, роль и влияние любого государства в международных отношениях определяется в первую очередь его реальным экономическим и военным потенциалами, а также наличием ресурсов (природных, людских, интеллектуальных и т.п.). Россия и геополитически, и экономически нуждается в прочных позициях в АТР. Однако резкое снижение в нашей стране производства продукции средних и высоких технологий, включая продукцию военного назначения, вынужденная ориентация на экспорт сырьевых ресурсов, прежде всего энергоносителей, сужает наши деловые внешнеэкономические связи даже с государствами АТР, где спрос на наши товары ранее был относительно высоким. Односторонняя прозападная ориентация внешнеэкономических связей России и ее бизнеса с начала 90-х годов привели к утрате важнейших ниш нашей страны в Китае, Индии, Японии, Вьетнаме, Монголии, КНДР, странах АЕАН. В результате мы слабо и односторонне участвуем в интеграционных процессах, развертывающихся в этом регионе, и все больше отходим ни их обочину. Поэтому закономерно, что Россия становится недостаточно привлекательным партнером для их внешнеэкономической деятельности, а потому несет убытки и утрачивает важный источник средств для своего экономического возрождения.

Анализ геополитической обстановки Дальневосточного региона показывает, что социально-экономические условия развития приморских субъектов Дальнего Востока Российской Федерации существенно отличаются от соответствующих условий развития континентальных регионов. Основные отличия заключаются в непосредственной зависимости уровня жизни населения и экономики приморских регионов от морской деятельности, а также политики государства в отношении развития этой деятельности с учетом специфики развития, интересов и противоречивости самих приморских регионов. С одной стороны, Дальний Восток обладает колоссальными ресурсами, особенно в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе, а с другой – он изолирован от промышленно развитых регионов России. Федеральное законодательство этой специфики не учитывает. Поэтому назрела насущная потребность в формировании на федеральном и региональном уровнях государственной власти административно-правового механизма управления на Дальнем Востоке морской деятельностью, позволяющего комплексно проводить морскую политику как в интересах Российской Федерации, так и в интересах ее дальневосточных субъектов. В конечном итоге необходимо формирование реального сектора экономики на основе всех составляющих морского потенциала России.

Россия - Китай

Россия - Китай: взаимная торговля

Следствием слабости экономики России явилось резкое снижение боевого потенциала ее Вооруженных Сил. Все, что говорится здесь, не следует истолковывать как призыв включить нашу страну в непосильную для нее гонку вооружений. Нет. Речь идет лишь о разумной и необходимой оборонной достаточности ВС РФ. При этом необходимо подчеркнуть, что темпы перевооружения сегодня наиболее высоки именно в государствах Восточной Азии. Набирающая силу экономика большинства стран этого региона позволяет им увеличивать военные расходы, которые в своей сумме уже приближаются к аналогичным затратам во всех государствах Европейского союза (соответственно 17 и 25% расходов на эти цели в мире), причем затраты на импорт вооружении и военной техники здесь за последние 6 лет выросли в 1,75 раза.

Сегодня в АТР Россию по величине военного бюджета превосходят Китай и Япония. В результате этого вооруженные силы указанных государств растут по отношению к российским ВС и уже начинают превосходить группировку ВС РФ на Дальнем Востоке, а по отдельным направлениям даже опережать ее. А это всегда влекло нарастание угрозы военного характера обороноспособности и безопасности страны. Для наших соседей появляется соблазн игнорировать интересы ослабшего государства или поставить его на службу своим интересам путем оказания на него давления, включая силовое.

В этом плане следует особенно подчеркнуть значительную вероятность того, что в перспективе именно в Азиатско-Тихоокеанский регион переместится центр мирового противоборства. Сегодня в мире осталась одна сверхдержава – США, которая, используя благоприятно сложившиеся условия и опираясь на своих ближайших союзников, хочет диктовать остальным странам «правила поведения» практически во всех вопросах.

Сегодня немало государств, в том числе Россия, Китай, Индия, большинство стран АСЕАН выступают за построение многополюсной модели мироустройства. Подобная модель наиболее реалистична, однако достижение ее в нынешних условиях, весьма вероятно, все еще лежит через стадию формирования новой «групповой» биполярности, основой которой, можно предположить, станут не социально-экономические различия групп государств, а простое стремление ряда достаточно развитых стран противостоять гегемонистическому диктату и обеспечить себе равные права в решении мировых проблем.

В качестве основной силы, способной в ближайшей перспективе противопоставить свой потенциал американскому, является Китай, хотя сам он всячески стремится удержаться в рамках сотрудничества и соперничества без конфронтации. Поэтому центром, если не противоборства и конфронтации, то уж наверняка жесткой конкуренции и соперничества, станет Северо-Восточная Азия и бассейн Тихого океана.

России же в этих условиях придется очень осторожно и взвешено выбирать свой стратегический курс. Вероятно, удержаться на позиции равноудаленности от обоих полюсов – США и Китая будет очень сложно, ибо каждый из них проявит стремление вовлечь ее в сферу своих интересов или нейтрализовать возможность любого содействия сопернику. Между тем, при нынешней внутренней ситуации в России и при ее геостратегическом положении, она остро нуждается в устойчивых партнерских отношениях и с США, и с Китаем, а также с государствами других крупных регионов (Европы, Ближнего и Среднего Востока, Юго-Восточной Азии и других). Как никогда России необходимо строго и последовательно придерживаться линии на самостоятельность и независимость во внешней политике.

Россия - Китай

Россия - Китай: экспорт леса

Если говорить об АТР, то здесь, скорее всего, будет располагаться «передний край» мирового соперничества, что вызовет новую перегруппировку сил и повлечет изменения общей военно-политической обстановки в регионе. Гегемонистический курс США побуждает Китай наращивать свою военную мощь шаг за шагом, не включаясь напрямую в военную гонку. С другой стороны, эти осторожные ответные действия Китая имеют широкий резонансный эффект, являясь стимулом для США, Японии и других стран Юго-Восточной и Южной Азии, чтобы усиливать военную составляющую своей политики. В этом же контексте, вероятно, можно рассматривать американскую идею создания ПРО региона Северо-Восточной Азии, тем более, что к решению данной проблемы привлекается потенциальный противник Китая – Япония, и рассматривается возможность вовлечения в нее Южной Кореи и Тайваня.

Еще один серьезный, пока еще неосознанный у нас вызов способности России защитить свои интересы в Северо-Восточной Азии и на Тихом океане состоит в охране континентального шельфа и морских экономических зон. Наступающее истощение ресурсов на континентах естественным образом подталкивает густонаселенные страны региона к активному освоению богатых запасов океанов и морей, способных обеспечить их растущие потребности в минеральном сырье и топливе, в различных видах энергии и биологических продуктов, но в первую очередь – продовольствием. Между тем, до сих пор отсутствует надлежащим образом оформленные международные соглашения о разграничении континентального шельфа и морских экономических зон, что порождает споры между странами о границах их владений в тех или районах. В морях, омывающих нашу территорию, действует всего несколько фрагментарных по сути соглашений по этим вопросам.

Все это позволяет с достаточными основаниями прогнозировать нарастание межгосударственной борьбы за обладание доступом к «морским кладовым» планеты и вытекающей из этого необходимости защиты того, что принадлежит собственной стране и является ее национальным достоянием.

По нашему мнению, приоритетные национальные задачи России на дальневосточном направлении могут быть сформулированы следующим образом:

  • безусловное сохранение суверенитета страны и неприкосновенность принадлежащих России территориальных дальневосточных вод, исключительных экономических зон и ресурсов континентального шельфа;
  • недопустимость реализации военных угроз с морских направлений и эскалации военно-морской деятельности в дальневосточной и северной морских зонах и океанских районах, прилегающих к территории России на Дальнем Востоке;
  • на основе международных соглашений свобода в экономической и промысловой деятельности России в Мировом океане и открытый доступ к океанским ресурсам, не находящиеся под юрисдикцией других государств;
  • свобода торгового мореплавания и беспрепятственность морским и океанским коммуникациям;
  • соблюдение принятых международных соглашений по морскому праву и международно-правовое решение между государствами вопросов, связанных с разделом биологических, минеральных и химических ресурсов Мирового океана;
  • проведение в Мировом океане активного внешнеполитического курса, направленного на упрочнение России как великой морской державы;
  • сохранение жизнедеятельности населения в безопасном техногенном и экологически чистом море.

Что касается внешнеполитических приоритетов в разработке стратегии России в АТР прежде всего следует назвать:

  • придание российско-американским отношениям полноценного азиатского измерения как в экономической области, так и в сфере безопасности;
  • наполнение конкретным содержанием стратегического партнерства России с Китаем и Индией;
  • развитие сотрудничества с Японией;
  • содействие мирному процессу на Корейском полуострове;
  • разработка долгосрочной, комплексной программы сотрудничества со странами Северо-Восточной Азии в интересах социально-экономического развития российского Дальнего Востока и интеграции РФ в экономику АТР.

Названные приоритеты взаимосвязаны. Однако ключевое значение среди них имеет развитие отношений стратегического партнерства с Китаем и наполнение его реальным содержанием. В настоящее время в мире фактически идет борьба за Китай. США, Япония и развитый Запад в целом предлагают максимум усилий для того, чтобы «привязать» Китай экономически, вовлечь его в свои «объятия». В этом плане КНР уже стал фактически неотъемлемым компонентом процесса глобализации. Необходимо иметь ввиду, что и США, и Западу в целом удалось создать внутри КНР мощное прозападное лобби, прежде всего в среде экономической элиты. США не скупятся в затратах на подготовку высокопрофессиональной китайской элиты и идеологическую и культурогенную обработку молодежи. Вся нынешняя система образования от средних до высших школ, созданная в 50-х годах по советскому образцу, ныне перестраивается по американской системе. Ключевые университеты фактически находятся пот патронажем крупных американских и западноевропейских фондов. Английский язык фактически вытеснил русский в качестве главного иностранного языка.

Россия - Китай сравнение армий

Россия - Китай сравнение

Не без поддержки извне в Китае создается неблагоприятный образ России, в исторических исследованиях делаются попытки изобразить ее исторически главным агрессором и врагом Китая, а роль США приукрашивается. В учебниках истории, вопреки указанию Дэн Сяопина «Закрыть прошлое, открыть будущее» все былые реальные и надуманные претензии Китая к царской России, и к Советскому Союзу воспроизводятся лишь в несколько смягченной форме. Все эти факты говорят о том, что внутри Китая по вопросу об отношении к России идет определенная борьба, и линия Цзян Цземина на добрососедство и стратегическое партнерство с нашей страной подвергается де-факто определенной критике со стороны прозападных националистических элементов. Перед лицом грядущей смены поколений в руководстве страной инициатива Цзян Цземина о заключении Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве с Россией становится особенно понятной и необходимой.

Приоритетным для России является участие в интеграционных процессах глобального и регионального уровня, создавая при этом общую базу сотрудничества с Китаем и другими важнейшими странами АТР. На повестке дня – трансформация взаимодействия по схеме АСЕАН+3 (Китай, Япония, Южная Корея) на схему АСЕАН+4 с подключением России, а возможно, и США. Особое внимание следует уделить деятельности Регионального форума АСЕАН (АРФ), заявляющего о себе как о важной части все более проявляющейся новой системы безопасности в Восточной Азии.

Важным аспектом стратегии России в АТР является развитие идей и практики стратегического треугольника Россия-Китай-Индия. Разумеется на современном этапе трехстороннее сотрудничество может развиваться лишь на базе взаимодействия в защите национальных интересов перед лицом общих вызовов глобализации и не может носить прямой антиамериканской направленности.

В последние годы произошли позитивные подвижки в наших отношениях с Японией, однако эти отношения не сбалансированы и их состояние далеко не отвечает потенциалу обеих стран. Активизация в последние годы контактов в политической и военной сферах происходит на фоне длительного застоя в торгово-экономических связях.

Возрастающее влияние на выработку конструктивного курса Японии в отношении России будут играть следующие факторы, которые целесообразно гибко и последовательно использовать российской дипломатии:

  1. Заинтересованность Японии в конструктивном и прагматичном развитии российско-японских отношений в условиях нарастания конфликтности экономических, политических и военных интересов Японии с США и КНР. Развитие всесторонних контактов с Россией должно «уравновешивать» трехсторонние отношения.
  2. Опасения японской стороны в отношении нарастающей всесторонней мощи Китая и растущие сомнения в отношении американской стратегии на китайском направлении в целом, которая может реализовываться за счет интересов Токио.
  3. В силу хорошо известных исторических противоречий долгосрочного характера с региональными странами (КНР, КНДР, странами АСЕАН, РК) у Японии, кроме России, нет альтернативы укрепить свои позиции как политического центра, прежде всего, в регионе. С учетом этого представляется целесообразным для России инициировать привлечение Японии в разумных пределах в двустороннее и многостороннее сотрудничество по вопросам стратегической стабильности в АТР и в мире в целом.

В территориальном вопросе, на наш взгляд, Россия могла бы, не проявляя торопливости, и , опираясь на Декларацию 1956 г.., совместное российско-японское Иркутское заявление от 25 марта 2001 г., постепенно «выхолащивать» Токийскую 1993 г. и Московскую 1998 г. декларации, вести дело к окончательному и взаимоприемлемому решению территориальной проблемы. То значение, которое в прессе уделяется спору по поводу принадлежности ряда островов Южно-Курильской гряды, представляется излишне драматизируемым. Бесспорно, в Японии, как и в любой стране, имеется определенное число лиц, настроенных крайне националистически, но их позиция сегодня не отражает мнения подавляющего большинства японской нации.

атом

В полном размере: Ядерное оружие в мире

Реально осложняют и тормозят развитие двусторонних деловых отношений не вопрос о «северных территориях» (аналогичные проблемы есть у Японии и с Китаем, и с двумя Кореями), а в большей степени неблагополучие состояния нашей экономики и недостатки правового обеспечения торговой и инвестиционной деятельности японского бизнеса в нашей стране, а также целенаправленная работа определенных внешних конкурирующих сил, направленная против расширения российско-японских отношений.

Тем не менее нельзя полностью сбрасывать со счетов и возможность неблагоприятного для России поворота в политике Японии. В этой стране есть влиятельные группировки, выступающие за ремилитаризацию, чтобы стимулировать экономический подъем. В этой связи нельзя исключать опасность выхода на первый план силового решения проблемы спорных территорий., особенно в процессе нарастания противоречий между ее союзником – США - и основным конкурентом в регионе – Китаем при явно прокитайской позиции России.

Такая возможность диктует необходимость существенного усиления нашей военной и, прежде всего, военно-морской группировке на Дальнем Востоке, ибо предметом спора являются острова. Между тем, соотношение корабельного состава японского флота и российского Тихоокеанского флота сегодня уже далеко не в нашу пользу. По надводным кораблям основных классов оно подошло к 6-кратному значению и продолжает расти (у Японии 55 эсминцев и фрегатов при 6 строящихся, у нас – 9 при одном крейсере), по минно-тральным кораблям почти 4-кратное (31 против 8), по специализированным десантным кораблям более чем 2-кратное (у них 9 при 2-х строящихся, у нас 4). И лишь по подводным силам мы сохраняем относительное преимущество, так как при примерном равенстве субмарин общего назначения – 16 и 15 – у нас 10 являются атомными.

При этом демилитаризация нами Курильских островов и вывод оттуда военных сил не только снижает возможности по их обороне, но и порождает у населения всего Приморья чувство «брошенности» его Центром, что в свою очередь порождает стремление местных жителей покинуть эти территории (население Дальнего Востока сократилось на 800 тыс. человек).

Обстановка на Корейском полуострове хотя и улучшилась, но остается неустойчивой. Здесь не исключена трансформация подходов США к способам выполнения своих обязательств перед Южной Кореей. Это вытекает из новой стратегической концепции ведения современных войн. Она предусматривает снижение значения сухопутных операций и даже исключение их из активной фазы боевых действий, в которых основная роль отводится авиации, флоту и космическим средствам, высокоточные удары которых уничтожают военный и экономический потенциал противника, принуждая его к капитуляции. В таких условиях нахождение американских войск непосредственно на территории данной страны становится не только излишним, но и вредным с точки зрения минимизации потерь личного состава в случае вооруженного конфликта.

Поэтому при политических маневрах в ходе противоборства с Китаем и поддерживающими его государствами АТР американцы вполне могут сделать идею сокращения и даже вывода своего воинского контингента из Южной Кореи предметом торга для достижения собственных целей при решении иных проблем в регионе, например, тайваньской.

Конечно, развитие ситуации здесь будет во многом зависеть, прежде всего, от динамики развития межкорейского диалога, хотя перспективы объединения Севера и Юга Кореи пока еще весьма призрачны. Для этого нет политической, экономической и идеологической базы, да и каждая из сторон по-своему понимает объединение. Напряженность в Корее будет сохраняться еще довольно долго. Поэтому со стороны США и их союзников можно ожидать продолжения «демонизации» режима Пхеньяна и запугивания всех якобы исходящей от него угрозой. России же в таких условиях следует сбалансировано закреплять свое присутствие как на Юге, так и на Севере Кореи с целью – не допустить возникновения конфликтной ситуации на полуострове, в который, как показывает недавний югославский опыт, да и опыт самой Кореи в прошлом, непременно будут вовлечены третьи силы, что, в конечном итоге, может отразиться на интересах безопасности нашей страны на Дальнем Востоке.

Ракеты атом

«Морская доктрина Российской Федерации на период до 2020 года» предполагает, что освоение пространств и ресурсов Мирового океана явится одним из главных направлений развития мировой цивилизации в третьем тысячелетии. Доктрина определяет первостепенным для обеспечения всех видов морской деятельности кадровое обеспечение, которое предусматривает создание условий для сохранения и привлечения квалифицированных кадров в плавсостав и в сферу управления морской деятельностью; сохранение и развитие образования со специализацией на все виды морской деятельности; создание системы подготовки органов государственной власти субъектов Российской Федерации в области морской деятельности; укрепление российских морских традиций, расширение сети морских детских школ, клубов юных моряков, рассматривая обучение в них как начальную ступень подготовки к службе и работе в российском флоте; обеспечение государственной поддержки в создании и эксплуатации учебных судов, материально-технической базы образовательных учреждений морского профиля. В свою очередь, gравительство России рассматривает развитие системы военно-морского профессионального образования как одно из приоритетных направлений в планах строительства Военно-морского флота, поскольку от профессиональной подготовленности военных моряков, их преданности Отечеству, способности выполнить свой воинский долг в значительной степени зависит их боевая готовность и боеспособность ВМФ.

Подготовку кадров ВМФ (а также других родов войск) непосредственно в Дальневосточном регионе осуществляет Учебный военный центр Дальневосточного федерального университета (УВЦ ДВФУ).

УВЦ ДВФУ был создан Постановлением Правительства РФ в 2008 г и на сегодняшний день произвел уже 4 выпуска офицеров. Правительство Российской Федерации в настоящее время ставит перед Учебным военным центром в качестве первоочередных следующие задачи:

  1. Подготовка для Вооруженных Сил РФ, других министерств и ведомств офицеров – дипломированных (квалифицированных) специалистов с двумя образованиями: гражданским и военным.
  2. Проведение воспитательной, военно-патриотической, профессионально-ориентационной работы со студентами и выпускниками средних образовательных учреждений.
  3. Поддержание качества образовательного процесса на уровне требований руководящих документов. Повышение квалификации и переподготовка офицеров, в том числе командного и преподавательского состава.
  4. Организация и проведение фундаментальных, поисковых и прикладных исследований, направленных на решение проблем укрепления боеготовности ВМФ и совершенствования военного образования.

Несмотря на все трудности последних лет, УВЦ ДВФУ достойно выполняет свое предназначение, выделяясь не только среди военных, но и среди гражданских вузов. Главное – это преподавательские кадры. Следует отметить, что профессорско-преподавательский состав УВЦ состоит из офицеров, наиболее подготовленных специалистов своего дела. Многие офицеры занимали высокие военные должности, командовали атомными подводными лодками, воинскими частями, управлениями флотов. Есть и ветераны боевых действий (например, подполковник С.Р. Кудряшов, полковник С.В. Неделин). Именно такие Педагоги (с большой буквы) способны научить будущих защитников Отечества не только основам военной специальности, но и чувству патриотизма, без которого не может и быть полноценного военного (да и гражданского) профессионала.

Количество ученых в Учебном военном центре в последние годы неуклонно растет, что позволяет обеспечить уче6бный процесс на уровне требований не только Министерства обороны, но и Министерства образования и науки. В повышении квалификации педагогов большую роль играет то, что многие из них обучаются в магистратуре и аспирантуре, защищают диссертации.

Обеспечение интересов России и ее национальной безопасности в дальневосточной и северной зонах должно стать в нынешних условиях важной составляющей общегосударственной политики России и одним из основных факторов, определяющих сохранение за нашей страной статуса великой державы. Свои геополитические интересы в Мировом океане Российская Федерация должна обеспечивать в соответствии с национальной морской стратегией. В целом политика и стратегия России и АТР должна учитывать благоприятные и неблагоприятные факторы для ее национальных интересов и прилагать максимум усилий для создания  благоприятных внешних условий, способствующих мирному развитию России, особенно ее сибирских и дальневосточных регионов, формировать политические, правовые предпосылки для расширения выгодных для нас экономических связей с государствами любой ориентации как в АТР, так и в других регионах мира. Главное – обеспечить согласованность действий федерального Центра и регионов в осуществлении уже выработанных и утвержденных президентом концепций и доктрин комплексной безопасности страны, внешней политики, а также разрабатываемых ныне долгосрочных планов социально-экономического развития Сибири и Дальнего Востока.


Литература

1. Федюк Р.С., Мочалов А.В. Строительство социального жилья на Дальнем Востоке // Наука, образование, инновации: пути развития : материалы Пятой всероссийской научно-практической конференции (18–20 марта 2014 г.) / отв. за вып. Я.В. Ганич. – Ч. II. – Петропавловск-Камчатский : КамчатГТУ, 2014. – С. 134-136.

2. Федюк Р.С., Мочалов А.В., Ильинский Ю.Ю. Привлечение прямых инвестиций в Приморский край // Актуальные вопросы экономического развития регионов: материалы Международной научно-практической конференции. 8 июня 2013 г. – Пятигорск: Рекламно-информационное агентство на Кавминводах, 2013. – С. 178-183.

3. Федюк Р.С., Мочалов А.В., Ильинский Ю.Ю., Евдокимова Ю.Г.Пути решения социально-демографических проблем Приморья // Глобализация, региональное развитие и проблемы окружающей среды : сборник материалов международной научно-практической конференции (сентябрь 2013 г.) / отв. ред.: В. Н. Ефанов, Е. Н. Лисицына. – Южно-Сахалинск : изд-во СахГУ, 2013. – С. 177-180

4. Белоусов А.А. Россия и ее национальная безопасность в Азиатско-Тихоокеанском регионе (вызовы и перспективы сотрудничества) // Национальная морская политика Российской Федерации на Дальнем Востоке: проблемы и пути обеспечения стратегических интересов государства в Мировом океане: Материалы международной науч.-практ. конф. – Владивосток: Изд-во ДВГТУ, 2003- С. 92-101.

5. Федюк Р.С., Мочалов А.В., Козлов П.Г. Формирование профессиональной компетентности будущих офицеров в учебных военных центрах // Вестник Дальневосточного регионального учебно – методического центра: информационно - аналитический сборник. – Владивосток: Дальневост. федерал. ун-т, 2014. – С. 139-143.

6. Федюк Р.С., Тимохин А.М., Муталибов З.А. Привлечение студентов в науку // Наука, образование, инновации: пути развития : материалы Пятой всероссийской научно-практической конференции (18–20 марта 2014 г.) / отв. за вып. Я.В. Ганич. – Ч. II. – Петропавловск-Камчатский : КамчатГТУ, 2014. – С. 89-91.

7. Федюк Р.С., Мочалов А.В., Ильинский Ю.Ю. Опыт мотивации студентов к научной деятельности // Ресурсоэффективные системы в управлении и контроле: взгляд в будущее: сборник научных трудов II Международной конференции школьников, студентов, аспирантов, молодых ученых в 4т. Т.3 / Томский политехнический университет. − Томск: Изд-во Томского политехнического университета, 2013. − С. 87-88.

8. Приходько Б.Ф. Роль и задачи Владивостокского морского собрания по координации и взаимодействию усилий в вопросах формирования и реализации морской политики Российской Федерации на Дальнем Востоке // Национальная морская политика Российской Федерации на Дальнем Востоке: проблемы и пути обеспечения стратегических интересов государства в Мировом океане: Материалы международной науч.-практ. конф. – Владивосток: Изд-во ДВГТУ, 2003- С. 4-7.

9. Федюк Р.С. Динамика строительства жилья в КНР // Актуальные проблемы развития КНР в процессе ее регионализации и глобализации:материалы VI Межд. науч.-практ. конф. - Чита: ЗабГУ, 2014. – с. 134-138.

10. Федюк Р.С. Экономическое сотрудничество Приморского края Российской Федерации и Китая // Международные отношения: история, теория, практика : материалы IV науч.-практ. конф. молодых ученых фак. междунар. отношений БГУ, Минск, 4 февр. 2014 г. / редкол.: В. Г. Шадурский [и др.]. – Минск: Изд. центр БГУ, 2014. – С. 125-127 http://elib.bsu.by/handle/123456789/95768.

11. Федюк Р.С., Мочалов А.В., Муталибов З.А., Ильинский Ю.Ю. Учебные военные центры как альтернатива высшим военным учебным заведениям // Проблемы совершенствования качества образования: Сборник мат-лов Пятой Междунар. науч.-практ. конф. – Орехово-Зуево, 2013. – С. 48-52.

12. Федоров В.Д. О результатах деятельности органов исполнительной власти дальневосточных субъектов Российской Федерации в ходе подготовки и проведения командно-штабного учения Тихоокеанского флота // Национальная морская политика Российской Федерации на Дальнем Востоке: проблемы и пути обеспечения стратегических интересов государства в Мировом океане: Материалы международной науч.-практ. конф. – Владивосток: Изд-во ДВГТУ, 2003- С. 8-13.

13. Федюк Р.С. Модернизация военного образования // Актуальные вопросы модернизации экономики и профессионального образования: материалы 11-й Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и магистрантов, 20 марта 2014 г., Екатеринбург / под ред. Т.К. Руткаускас; Рос. гос. проф.-пед. ун-т. Екатеринбург, 2014. – С. 255-256.

14. Федюк Р.С. Инвентаризация имущества в Вооруженных Силах России // Матеріали ІІI Міжнародної науково-практичної конференції «Удосконалення обліково-аналітичного забезпечення управління діяльністю суб’єктів господарювання» / Ред.кол.Веретенников В.І. та ін. – Макіївка: МЕГІ. – 2014. – С. 131-133.

15. Федюк Р.С., Мочалов А.В., Ильинский Ю.Ю., Евдокимова Ю.Г. Философское исследование телесности в традиционной культуре народов Дальнего Востока // Інноваційний розвиток суспільства за умов крос-культурних взаємодій: Збірник матеріалів VI Міжнародної науково-практичної конференції для студентів, аспірантів, науковців. – Суми: РВВ СОІППО, СВС Панасенко І.М., 2013 – С. 192-196 http://itea-conf.org.ua/ids3ci-2013/proceedings

16. Иванков А.Е. Об основных проблемах реализации морской политики России в морском пограничном пространстве Тихоокеанского региона // Национальная морская политика Российской Федерации на Дальнем Востоке: проблемы и пути обеспечения стратегических интересов государства в Мировом океане: Материалы международной науч.-практ. конф. – Владивосток: Изд-во ДВГТУ, 2003- С. 33-41.

17. Федюк Р.С. Обучение будущих лейтенантов на базе гражданских вузов // Проблемы совершенствования качества образования: Сборник трудов Шестой международной научно-практической конференции. – Орехово-Зуево, 2012. – с. 92-96.

18. Федюк Р.С., Тимохин А.М., Муталибов З.А. Аспекты социально-экономической модернизации Индии // «Индия и Центральная Азия: проблемы и перспективы сотрудничества». Материалы международной научной конференции. Астана, 20-21 сентября 2013 – Астана: Евразийский Национальный Университет им Л.Н. Гумилева, 2014. –С. 163-175.

19. Федюк Р.С., Мочалов А.В., Муталибов З.А., Ильинский Ю.Ю. Уникальность радиационного режима юга Дальнего Востока России // Фундаментальные и прикладные аспекты создания биосферосовместимых систем: материалы международной научно-технической интернет-конференции (декабрь 2012г., г. Орел), Госуниверситет – УНПК. – Орел: Госуниверситет – УНПК, 2013. – С. 39-42.

20. Литвиненко Е.Я. Роль военно-морского образования в решении задач национальной морской политики на Дальнем Востоке России // Национальная морская политика Российской Федерации на Дальнем Востоке: проблемы и пути обеспечения стратегических интересов государства в Мировом океане: Материалы международной науч.-практ. конф. – Владивосток: Изд-во ДВГТУ, 2003- С. 42-45.

21. Федюк Р.С. Темпы строительства жилья в Китае // Развитие теории и практики управления социальными и экономическими системами : материалы Третьей международной научно-практической конференции (13–15 мая 2014 г.) / отв. за вып. Я.В. Ганич. – Часть II. – Петропавловск-Камчатский : КамчатГТУ, 2014. –С. 134-136.

22. Федюк Р.С. Проблемы финансовой стабильности // III Международный молодежный форум финансистов. Москва 6 -7 декабря 2013 года / ФГОБУ ВПО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации»
Под ред. О.В. Карамовой и А.П. Буевич — М.: Финансовый университет, 2013. — Финансовый университет [сайт]. [2013].
URL: http://conf.fa.ru/archive/Fa_2013/index.htm.

23. Федюк Р.С., Мочалов А.В., Ильинский Ю.Ю., Евдокимова Ю.Г. Урбанизация и строительство городов в Китае // Россия и Китай: проблемы стратегического взаимодействия: сборник Восточного центра. 2013. № 13. С. 45-54.


Источник: http://vk.cc/37sdNg