Нынешняя Россия в роли слабого СССР идеально подходит всем недругам Москвы. И ее внешняя политика окончательно убедила США, что им пора вернуться на мировую арену в своем традиционном качестве

Жесткие европейцы

Траектория российско-американских отношений, заданная Вашингтоном после крымских событий и начала конфликта на востоке Украины, была настолько проста и прямолинейна, что практически не оставляла пространства для маневра. Россия, с другой стороны, сразу же заявила, что ничего не будет предпринимать, чтобы добиться изменения этой траектории, а Крым, ставший спусковым крючком всей ситуации, вообще обсуждать не намерена. Поля для маневра не оказалось и тут, стороны сами связали себе руки.

Мировое сообщество интересовало лишь то, удастся ли США построить под свою стратегию союзников, в первую очередь Евросоюз, основного торгового партнера Москвы. Удалось. Даже более чем. Сегодня некоторые европейские союзники США занимают в отношении Москвы позицию еще жестче, чем Белый дом. Европа стала главной движущей силой реализации вашингтонской стратегии сдерживания России. Теперь скорее не Вашингтон давит на союзников, а они — на Вашингтон, опасаясь, что не любящий конфронтаций Барак Обама даст слабину.

Между тем за этот год США совершили настоящую революцию в отношениях с Кубой, переиграв там Россию, а также значительно продвинулись в решении пресловутой иранской проблемы, принудив Москву — по крайней мере, пока — принять вашингтонский план. Америке в немалой степени даже удалось договориться с Москвой по поводу Сирии, хотя до приемлемого решения вопроса еще очень далеко. Вашингтон заметно улучшил непростые отношения с Индией, а также Латинской Америкой, в том числе со своим недавним главным раздражителем — Венесуэлой.

Возвращение США

Есть и крупные потери — острые тактические разногласия с Израилем, а также необходимость пересмотра стратегических для Америки отношений со странами Персидского залива, вызванная стремлением США стать лидером глобального энергетического рынка. Однако в целом необходимо признать, что США сегодня удалось в значительной степени вернуть себе глобальное лидерство, об утрате которого там много писали еще несколько лет назад. Внешняя политика Обамы, которую жестоко критиковали как сами американцы, так и союзники США, стала получать все больше поддержки.

Конечно, даже самые оголтелые патриоты не говорят про новый Pax Americana, однако влияние США на мир находится на подъеме. И, как ни парадоксально, его еще больше подхлестнул их собственный просчет в анализе российских действий в Крыму. Перефразируя Александра Горчакова, Америка наконец заканчивает сосредоточиваться после сентября 2001 года. Ее элита в целом достигла определенного внутреннего консенсуса по поводу места США в новом миропорядке и начинает его постепенно занимать.

Россия получила Крым, который у нее никто уже отнять не сможет, и рекордную популярность президента Путина внутри страны. Но именно Крым и события на востоке Украины стали последним аргументом для колеблющегося Вашингтона в необходимости их полноценного возвращения на мировую арену в сравнительно традиционном для себя качестве. Невнятная «доктрина Обамы» приказала долго жить. Что придет на ее место, пока неясно.

В годы холодной войны США со своими союзниками, как известно, контролировали примерно половину политического мира. Вторую половину так или иначе контролировал со своими союзниками СССР. Конечно, Вашингтону никогда уже не удастся достичь такого масштаба глобального контроля, как тогда. Однако, с другой стороны, сегодня нет и не предвидится сил, способных не только консолидировать сколько-нибудь значимую часть оставшегося мира, но еще и придать ей последовательную антиамериканскую направленность. Если пару лет назад кое-где в мире росло серьезное желание рассматривать Россию как альтернативную Америке международную силу, то теперь оно практически испарилось. Многие — справедливо или нет — полагают, что Россия отказалась от имиджа страны с привлекательной и честной внешней политикой, в чем так нуждается современный мир.

Очевидно, что даже новый экономический партнер России Китай в ближайшие десятилетия не пойдет на политическое, а тем более военное обострение отношений с Западом, выходящее за локальные рамки. Китай, скорее, заинтересован ликвидировать монополию Японии, которая многие десятилетия является главным представителем Азии в составе «большого Запада». Эту роль Пекин все более откровенно начинает брать на себя. С Россией в качестве своей бензоколонки он сможет это сделать быстрее и эффективнее.

Тот же СССР, но слабый

Майские визиты государственного секретаря США Джона Керри и его заместителя в Россию, многочасовые переговоры с руководителями страны пробудили некоторые надежды на то, что администрация Обамы начала корректировать свою российскую политику. Это действительно так, но совсем не в том направлении, как показалось было оптимистам. Визит Керри был призван продемонстрировать европейским союзникам США, что Белый дом отнюдь не намерен занимать пассивную позицию в отношениях с Россией, не будет оставлять их в одиночку реализовывать вашингтонскую стратегию. Этот же сигнал получили оппоненты Обамы внутри самих США. А кроме Украины у Белого дома есть и другие вопросы, которые необходимо обсуждать с Москвой. Вашингтон никогда и не намеревался полностью прерывать двусторонное общение.

Пик постсоветского внешнеполитического влияния Москвы пришелся на середину прошлого десятилетия, когда она вместе с основными европейскими державами выступала противовесом политики США на Ближнем Востоке и была одним из основных голосов в «Большой Восьмерке». Теперь этот пик прошел. Запад сейчас воспринимает Россию в ее традиционной роли: страна, пугающая как европейцев, так и соседей по Евразии. Москва объединила Запад, помогла США вернуть свою лидирующую роль в значительной части мира, а НАТО обрести потерянный было смысл. Новоиспеченные члены ЕС и НАТО получили самый непробиваемый аргумент в пользу нахождения в этих структурах.

Нынешняя Россия в роли слабого СССР — идеальный вариант для западных ястребов и вообще всех недругов и конкурентов Москвы. В этом смысле внешняя политика Путина их устраивает как нельзя лучше. Ее изменения никто из них особенно не хочет. Для Запада, который так и не сумел после окончания холодной войны предложить России адекватную роль, такая ситуация привычнее. Так же как и для многих в России, предпочитающей решать свои внутриполитические проблемы через противостояние с внешними врагами.

Жить без России

Хорошая иллюстрация — нынешние санкции. С одной стороны, любые санкции — неэффективный, слишком медленный и всех раздражающий метод внешнеполитического давления. Но с другой — обе стороны быстро приспособились жить в новых условиях. В России уверяют, что санкции помогут ей создать наконец свою национальную экономику, что цена санкций для Запада слишком высока. Конечно, и то, и другое не совсем соответствует действительности. В политических кругах США сегодня обсуждается вопрос о дальнейшем усилении санкционного давления на Россию.

Однако главный вред от санкций совсем в другом: они создают новую реальность. Когда Москва заявляет, что научилась жить в условиях санкций, нашла новых партнеров и источники финансирования, не следует забывать, что то же самое, но быстрее и эффективнее происходит на Западе. Запад давно примирился с потерями и учится жить без России. Да, рано или поздно санкции отменят. Но это уже не вернет глобальную экономику в досанкционную реальность. К сожалению, Россия еще очень долго будет рассматриваться как страна неоправданно высокого политического и финансового риска для того, чтобы развивать с ней общий бизнес. В свою очередь, Россия еще долго будет испытывать недоверие к западным политическим институтам и обиду на не понимающий ее мир.

Президентские выборы 2016 года в США не изменят этого негативного тренда. Очевидно, что перед будущим президентом США — кто бы им ни оказался — не стоит и в обозримом будущем не будет стоять ни одной значимой проблемы, которую можно было бы решить только путем радикального улучшения отношений с Москвой. В США нет запроса на улучшение этих отношений, и будущему президенту страны нет политической или экономической необходимости тратить на это свой политический капитал. Тем более что еще свежа в памяти провалившаяся «перезагрузка» Обамы. Я хотел бы ошибаться, но думаю, что мы вступили как минимум в десятилетие напряженных отношений России и Запада. И потенциал их дальнейшего обострения далеко еще не исчерпан. Надо быть реалистами.

http://daily.rbc.ru/opinions/politics/04/06/2015/556dac1a9a79470fb4135f73