В статье «придворного» журналиста Госдепа Майкла Хирша в Foreign Affairs (№ 3, май/июнь 2013 г), посвящённой уходу Хиллари Клинтон с поста Госсекретаря завуалировано высказывается сожаление о том, что США «наломали дров» на Ближнем Востоке. При этом, что самое основное – внешнеполитическая стратегия, с которой демократы пришли в Белый Дом – переориентация на Азию – так и не была воплощена в жизнь.

Это не впервой – Джордж Буш-младший приходил в Вашингтон с программой изоляционизма, ведь именно на таких позициях изначально стояла советник по национальной безопасности Кондолизза Райс. Не прошло и года после противоречивой победы над Гором, как грянул 9/11. Ближний Восток властно требует внимания сверхдержавы к себе.

Карта в полном размере: Базы США на Ближнем Востоке

Карта в полном размере: Базы США на Ближнем Востоке

Между тем, соревнование за влияние между советником по национальной безопасности и госсекретарём часто является традиционным для Белого Дома. А сегодня за внешнюю политику США отвечают аж три чиновника – откровенный ястреб и наследница Клинтон, советник по национальной безопасности Сьюзен Райс ( 1 июля сменившая на этой должности представителя Уолл-Стрит Томаса Донилона), и два партийных представителя — вице-президент Джо Байден и собственно, Джон Керри. Кроме того, другой представитель Уолл-стрит, Джек Лью был перемещен с должности главы администрации Обамы на место главного казначея страны, а на его место пришел спортсмен, военный, католик и партийный активист Деннис Макдоноу – специалист в сфере безопасности. И если Джон Керри, в силу богатств своей супруги – скорее голубь, чем ястреб, то Джо Байден – наоборот. Но все они понимают, что необходимо как-то выпутываться из сложившейся ситуации на Ближнем Востоке.

Недаром разразился критикой в отношении устроенного в регионе бардака Збигнев Бжезинский, в 2008 году консультировавший команду Обамы. «Бардак» в данном контексте означает, что там, где нужно давить – США ведут себя уклончиво, а там, где надо отступить – наоборот, упираются. Трудно сказать, в чём ныне состоит политика США в регионе – раньше она была гораздо прозрачнее.

Ближний Восток - этническая карта

Карта в полном размере: Ближний Восток - национальности

Так, при Билле Клинтоне Израиль оставался союзником, но педалировалось урегулирование конфликта с палестинцами, в частности и потому Вашингтон вежливо терпел военные режимы арабского социализма, а из нефтяных королевств импортировал сырьё, поставляя оружие, изолируя Иран и игнорируя Ливию.

При Буше-младшем начался отход от безусловной поддержки Израиля, а нефтяные монархии стали превращаться в союзников, альтернативных воинственному Израилю и кемалистским Турции и Египту. Именно Буш-младший начал подрывать светские военные режимы, разгромив Ирак. Республиканцы предложили «реконструкцию Ближнего Востока» огнём и мечом. Эта реконструкция оказалась слишком дорогостоящей – война, цинично говоря, неплохой бизнес, но в итоге Америка рассорилась с европейскими союзниками и Россией, Вашингтон захлестнула коррупция среди военных подрядчиков, и кредитно-бюджетный пузырь лопнул.

Ближний Восток - религии

Карта в полном размере: Ближний Восток - религии

Барак Обама пришёл на дымящиеся развалины – экономики и внешней политики. Отношения с европейскими союзниками были восстановлены (так было вплоть до PRISM-гейта), ряд конфликтных вопросов с Россией был снят и/или смягчена острота этих вопросов. Обама старается переложить часть ответственности за управление миром на европейских «альянтов» по НАТО и других союзников в разных регионах мира. Но что мы увидели?

Европа продолжает оставаться доминионом США в военно-политическом отношении – ибо ей так комфортно, леваки и зеленые возражают против роста оборонных расходов, хотя мир вовсе не так спокоен, как в 90-е, а фронт в 2000-е приблизился к границам ЕС и его зоны влияния. Между тем, в «арабской весне» именно мягкая сила ЕС, накладываясь на отчаянную энергетику молодежи из нового среднего класса — сыграла ключевую роль. Именно благодаря магии «Мира Эспрессо», лишь в Ливии потребовалось полномасштабное вмешательство НАТО – кстати, идея Сьюзен Райс, тогда — посла США в ООН, так и не сдюжившей выдвижение в госсекретари из-за своей излишней ястребиности. Но советник по национальной безопасности, в отличие от госсекретаря, не обременен ведомством и рутинными визитами, а значит – президент для него доступнее, нежели для главы Госдепа.

Новый Ближний Восток

Карта предположительного раздела Ближнего востока

Однако, глубина вестернизации региона оказалась переоценена, так что незадачливого Дэвида Пэтреуса не зря убрали с поста главы ЦРУ: его амуры – лишь повод, для отвода глаз. Убийство американского посла – это пик некомпетентности спецслужбы, и кто-то должен был быть примерно наказан. Тем более, что Байден терпеть не может военных, и ранее выжил Стэнли Маккристалла с поста главнокомандующего контингентом в Афганистане, когда тот, в иронической форме, всего лишь выразил сомнение в эффективности американской политики в этой стране.

Вестернизация Ближнего Востока и северной Африки (впрочем, можно назвать этот регион откровеннее и проще – Южного Фронтира между Миром Эспрессо и Миром Джезвы!) сконцентрирована в столицах и на побережье, оазисах «мира эспрессо», европейского образа жизни. Но их, как средневековые королевства крестоносцев, окружает «Мир Джезвы», традиционализма, из барханов которого и идут непрерывной вереницей умертвия-шахиды, добровольцы для не скупящихся на щедрые похоронки с юга Аравийского полуострова полевых командиров. Перебить их всех – это выглядит слишком дорого, и негативно отразится на имидже западного гуманизма, и без того изрядно подпорченном. Значит, необходима более гибкая тактика обезвреживания угроз для Цивилизации и подготовки наступления на гнезда распространения вооруженного мракобесия.

Ближний восток - нефть и газ

Карта в полном размере: Ближний восток - нефть и газ

К сожалению, в качестве союзников монархии Залива оказались более эффективными, нежели страны ЕС. СА и Катар, конечно, уже успели испугаться – признав, синхронно со своим противником Сирией, новую власть в Египте. Сожаление США по поводу инцидента с Мурси выглядит двойной игрой – ведь, по сообщению The Hill, члены комитетов по разведке Палаты представителей и Сената США проголосовали за приостановку военной помощи сирийским повстанцам. Но отцепиться от всех этих «новых союзничков» Белому Дому будет очень непросто. Бросить новые режимы и квазигосударства – тоже не представляется возможным, поскольку наслаждавшиеся «вынужденной близорукостью» Белого Дома, самые разнообразные антиамериканисты, завёрнутые в зелёные флаги станут открыто торжествовать, и перейдут в наступление. В первую очередь, на Израиль – и тогда еврейская община США скушает демократов с потрохами.

По-видимому, Вашингтону необходимо садится за стол переговоров с Москвой, Тегераном, Пекином и другими влиятельными игроками, чтобы определить ближайшее будущее Большого Ближнего Востока. Установить баланс сил. Пока что решительно повели себя лишь египетские военные, отреагировавшие адекватно на покушения Мурси и его сторонников на светский характер египетского государства. Как и у нацистов, тактика джихадистов довольно прозрачная – использование любых союзников ради создания халифата во главе с Аллахом. То, что США подыграли им – ошибка, которую уже осознают в Вашингтоне.

Но как выйти из ситуации, сохранив лицо – пока не знают.

Мир Эспрессо на Востоке пока очень не прочен, хотя и значительно сильнее, скажем, позиций «западников» в России – благодаря быстрому, пусть и не основательному экономическому развитию региона. Его либо стоит поддерживать деньгами, и долго, при этом — поставить у власти умеренных кемалистов и/или сторонников парламентской модели, на условиях полного запрета «политического ислама» (даже по словам Башара Ассада, в комментарии к египетским событиям – «политический ислам» потерпел крах), а если это необходимо — поддержать их точечными военными интервенциями.

Либо – полностью уходить, бежать из региона и замыкаться в США.

Дело в том, что в отношениях с джихадизмом не может быть промежуточных вариантов, невнятицы и «озёр молчания». Ведь эти озёра неизбежно заполнит коричнево-зелёная жижа мракобесия, которая, коля одиночными терактами, нападениями на ключевые объекты и, при первом удобном случае, разливая ядом радиации – обязательно выплеснется в Европу. В Украину. И в Россию.

События «арабской весны» 2011-2012 г.г. и в еще большей степени нынешнее развитие ситуации в Сирии и в Египте показывают, что влияние США на Ближнем Востоке постепенно, но достаточно стабильно снижается. Тот факт, что в свое время Вашингтон уступил ведущую роль в свержении М.Каддафи коалиции НАТО и ваххабитским странам Персидского залива, а сейчас уклоняется от прямого вмешательства в сирийский конфликт, уступая место в этом вопросе Франции, Англии, Саудовской Аравии, Катару и Турции – лишь внешнее проявление этого явления.

Этот процесс начался с Ирака, откуда США вынуждены были уйти, потратив на войну в этой стране 2 трлн.долл. и приведя к власти проиранское правительство. Сейчас предстоит вывод их войск из Афганистана, что серьезно сократит американское военное, да и политическое присутствие в регионе. А явная растерянность администрации Б.Обамы перед лицом антиисламской «контрреволюции» в Египте лишь подкрепляет данный тезис. Конечно, можно встретить рассуждения аналитиков о том, что Ближний Восток уже не столь нужен Вашингтону вследствие «сланцевой революции» в Америке, снизившей зависимость американской экономики от поставок энергоресурсов из арабского мира. Можно рассуждать и о том, что Израиль стал играть меньшую роль в защите на Ближнем Востоке американских интересов. Однако все это – лишь второстепенные факторы.

Главное же заключается в том, что уменьшается доля США в мировой экономике, что уже не позволяет Вашингтону лезть в каждый конфликт в регионе. При этом стремительно растет экономическое присутствие Китая в арабском мире. Также наблюдается увеличение экономической роли ЕС, не говоря уже о существенном возрастании политического влияния на Ближнем Востоке таких крупных региональных игроков, как Иран, Турция и Саудовская Аравия. Кроме того, в свете обострения соперничества на Дальнем Востоке и быстрого роста китайской военной мощи в Тихом океане, регион АТР объективно становится более важным для стратегических интересов США, поскольку именно эта часть планеты стала доминантой мировой экономики, и сами Соединенные Штаты являются частью этого района. Ситуация в нем гораздо важнее для безопасности Америки, нежели обстановка на Ближнем Востоке.

Однако это вовсе не означает, что американцы будут добровольно и в инициативном порядке уходить из этого региона. Просто происходит переакцентирование их приоритетов в арабском мире и в Передней Азии. Сейчас главным для США становится зона Персидского залива. Ведь именно на этот район приходится почти 2/3 мировых запасов нефти. И контроль над ними, включая безопасность и стабильность поступления энергоресурсов Западу, остается приоритетной задачей любой администрации Вашингтона.

После антиисламистской «контрреволюции» в АРЕ и постепенного перехода превосходства к правительственным войскам в Сирии, нарастания шито-суннитского противостояния в Ираке, где власти все больше ориентируются на Иран, Вашингтон предпринимает самые активные шаги по спасению своих союзников в Аравии. Первый шаг уже предпринят – по прямому указу США произошла смена власти в Катаре. Сейчас же американцам нужно сделать все, чтобы обеспечить плавный переход власти и в Саудовской Аравии, где престарелые консерваторы в лице короля и наследного принца при опоре на столь же «возрастных» членов правящей семьи Аль Сауд упорно не хотят уступить власть более молодому (по саудовским меркам) и менее консервативному поколению, которое олицетворяет 64-летний принц Бандар, бывший долгие годы послом в США, а с 2012 года возглавивший саудовские спецслужбы. Он, конечно, не носитель прогрессивно-либеральных идей, но понимает, что проведение реформ общественной жизни и политического устройства страны жизненно необходимы, чтобы избежать прихода в КСА «арабской весны». Бандар тесно связан с Вашингтоном, в том числе имеет прямые доверительные контакты с ЦРУ. Однако пока попытки США модернизировать Саудию наталкиваются на стену непонимания престарелой элиты ваххабитов.

Еще одной точкой усиленного интереса американцев в зоне Персидского залива является Иран, и особенно после замены там президента-радикала Ахмадинеджада на более мягкого Хасана Роухани, который не столь резок в критике Запада. С его приходом на пост главы ИРИ в Вашингтоне связывают большие надежды, включая вопрос ядерной программы страны. Уже просочилась информация о том, что американцы по закрытым каналам связи приступили к контактам с доверенными лицами нового иранского президента для поиска точек компромисса. И это сильно настораживает Эр-Рияд, который ревниво смотрит на любое смягчение американской политики в отношении ИРИ как главного соперника КСА в Персидском заливе и на Ближнем Востоке. Для США это выгодно, так как появилось поле для более активного розыгрыша карты суннито-шиитского конфликта.

Запугивая аравийские монархии иранской угрозой, и одновременно наводя мосты с Тегераном, Вашингтон делает арабские страны Персидского залива более сговорчивыми. Правда, нельзя исключать и того, что в США возобладают сторонники другой линии – делать ставку на шиитов, на районы компактного проживания которых в Персидском заливе (Восточная провинция КСА, Южный Ирак, Иран и т.д.) приходится основная часть запасов углеводородов этого региона. И потом, ведь можно постоянно разжигать суннито-шиитский конфликт, тем самым оправдывая сохранение и даже увеличение американского военного присутствия в Персидском заливе: база ВВС Эль-Удейд в Катаре, база ВМС на Бахрейне, базы сухопутных войск(до 45 тыс.чел) в Кувейте и т.д. Есть среди них и те, кто строит планы выхода из состава КСА Восточной провинции, где добывается вся нефть королевства, и создание на ее базе арабского шиитского государства с включением в него Бахрейна, где 2/3 населения – шииты, с превращением этого нового государственного образования в союзника США. И тогда американцам не надо будет нести ответственность за судьбу ваххабитской династии Аль Саудов, которые сейчас возглавляют страну с населением 30 млн.чел., а достаточно будет обеспечивать стабильность этого нового шиитского арабского государства с населением всего 5 млн.чел. Тем более, что американские базы на Бахрейне и в Катаре как раз находятся в непосредственной близости от него. Причем карту новых границ Аравии якобы уже подготовили англичане как основные эксперты с колониальных времен и раздела Османской империи.

Что касается региона собственно Ближнего Востока (Near East), то в виду бедности его стран и политической нестабильности, американцы скорее всего пойдут на сокращение своего присутствия и влияния в нем, оставив роль экономического и финансового донора ЕС. Главным здесь для Вашингтона останется задача обеспечения безопасности Израиля, но ввиду ослабления Египта, Сирии и палестинской автономии, особых усилий этой не потребует.

Ливия для США стала «несостоявшимся государством» (failed state), а остальные страны Магриба , включая Алжир, Тунис и Марокко, Вашингтон готов отдать в сферу приоритетного влияния Франции, поручив ей заниматься и борьбой с терроризмом в прилегающей к Магрибу сахаро-сахельской зоне.

Ираком американцы сыты по горло и влезать туда еще раз они не намерены. США вполне устроит и распад этой страны на шиитское, суннитское и курдское образования или же трансформацию ее в слабую конфедерацию. Их уже мало волнует то, что Тегеран оказывает решающее воздействие на правительство в Багдаде.

Сдержать же китайскую экспансию в арабский мир в Переднюю Азию Вашингтон просто не способен. Как, впрочем, и возрастание роли в нем вышеупомянутых региональных стран типа Ирана и Турции.

Другой важный аспект изменения баланса сил в арабском мире – это трансформация Лиги арабских государств (ЛАГ) в фактическую марионетку Саудовской Аравии и Катара после переворотов в Египте, Ливии и исключения из нее Сирии. Но теперь, когда в Дохе произошла смена власти, и ее политика будет значительно менее агрессивной, а в Египте поддерживаемые Саудией «Братья-мусульмане» проиграли светской оппозиции, следует ожидать новой реконфигурации сил в Лиге. Это будет обусловлено также и действиями Дамаска, который не сдается и даже наносит мощные удары по боевикам мятежников, да еще и в Турции прокатилась волна антиисламистских выступлений. В этих условиях, скорее всего, арабские монархии Персидского залива свернут свою гегемонию, сосредоточившись на собственной региональной группировке в лице ССАГПЗ, и снизят накал выкручивания рук в ЛАГ. А Египет, Алжир, Ирак и другие светские и полусветские государства начнут выходить на первые роли, как это и должно быть.

О складывающейся обстановке в странах, почувствовавших вкус «арабской весны», весьма точно высказалась недавно новый председатель комиссии Африканского союза Нкосазана Дламини-Зума. По ее замечаниям, развитие ситуации в этих странах происходит по схожему плану — от плохого к худшему. Сначала к власти приходят исламисты, которые доводят социально-экономическую ситуацию до коллапса, а затем создаются условия для военного переворота, что свидетельствует о реакционной сущности самого феномена «арабской революции».

В любом случае, нынешние тенденции в регионе играют на руку России, хотя и налагают на Москву больше обязательств в отношении этого региона, учитывая, что он является фактически южным «подбрюшьем» СНГ и российского Северного Кавказа. Иначе «править бал» там будут другие. У нас там есть друзья и союзники, на которых можно опереться. Не говоря уже об экономических и военно-политических интересах. Поэтому конкуренция предстоит острая, тем более что США как использовали, так и будут использовать богатые нефтью и газом Саудовскую Аравию и Катар для подрыва российских энергетических интересов, прежде всего в Европе.

Кроме того, теряя позиции в арабском мире, американцы наверняка попытаются компенсировать это наращиванием присутствия НАТО. И иллюзий здесь быть не должно. Равно как и того, что Китай будет продолжать свою экспансию на Ближний Восток, по пути подминая под себя бывшие советские республики Центральной Азии. Да и у Турции и Ирана имеются свои планы, зачастую не совпадающие с интересами России. Поэтому этот регион останется стратегически важным для России, и за него предстоит побороться в новом раскладе сил.

http://hvylya.org/analytics/geopolitics/mir-espresso-protiv-mir-dzhezvyi.html

http://ru.journal-neo.org/2013/07/12/what-are-the-choices-of-the-us-on-the-middle-east/