В последнее время в западных СМИ появляются успокоительные рассуждения о том, что террористическая организация «Исламское государство» переживает кризис. Приглядимся к тому, что и впрямь может являться симп­томами начинающегося кризиса.

1) В отрядах ИГ всё чаще вынуждены расстреливать группы собственных боевиков, напуганных ужасами проводимой ИГ политики и стремящихся дезертировать.

2) Среди значимых фигур в руководстве ИГ есть потери. Прежде всего, следует говорить о смене лидера группировки. Сообщения о смерти самопровозглашенного халифа «Исламского государства» Абу Бакра аль-Багдади появлялись уже не раз. Однако во второй половине апреля 2015 года командиры ИГ подтвердили, что аль-Багдади действительно умер от ран в сирийском городе Ракка. По другой версии — аль-Багдади не погиб, но парализован и не сможет оставаться главой ИГ. В любом случае, лидеры ИГ присягнули новому халифу. Им стал педагог, изучавший богословие, Адуррахман Мустафа аль Шейхлар, которого также называют Абу Аля аль-Афри.

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

Отметим, что такую быструю смену первого лица (меньше, чем через год после провозглашения «нового халифата») действительно можно рассматривать как проблему для ИГ. Перед всеми присягнувшими ИГ исламистскими группировками эта смена ставит вопрос об устойчивости структуры, которой они присягнули. А значит, ИГ необходимо постоянно подтверждать свою жизнеспособность, доказывая ее демонстрацией силы.

3) Афганские СМИ сообщают, что ИГ и движение «Талибан» объявили друг другу джихад, священную войну. А ведь «Талибан» — весьма значимая часть суннитской радикальной среды. Авторитет движения в этой среде высок, и большинство радикальных группировок афгано-пакистанской зоны предпочтут ориентироваться на талибов, а не на ИГ.

4) Немецкое издание Suddeutsche Zeitung, ссылаясь на доклад разведки ФРГ, утверждает, что «террористическая группировка ИГ лишилась почти всех своих месторождений нефти на территории Ирака». Такой вывод немецкая разведка делает на основании фотографий со спутника, показывающих пожары в двух районах нефтедобычи возле Тикрита. Напомним, что в марте-апреле 2015 года между ИГ и федеральными войсками Ирака шли упорные бои за Тикрит и расположенные рядом с городом нефтеносные районы. В результате к началу мая ИГ потеряло город и эти районы нефтедобычи.

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ
А также еще:
Анализ по ИГИЛ

Немецкая разведка утверждает, что под контролем ИГ остается лишь месторождение Кайяра недалеко от Мосула. И что добыча нефти, доступная ИГ в настоящий момент, составляет лишь 5 % от добычи, доступной ИГ в прошлом году.

5) Группировке так и не удалось занять стратегически важный сирийский город Кобани близ турецкой границы.

Спору нет, всё это серьезно осложняет деятельность ИГ. Однако ИГ слишком масштабно, агрессивно и многомерно для того, чтобы сдаться при первых же осложнениях. Вопрос в том, как оно отреагирует на возникающие проблемы и какую политику будет проводить для того, чтобы дать правильные ответы на перечисленные выше вызовы/осложнения.

Прежде всего, ИГ ни в коем случае не отказывается от своих завоевательских планов. В середине марта 2015 года прозвучало заявление пресс-секретаря «Исламского государства», Мохаммеда аль-Аднани, перечислившего города и страны, которые ИГ включает в зону своего внимания:

Проблема вербовки и возврата боевиков-террористов:
опыт Европы и перспективы России

В статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

«О, крестоносцы, если вы рассчитываете захватить Салахуддин, надеетесь взять Мосул, мечтаете о Синджаре, Тикрите, об аль-Хавидже, или де Майядане, Джараблусе, аль-Карме, Тель-Абьяде, Хавле, Тикрите или Дерне, если вы хотите захватить джунгли Нигерии, то мы хотим захватить Париж — с дозволения Аллаха — перед тем, как мы возьмем Рим и завоюем Испанию, после того как мы превратим ваши жизни в беспросветный кошмар и разрушим Белый дом, Биг Бен и Эйфелеву башню, с дозволения Аллаха, как мы уже разрушили дворец Царя Хосрова. Мы хотим владеть Кабулом, Карачи, Кавказом, Кумом, Эр-Риядом и Тегераном. Мы хотим владеть Багдадом, Дамаском, Иерусалимом, Каиром, Саной, Дохой, Абу-Даби и Амманом. Мусульмане снова станут хозяевами в каждом из этих мест».

В какой мере процитированное здесь перечисление стран и городов является лишь угрозой, а в какой оно отражает реальные планы экспансии ИГ?

Прежде всего, обратим внимание на упомянутые аль-Аднани «джунгли Нигерии». Их включение в список не случайно.

7 марта 2015 года нигерийская вооруженная радикальная группировка «Боко харам» присягнула на верность «Исламскому государству».

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

Через несколько дней пресс-секретарь ИГ аль-Аднани объявил о принятии присяги «Боко харам». Также он сообщил о том, какие решения приняты ИГ в связи с присягой нигерийской группировки: «Мы объявляем... о расширении халифата на Западную Африку, так как халиф принял (присягу) верности наших братьев, суннитской группировки, о проповедовании и джихаде».

С этого момента «Боко харам» продолжает свою деятельность в качестве вассала ИГ. А Западная Африка, таким образом, объявлена зоной джихада ИГ. Действует же «Боко харам», как и ИГ, масштабно и жестоко.

25 марта 2015 года СМИ сообщили о том, что боевики «Боко харам» захватили в плен свыше 400 женщин и детей. Всего же, по данным ООН, за 2014–2015 гг. жертвами этой группировки стали более 8300 мирных жителей. Кроме того, в Нигерии боевиками «Боко харам» были целенаправленно разрушены или повреждены более 300 школ.

Однако вернемся к изучению списка городов, которые ИГ считает своими сегодняшними или будущими завоеваниями.

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Первым в нем назван Мосул, второй по величие иракский город, который действительно является самым ценным завоеванием и зоной особого внимания ИГ. Будучи одним из нефтеносных районов мирового значения, Мосул остается основной экономической картой ИГ. И потому «Исламское государство» прилагает сосредоточенные усилия для того, чтобы удержать его под своим контролем. А также проводит в городе политику жесточайшего социально-политического и религиозного давления. В начале марта в Мосуле боевиками ИГ публично расстрелян председатель уголовного суда... В середине марта представители ИГ казнили в Мосуле 38 своих солдат за уход с поля боя... В начале апреля в городе обезглавлены 4 человека... И таких сообщений — множество.

Но существует и еще один крайне значимый элемент политики ИГ в Мосуле и вокруг него. Речь идет о проводимых ИГ акциях по культурно-религиозному очищению, которое правильнее назвать зачисткой. Размах этого направления деятельности ИГ по масштабности не уступает списку будущих завоеваний «Исламского государства».

В вышеуказанном списке аль-Аднани упомянуто только уничтожение южнее Багдада дворца Царя Хосрова, остатки которого действительно серьезно повреждены. На самом деле разрушений гораздо больше.

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

7 марта сего года в провинции Найнава боевики ИГ при помощи бульдозеров уничтожили руины древнего города Хатра, располагавшегося в 80 км к югу от Мосула. Сам город был основан в III–II веках до н. э. Селевкидами. Но это не всё. В центре города располагался огромный дворцово-храмовый комплекс площадью около 30 000 кв. метров. В черте этого комплекса находились древние храмы греческих, арамейских, арабских, а также ассирийских и шумерских божеств. Таким образом, утрачен значимый для всего человечества узел пересечения древних цивилизаций Ближнего Востока.

8 марта боевики ИГ начали снос древнего ассирийского города Дур-Шаррукина, который в VIII в. до н. э. был столицей Ассирии. Дур-Шаррукин располагался в 15 км к северо-востоку от Мосула.

9 марта в Мосуле взорван христианский храм Георгия Победоносца.

В начале апреля в Мосуле взорваны остатки крепости Баш Тапиа, построенной в XII–XIII вв. н. э. на берегу Тигра.

В этом последовательном уничтожении памяти об истоках человеческой цивилизации есть пусть чудовищная, но логика. Та же логика, которая в 2001 году побудила афганских талибов разрушить статуи бамианских Будд. Речь идет об обязательной для мусульман борьбе с язычеством и войне с неверными (то есть сторонниками иных религий), что составляет важную часть исламской доктрины. Какие именно практические выводы делаются мусульманами из указанной части доктрины — это вопрос религиозной трактовки, даваемой той или иной школой исламского богословия. Трактовка, избранная ИГ, лишает чуждые исламу культуры и религии права на существование. При слове «культура» новые халифатисты хватаются не только за пистолет — за бульдозер.

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Однако ИГ не останавливается и на этом. Принадлежа к числу радикальных суннитских группировок, ИГ декларирует необходимость искоренения отклонений от чистоты раннего ислама. И надо признать, что деятельности ИГ в этом направлении трудно найти аналоги в исламском мире.

И лидеры ИГ, и сегодняшние исламские радикальные проповедники вплотную подходят к ревизии деятельности ранних мусульман, к ревизии оценок значения памятников своей — исламской — религии. Иллюстрацией такого подхода является заявление, которое сделал в марте кувейтский проповедник Ибрагим аль-Кендари. Он сказал: «То, что ранние мусульмане из числа сторонников пророка Мухаммеда, ступив на землю египетскую, не разрушили памятники фараонов, не означает, что мы не должны это сделать сейчас. Эти артефакты долгое время оставались погребенными под слоем песка и были обнаружены вновь лишь два столетия назад».

Конечно, такое заявление еще можно объяснить стремлением продолжить дело ранних мусульман, боровшихся с язычеством. Но и в этом случае речь идет о довольно специфическом продолжении. А вот «очистительная» деятельность, проводимая боевиками ИГ в Мосуле, прямо касается истории самой мусульманской религии. Что же происходит?

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Весной 2015 года по приказу руководства ИГ в Мосуле было начато уничтожение на стенах и сводах всех городских мечетей (в том числе старинных) каких-либо украшений, фресок и надписей — как не соответствующих шариату. При этом упомянутые надписи представляют собой выдержки из Корана. Со стен удалялись даже те суры Корана, где упомянуто имя Аллаха. Одна из мосульских мечетей, старше 170 лет, была взорвана. А имама другой мечети, «Аль-Муфти», отказавшегося выполнять приказ, расстреляли на центральной площади города.

Как видно из вышеописанного, в районе Мосула ИГ настойчиво проводит политику истребления культурно-исторических, религиозных и социально-политических связей города с внешним миром. Очевидно, что ИГ ставит перед собой задачу превратить Мосул в экспериментальную зону организации жизни и создать образец для «нового халифата». Масштабные опыты со сходными целями проводит в Нигерии «Боко харам», стремясь стереть у сотен своих пленников память о прошлом. После освобождения правительственными войсками такие пленники не помнят своих имен.

Всеми этими свирепыми беспрецедентностями политика ИГ, увы, не исчерпывается.

https://gazeta.eot.su/article/problemy-i-osnovy-politiki-islamskogo-gosudarstva