В основе внешнеполитических векторов ФРГ регион Северной Африки и Ближнего Востока занимает особое место именно в мартовском исчислении. Эксперты страны назвали это «германской весной 2012 года», хотя в данном случае уместнее название «германо-ближневосточная весенняя декада». Хронологически, персонально и причинно она выглядит следующим образом.

5 марта, Афганистан, провинция Баглан. Федеральный министр обороны Томас де Мезьер прибыл с необъявленным визитом, в ходе которого посетил две базы бундесвера. Повод: возрастание риска для жизни военнослужащих бундесвера, вызванное сожжением 20 февраля Корана военнослужащими на базе США в Баграме, последовавшей за этим волной беспорядков в Афганистане, которая привела к 30 жертвам среди афганцев и к экстренному выводу подразделения бундесвера с военной базы в Талукане.

10 марта, Йемен, Сана. Встречи федерального министра иностранных дел Гидо Вестервелле с новым политическим руководством страны — президентом Абдураби Мансуром Хади и главой МИДа Йемена Абубакром Абдаллой аль-Кибри. Поводы: актуальность принятия программ политических и экономических реформ, в том числе в борьбе с безработицей, бедностью, бесправием; пути снижения уровня насилия в стране путем проведения демилитаризации племен и достижения с ними мирных договоренностей.

Кто находится у власти в Германии
и объяснение поведения этих людей
в статье
Нравы германской элиты и тайные пружины политики
А также в статье
Болотное дело в Германии

11 марта, Саудовская Аравия, Эр-Рияд. Главы МИДов ФРГ и Саудовской Аравии Гидо Вестервелле и принц Сауд аль-Фейсал Аль Сауд сверяют позиции по ряду актуальных вопросов. Поводы: усиление давления на режим в Сирии после безрезультатных переговоров между Б. Асадом и посланником ООН К. Аннаном; нарастание революционной ситуации в Бахрейне, где шииты требуют ограничить власть правящего страной суннитского меньшинства; «косвенное подтверждение» Германией прежней договоренности о поставках в Саудовскую Аравию 200 танков Leopard-2.

11 марта, Афганистан, Кабул. Министр экономического сотрудничества и развития ФРГ Дирк Нибель прибыл для подписания соглашения о предоставлении Афганистану первого пакета помощи. Повод: беспокойство афганского руководства по поводу вероятности финансовых германских вливаний в экономику Афганистана на фоне вывода войск НАТО из Гиндукуша.

12 марта, Афганистан, Мазари-Шариф. Встреча канцлера ФРГ Ангелы Меркель с солдатами и офицерами бундесвера. Повод: новые риски для военнослужащих бундесвера в связи с трагическим инцидентом в провинции Кандагар, где 11 марта 38-летний сержант армии США, отец двух детей, открыл огонь по мирным жителям, убив не менее 16 человек (девять из них дети, причем четыре девочки в возрасте до шести лет), после чего последовало обещание Талибана в ближайшее время отомстить за невинных жертв. В том, что талибы держат слово, убедили события, последовавшие за сожжением Корана, — шестеро военнослужащих США были убиты человеком в форме афганского офицера.

14 марта, Афганистан, Кабул. Прибытие федерального министра обороны Томаса де Мезьера для проведения вместе с американским коллегой Леоном Панеттой встреч с президентом Хамидом Карзаем и министром обороны Абдулом Рахимом Вардаком. Повод: непрекращающиеся волнения в стране в связи с вышеупомянутым инцидентом в провинции Кандагар; обсуждение вариантов вывода войск НАТО, которые должны быть представлены на саммите НАТО в мае с.г.

Подробное исследование
о проблеме исламской миграции в Германии
в статье
Мигрантский вопрос в Германии

14 марта, Германия, Берлин. Встреча канцлера ФРГ Ангелы Меркель с премьер-министром Туниса Хаммади Дже**ли. Повод: актуализация позиций в связи с началом деятельности «Команды по трансформации Севера Африки», сформированной из ведущих политиков и экономистов ФРГ по проведению демократических реформ, в том числе в Тунисе.

Афганистан

Четвертая поездка канцлера Ангелы Меркель в Афганистан за время пребывания в должности связана, как уже было сказано, с рядом инцидентов, в которых военнослужащие США выступили детонаторами событий. Сначала сожжение Корана, которым якобы пользовались военнопленные для передачи информации, затем расстрел американским сержантом мирных граждан явились причиной волнений в Афганистане. Они достигли дислокации войск ФРГ на севере страны в виде обстрела талибами бундесверовских лагерей. Ни жертв, ни раненых не было. Однако немецкое командование расценило это как предупреждение. Учитывая, что большая часть из 52 убитых с начала действия мандата (2002) немецких военнослужащих погибли в результате нападений талибов, было принято решение срочно вывести из Талукана подразделения численностью до 60 человек и предпринять дополнительные меры безопасности на других базах бундесвера. Эти меры были согласованы при личном участии федерального минобороны Томаса де Мезьера; затем, через неделю, инспектировать сделанное прибыла лично Ангела Меркель.

Поездки двух ведущих членов федерального кабмина не были объявлены и носили локальный характер, исключали встречи с афганским руководством. Меркель ограничилась телефонным звонком президенту Хамиду Карзаю из полевого лагеря в Мазари-Шарифе. Она выразила от себя лично и от немецкого народа соболезнования по случаю «страшного акта американских солдат». Эксперты подчеркивают: лидеры ФРГ обозначают «точечный интерес» в отношении состояния безопасности на Севере Афганистана (в зоне ответственности бундесвера) и понимание того, что Кабул по-прежнему не справляется с контролем ситуации ни в столице, ни в провинциях. Подобная картина уже наблюдалась в декабре 2010 г., когда Ангела Меркель приезжала в страну в третий раз. Ситуация с безопасностью лучше не стала.

Подробно о о теневой стороне
канцлера Германии
в статье

Ангела Меркель как агент Штази

В настоящее время в стране насчитывается около 4800 солдат бундесвера, что ровно в четыре раза больше, чем в начале немецкого участия в составе миссии ISAF. В начале 2013 г. немецкий контингент будет сокращен до 4400 солдат. На 2014 г. запланировано вывести его из Афганистана полностью. Однако, похоже, что реальная обстановка меняет сроки. А. Меркель напомнила: в минувшем году десять человек были убиты в Мазари-Шарифе после того, как в Афганистане стало известно, что американский пастор во Флориде, исповедующий экстремистские взгляды, сжег Коран.

Как указывают эксперты, с одной стороны, активизация талибов заставляет немцев уходить из укрепленных районов и менять стратегию вывода. С другой стороны, пока ничто не указывает на то, что афганцы готовы нести самостоятельную, без иностранной поддержки ответственность за обеспечение безопасности в стране.

Особенности реальной обстановки Томас де Мезьер и Ангела Меркель обсудили с командованием трех баз бундесвера. Как подчеркнули политические лидеры ФРГ в беседах с военнослужащими, совершенные американцами акции усилили не только и без того напряженные отношения между Кабулом и Вашингтоном, значительно усложнившиеся после президентских выборов 2009 г., но и сказались на отношении афганцев к союзникам США. Высокие гости из Берлина подтвердили, что Германия остается верна своим обязательствам в Афганистане. Вместе с тем в беседах Ангела Меркель высказала свою точку зрения в вопросе о том, насколько верно определены первоначальные даты вывода контингента ISAF. Как отмечают немецкие СМИ, на фоне эскалации насилия в Афганистане, которую провоцируют обещания талибов отомстить за кровь «мучеников за веру», госпожа канцлер при посещении войск в Мазари-Шарифе выразила скептицизм в отношении решения НАТО в 2014 г. оставить Гиндукуш.

Подобное настроение продиктовано сложностями в политическом процессе примирения власти с мятежниками, хотя, как выразилась Меркель, «действительно достигнут определенный прогресс». Однако он еще весьма далек от того уровня, при котором можно сказать не только «мы можем сегодня выходить отсюда, но даже сказать, что мы сможем сделать это в 2013 и 2014 годах». Воля и желание есть, но этого мало. «Мы хотим создать такую обстановку и будем в этом направлении работать», указала А. Меркель. Она исходит из того, что обвинения американцев в осквернении святой для мусульман книги и расстрел мирных жертв — карты в руки талибов и других групп, стремящихся разжечь антизападные настроения.

Томас де Мезьер в беседах с военнослужащими подчеркивал: чтобы Германия оставалась активным политическим игроком в регионе даже после вывода из страны, необходимы солидные средства, в числе которых «деньги, солдаты и, вероятно, полиция», не уточняя, чьи деньги и какие силовики — афганские или немецкие. Правда, как выразился федеральный министр, после 2014 г. всего этого потребуется «в значительно меньшем масштабе». Интриги добавил федеральный министр иностранных дел Гидо Вестервелле, который за два дня до визита Меркель настаивал в своем интервью газете Passauer Neue Presse на точной дате вывода бундесвера.

Данное обстоятельство наводит немецких экспертов на вывод о том, что федеральный кабмин смутно представляет себе стратегию вывода, между тем как эта дорогостоящая и длительная акция требует более детальной проработки в верхах. Пока в ожидании возможных актов мести и вероятных демонстраций вместе с американскими военнослужащими в Афганистане приведены в состояние повышенной боевой готовности войска союзников, в том числе бундесвера, сообщает корреспондент ARD Оливер Майер. В Кабуле в эти дни чувствуется наступление конца эры иностранного присутствия в Афганистане, констатирует ВВС.

Одновременно с Ангелой Меркель в Афганистане находился министр экономического сотрудничества и развития ФРГ Дирк Нибель, прибывший в Кабул 11 марта. Дирк Нибель и министр финансов Афганистана Омар Захилвал подписали в Кабуле соглашение о предоставлении Афганистану помощи в размере 65 млн евро. Протокол германо-афганских переговоров на правительственном уровне включал договоренность о транше. Всего власти Германии решили выделить Афганистану дополнительную помощь размером 175 млн евро, увязав транш с выполнением ряда условий: усиление борьбы с коррупцией и улучшение ситуации с правами человека. По словам Дирка Нибеля, такая практика «создаст необходимое давление для реализации объявленных реформ». Выдвинутые Берлином условия он назвал «конкретными, реалистичными и выполнимыми». СМИ ФРГ напоминают в этой связи: Германия ежегодно выделяет на восстановление Афганистана до 430 млн евро (третье место по объему помощи). Дирк Нибель заявил, что его визит в Афганистан служит гарантией того, что ФРГ продолжит помогать Кабулу и после вывода своих войск, намеченного на 2014 г.

Йемен и Саудовская Аравия

«Мой визит в Йемен является сигналом поддержки политической перезагрузки», — с этим заявлением Г. Вестервелле прибыл в йеменскую столицу Сану. Германия традиционно ассоциируется на Ближнем Востоке с Йеменом, поскольку они много лет совместно работают над реализацией программы по решению серьезных проблем, указывается на сайте федерального МИДа. Это было обозначено 10 марта на встрече высокого германского гостя с новым руководством страны, а также с активистами демократического движения в Йемене, другими представителями гражданского общества.

«Вестервелле находится в опаснейшем городе мира» — типичный заголовок в немецких СМИ периода его пребывания в Йемене. Тем не менее именно здесь, по его мнению, происходит политическая перезагрузка региона. На нее отпущено не так много времени. Короткий визит в Сану, столицу Йемена, знаменитую красивыми многоэтажными домами-башнями из глины, которые находятся под охраной ЮНЕСКО с 1984 г., предполагал ряд важных встреч. В том числе с министром иностранных дел Йемена Абубакром Абдаллой аль-Кибри. Йемен является страной, «насыщенной оружием и племенными распрями». Международное сообщество называет Йемен «несостоявшимся государством».

В интервью Welt Online, которое касалось ближневосточного вояжа, Г. Вестервелле подчеркнул, что Йемен мог бы служить образцом для Сирии в том, как можно обеспечить мирную передачу власти. Расшифровывая эту мысль, федеральный министр иностранных дел указал, в частности: «Для меня всегда приоритетны политические и дипломатические решения. Несмотря на обилие проблем, Йемен является примером политического решения — насколько возможен мирный переход власти. Мы, немцы, обязаны сделать все, что в наших силах, обеспечивая германский вклад в переход к стабильности и демократии в Йемене, как это ранее и планировалось».

Оценивая уровень демократических преобразований, Г. Вестервелле отметил: «Представители НПО Йемена, с которыми я беседовал в Сане, говорили об «осторожном оптимизме». Эту точку зрения я разделяю. Конечно, разом проблемы после передачи власти от бывшего президента Салеха и выборов президента Хади не преодолеть. Сепаратисты в Южном Йемене, входящие в террористические сети, которые конфликтуют с хути на севере, преследуют различные племенные интересы, и это большая проблема». Он подчеркнул, что «в наших интересах поддерживать Йемен, поскольку он использует путь, отличный от Сомали». Стабильность в Йемене будет способствовать стабильности во всем регионе. А что означает нестабильность, мы видим в пиратстве у берегов Сомали, отметил Вестервелле.

Йемен вполне способен разделить судьбу Сомали, если учесть, что уровень неграмотности здесь составляет 50%; 40% трудоспособного населения не имеют работы; ежедневный доход каждого второго жителя составляет менее 2 долларов; на каждого жителя приходится три единицы огнестрельного оружия; половина населения моложе 15 лет; в среднем каждая женщина рожает шестерых детей, причем замуж здесь выдают женщин, начиная с восьми лет, а около полумиллиона жителей могут уже в этом году умереть от недоедания. И все же «на последних парламентских выборах, прошедших после окончания правления Салеха, Йемен впервые получает возможность для подлинного политического обновления», говорит Г. Вестервелле, подчеркивая тот факт, что он является первым западным министром иностранных дел, который лично поздравляет нового президента Абдрабу Мансура Хади с его победой на выборах 21 февраля.

Большие надежды федеральный кабмин возлагает на команду президента Хади, указывает пресса ФРГ. В этой команде находится министр иностранных дел Йемена Абубакр Абдалла аль-Кибри, получивший в Великобритании степень бакалавра в области медицины, бывший министром образования, деканом университета и председателем комитета по правам человека в Йемене. Он знает, как управлять страной, даже если речь идет о племенном обществе, подчеркивает печать ФРГ.

Следующим пунктом ближневосточного вояжа Федерального министра иностранных дел был Эр-Рияд. Немецко-саудовские связи традиционно стабильны и неизменны с 1954 г., когда были установлены дипломатические отношения. Саудовская Аравия является одним из наиболее значимых арабских экономических партнеров. Объем двусторонней торговли в 2011 г. составил 7,77 млрд евро. Отмечая в интервью Welt Online значение Саудовской Аравии для судеб региона, Г. Вестервелле указал, что она «самая крупная экономика в регионе и в рамках Лиги арабских государств... Саудовская Аравия имеет ключевое значение для прекращения насилия и старта политических изменений в Сирии. Саудовская Аравия имеет большое влияние в связи с обеспокоенностью по поводу ядерной программы Ирана, и я разделяю эту озабоченность». Главы МИДов ФРГ и Саудовской Аравии Гидо Вестервелле и принц Сауд аль-Фейсал Аль Сауд обсудили ряд проблем как в аспекте двусторонних отношений, так и в области региональной безопасности.

В центре переговоров стоял сирийский вопрос. Германия и Саудовская Аравия будут вместе добиваться усиления давления на режим Башара Асада в Сирии, чтобы прекратить кровопролитие в этой стране. «Продолжение жестоких преступлений режима Асада против своего народа неприемлемо», подчеркнул Г. Вестервелле после встречи с принцем Саудом аль-Фейсалом Аль Саудом.

Для Запада Саудовская Аравия является ключевым партнером в споре с Сирией и Ираном, подчеркивают эксперты ФРГ. На встрече Гидо Вестервелле и его коллеги в Саудовской Аравии это было еще раз отчетливо обозначено. Оба шефа внешнеполитических ведомств пришли к единому мнению: необходимо ужесточение давления на президента Сирии Башара Асада. В Эр-Рияде оба лидера разделили оценку специального посланника ООН Кофи Аннана на переговорах в Дамаске о том, что «в Совете Безопасности следует рассмотреть вопрос о дальнейших шагах по прекращению насилия в режиме», как отметил Г. Вестервелле перед своим предстоящим путешествием в Нью-Йорк. При этом принц Сауд аль-Фейсал Аль Сауд вновь призвал к вооружению сирийской оппозиции. Это единственный способ прекратить конфликт без вмешательства иностранных государств, сказал он. В противном случае власть Асада будет продолжаться. Обращаясь к Асаду, саудовский министр отметил, что он должен принять волю народа, поскольку сейчас все, «что делает режим в Сирии, на самом деле преступление против народа Сирии».

Cирийская тема была продолжена в ходе встречи Г. Вестервелле с генеральным секретарем Совета сотрудничества стран Персидского залива Абдулом Латифом Аль-Зайяни в Эр-Рияде, где расположена штаб-квартира Совета сотрудничества стран Залива (GCC). Немецкий гость высоко оценил деятельность GCC, отметив его «лидерство в региональном урегулировании конфликтов», в числе которых и сирийский. Аль-Зайяни, заявив, что сирийский вопрос в настоящее время находится в числе первых в повестке дня Совета, насилие должно быть немедленно прекращено. Были обсуждены также аспекты сотрудничества между Европейским союзом и Советом сотрудничества стран Залива, в том числе заключение соглашения о свободной торговле, которое названо приоритетным.

Другой важной темой переговоров в Эр-Рияде был ядерный спор с Ираном. Саудовская Аравия считает превращение Ирана в ядерную державу региональной угрозой. Такого же мнения придерживается Германия, учитывающая «хрупкую ситуацию в Персидском заливе». На этом фоне следует, по мнению саудовского руководства, содействовать укреплению Саудовской Аравии. Летом с.г. Федеральный совет безопасности провел предварительное расследование по поставкам в Саудовскую Аравию бронетехники. Получено «добро» на поставку немецких танков в королевство, что вызвало дискуссии в немецком обществе. Окончательное решение о продаже более 200 танков Leopard 2 от производителя Krauss-Maffei Wegmann, согласно правительственным источникам, не отменено. Фейсал был лаконичен: «Германия является одной из стран, с которыми мы хотели бы работать в этой области. Колебания происходят с немецкой, а не с арабской стороны».

Сейчас саудо-иранское противостояние получило дополнительный акцент, учитывая очередное обострение ситуации в Бахрейне. Шиитов здесь традиционно поддерживает Иран, королевская семья опирается на Саудовскую Аравию и США (в Бахрейне дислоцирована штаб-квартира американского 5-го флота). Этот расклад обсуждался на саудо-германских переговорах как в аспекте нанесения удара по иранским ядерным объектам Израилем и США, так и в контексте действий шиитской «пятой колонны» в Саудовской Аравии. В прошлом году в Бахрейне — а это в 18 км от побережья Саудовской Аравии — уже были волнения, между полицейскими и восставшими шиитами шли уличные бои. В Эр-Рияде убеждены, что стоящий за спиной «мятежников» Тегеран — главный геополитический соперник саудовцев в борьбе за влияние в исламском мире — и на этот раз сделает попытку раскачать «ближневосточную лодку».

Тунис

Содержание переговоров федерального канцлера Ангелы Меркель и премьер-министра Республики Тунис Хамади Дже**ли было раскрыто в ходе пресс-конференции в Берлине 14 марта с.г. При этом Ангела Меркель отметила важность сотрудничества «с Тунисом не только в экономической сфере, но в той же степени в развитии демократических процессов в духе партнерства», свойственного двусторонним отношениям и прежде. В настоящий момент партнерство преобразуется таким образом, что задолженности Туниса по прежним проектам пересмотрены и Германия выделяет дополнительные средства для трансформации. Основой ее в значительной степени становятся 280 немецких компаний, работающих в Тунисе, которые возьмут на себя часть забот об образовании и помогут решить проблему занятости.

При этом, по словам Хамади Дже**ли, которые процитировала Ангела Меркель, «очень важно, что тунисская элита – студенты и инженеры — также может внести свой вклад в реализацию таких проектов». Развитие партнерства рассматривается Германией как в аспекте двусторонних отношений, так и в векторах «ЕС–Тунис», «Тунис — часть Средиземноморского региона». Отмечая характер двусторонних отношений, канцлер указала, что уже идет осуществление конверсии долга в 60 млн евро, разработаны в целях содействия «займы на условиях, выгодных для Туниса». А. Меркель отметила, что получила приглашение от Хамади Дже**ли посетить Тунис, дата поездки сейчас уточняется.

Высокий тунисский гость акцентировал внимание на ряде моментов. Первый: приоритет ФРГ как первой страны Европы, куда отправился новый премьер-министр с официальным визитом. Причина такова: «немцы были первыми, кто поддержал тунисскую революцию без каких-либо оговорок, потому что верили в свободу и в то, что демократия является единственным способом существования в мире». Второе: приезд в Берлин — сигнал Европе, которая теперь «прекрасно знает, что у нее есть реальный партнер в Северной Африке, который теперь может стать стратегическим». Третий: в данном контексте создание модели для стран региона, переживших «арабскую весну», весьма значительно. Политическая и экономическая поддержка «Германии, Европы и всего свободного мира — это реальные инвестиции в демократию». Благодаря инициативе Германии по реструктуризации долга, тунисский премьер-министр выразил надежду, что пример ФРГ убедит других европейских партнеров пойти тем же путем.

Выводы

Первый. Немецкие эксперты подчеркивают: афганцы чувствуют нарастающее разочарование тем, как мало изменилась их жизнь, несмотря на десятилетнее пребывание в их стране солдат западных стран и на огромные денежные вливания в страну. Росту разочарования способствуют акции американских солдат, включая многочисленные случаи гибели мирных афганцев от ударов международных сил. Хотя от рук талибов в ходе акций смертников и других операций погибло гораздо больше мирных жителей, действия войск миссии ISAF, направленные «на защиту мирного населения», вызывают возмущение афганцев.

Второй. Комментируя итоги поездки А. Меркель, Том Кенигс, бывший специальный представитель Миссии ООН по содействию Афганистану, подчеркнул ряд характерных моментов. По его мнению, ФРГ разделила беспокойство афганских властей по поводу военного сотрудничества, развития образовательных программ, пообещав им свою поддержку. Во-вторых, немецкое руководство понимает, что выгоды, полученные от пребывания западных военнослужащих в Афганистане, являются небольшими. В-третьих, наступает момент, когда сами афганцы должны взять в свои руки ответственность за успех, касается ли это борьбы с фундаменталистами, с коррупцией или с мятежниками. Это не столько военное решение, сколько политическая борьба, указывает Т. Кенигс.

Третий. Г. Вестервелле называет Саудовскую Аравию государством с перспективой расширения экономических связей. Существует большой потенциал, особенно в развитии инфраструктуры, возобновляемых источников энергии, в области медицины и здравоохранения. В ходе переговоров в Эр-Рияде было отмечено, что для обеспечения динамики двусторонних экономических отношений ФРГ сформирует в этом году визовый отдел в Джидде.

Четвертый. Встречи с новым политическим руководством стран региона определяют актуальные ориентиры ФРГ. Так, в Йемене Г. Вестервелле подчеркнул, что в Германии наблюдается «большой интерес к созданию стабильного и демократического Йемена». «Мы будем поддерживать недавно запущенный сложный процесс переходного периода, помогая демократизации и восстановлению сотрудничества в целях развития». Германия обязалась предоставить Йемену финансовую поддержку трансформации. Гарантией служат 270 млн евро по линии МИДа ФРГ. Эти средства пошли на программы по борьбе с терроризмом, по развитию экономики. Посольство Германии в Йемене в конце января возобновило свою деятельность.

Сейчас важно, насколько широко будут вовлечены в демократические преобразования финансовые и человеческие ресурсы, насколько эффективно действует правительство, как интегрированы в гражданское общество женщины. Тунис рассматривается федеральным кабмином как модель для стран «арабской весны». Тем более что новый премьер-министр страны заявил о готоности осуществлять «лучшую защиту законных интересов Европы и лучшую защиту безопасности Европы на основании того, что демократия в настоящее время преобладает на южном побережье Средиземного моря». Наша страна, «которая уважает свободу и демократию, — единственный путь к безопасности, стабильности и развитию».

Пятый. Налицо проявление Германией заинтересованности и участия в процессах, происходящих в регионе, касается ли это безопасности ФРГ, как десять лет назад обозначил присутствие бундесвера в Гиндукуше тогдашний минобороны Петер Штрук, и безопасности военнослужащих бундесвера, на которую покушаются сегодня талибы в связи с размахом антизападной истерии в Афганистане, спровоцированной американцами; строительства демократических институтов и рыночной экономики в Афганистане, Йемене и Тунисе; обоюдно согласованной позиции ФРГ и Лиги арабских государств по прекращению насилия в Сирии; второй волны «арабской весны» в бахрейнском формате. ФРГ ведет активный диалог с прежними и новыми лидерами арабского мира, стремится синхронизировать действия как в двусторонних отношениях, так и в векторе «Евросоюз – Арабский Восток».

Шестой. Визит немецких лидеров в Афганистан проходит на фоне колебаний германской и американской стратегии выхода из Гиндукуша. Если Гидо Вестервелле уверен, что в 2014 г. бундесвер оставит Афганистан, Томас де Мезьер избегает называть конкретные цифры, Ангела Меркель убеждена, что о выводе в 2013 или 2014 г. говорить преждевременно, то колебания Барака Обамы вызваны исключительно обстоятельствами предстоящих президентских выборов. С одной стороны, надо выглядеть героем-победителем при полном отсутствии достижений в Афганистане. С другой стороны, война в Афганистане видится американцам совершенно безнадежной затеей, с которой надо кончать. С этой целью Пентагон послал разнарядку на сокращение подразделений в Афганистане уже в 2012 г. Это является сигналом для союзников, в том числе для ФРГ. «Мы тоже должны разрабатывать конкретные планы вывода войск и начинать их реализовывать», считает эксперт по обороне от социал-демократов Райнер Арнольд.

http://iimes.ru/rus/stat/2012/16-03-12b.htm