На состоявшихся 4 ноября 2014 г. выборах в Конгресс США кандидаты Республиканской партии одержали убедительную победу над своими демократическими соперниками.

Главным итогом выборов стало установление республиканского контроля над Сенатом. В сочетании с дополнительным количеством мест, полученных на выборах в Палату представителей, это позволило республиканцам установить прочный контроль над Конгрессом. Расстановка политических сил в Сенате и Палате представителей до и после выборов, т.е. в Конгрессах 113-го и 114-го созывов, приведена в таблице 1.

Таблица 1. Расстановка политических сил в Конгрессе США до и после выборов 2014 г.

Палата Конгресс 113-го созыва Конгресс 114-го созыва Приращение
демок раты республи канцы демок раты республи канцы
Сенат 55 45 46 54 +9 республиканцы
Палата представителей 201 234 188 247 +13 республиканцы

Источник: Midterm Election 2014: Data, Maps and State-by-State Results (http://graphics.wsj.com/midterm-election-results-2014/).

В результате в США возникла система раздельного правления в ее классической форме, при которой одна партия – Республиканская – прочно контролирует законодательную, а Демократическая – исполнительную власть, т.е. Белый дом.

Как известно из американской истории, такая конфигурация в расстановке политических сил потенциально чревата возникновением острых политических кризисов [1].

Мало республиканцев – плохо, много республиканцев – еще хуже

Главным итогом выборов стало установление республиканского контроля над Сенатом. В сочетании с дополнительным количеством мест, полученных на выборах в Палату представителей, это позволило республиканцам установить прочный контроль над Конгрессом.

Несмотря на более чем убедительную победу на промежуточных выборах 2014 г., перед руководством республиканцев на Капитолийском холме (лидером республиканского большинства в Сенате М. Макконнеллом и спикером Палаты представителей Дж. Бейнером) стоят непростые задачи по сплочению республиканских фракций – как внутри каждой фракции, так и на межфракционном уровне обеих палат Конгресса.

В Сенате основными возмутителями республиканского единства, по-видимому, выступят сенаторы-республиканцы Л. Грэм (шт. Южная Каролина), Т. Круз (шт. Техас), Р. Пол (шт. Кентукки), М. Рубио (шт. Флорида), которые, предположительно, будут участвовать в президентских выборах 2016 г. Поэтому они будут крайне озабочены проблемами финансирования своих кампаний и привлечения на свою сторону наиболее радикальных элементов массовой политической базы Республиканской партии [2].

Причина возможных баталий в самой Республиканской партии в Конгрессе 114-го созыва коренится именно в логике победы республиканцев. В Конгрессе 113-го созыва республиканцы были в оппозиции и не имели больших возможностей влиять на внутреннюю и внешнюю политику администрации Б. Обамы, поэтому борьба рядовых членов партии против руководства республиканских фракций в любом случае была на руку демократам.

При полном контроле республиканцев над Конгрессом противодействие руководству республиканских фракций станет формой борьбы за определение внутри- и внешнеполитического курса США. Исходя из этого, «борьба в рядах самой Республиканской партии будет такой же отличительной чертой Конгресса нового созыва, как и борьба с президентом-демократом».

«Борьба в рядах самой Республиканской партии будет такой же отличительной чертой Конгресса нового созыва, как и борьба с президентом-демократом».

К тому же реакция американского общественного мнения на итоги выборов носит достаточно сдержанный характер: только 48% опрошенных «восторженно» приветствовали победу республиканцев, в то время как 38% не были удовлетворены этой победой. Причина такого отношения кроется в том, что республиканцы построили свою стратегию борьбы с демократами почти исключительно на критике политики действующего президента, а не на пропаганде своих планов решения наиболее острых проблем, стоящих перед американским обществом. 77% опрошенных заявили, что кампания 2014 г. была одной из самых «грязных» и «негативных» за последние годы.

Именно это обстоятельство объясняет главный парадокс прошедших выборов: убедительно поддержав республиканцев на избирательных участках, рядовые американцы сохранили настороженное отношение к их возможной стратегии политических действий. 44% опрошенных заявили, что одобряют планы республиканцев, и примерно такая же доля респондентов (43%) их не одобрила или отнеслась с настороженностью.

При этом американские социологи не преминули отметить, что степень общественной поддержки республиканцев по итогам выборов 2014 г. гораздо меньше, чем степень общественной поддержки их внушительных побед на парламентских выборах 1994 и 2010 гг. В этой связи демократы, в частности Белый дом, дали ясно понять, что «республиканцы на этих выборах не получили соответствующий мандат».

Конец президентства Б. Обамы?

Избирательная кампания 2014 г. стала очередным «референдумом по президентству Б. Обамы» в широком смысле этого слова.

При этом, согласно опросам избирателей, проведенным сразу после голосования, 31% опрошенных отметили, что приняли участие в голосовании 4 ноября 2014 г. исключительно, чтобы выразить свое недовольство политикой Б. Обамы. Доля лиц, пришедших на избирательные участки для поддержки президента и проводимого им курса, оказалась в 2 раза меньше – всего 16%.

Накануне выборов Дж. Бейнер опубликовал «дорожную карту» действий республиканцев в Конгрессе нового созыва, состоящую из пяти пунктов: 1) реформа налогового законодательства, нацеленная на снижение налогов для всех социальных слоев американского общества; 2) решение проблемы расходных статей федерального бюджета за счет сокращения расходов на социальные нужды; 3) реформирование правовой системы, главная задача которого – ликвидация системы всеобщего медицинского страхования; 4) реформирование системы регулирования экономики; 5) реформирование системы образования.

Реакция американского общественного мнения на итоги выборов носит достаточно сдержанный характер.

«Дорожная карта» – не что иное, как завуалированная программа полного демонтажа всего законодательства, принятого за шесть лет пребывания у власти администрации Б. Обамы, включая фактическую отмену положений закона Додда–Франка (закона о реформе Уолл-стрита и защите потребителей) в рамках либерализации механизма регулирования экономики, в том числе ее финансово-банковского сектора.

Иными словами, республиканцы ставят перед собой задачу к январю 2017 г. вернуться к январю 2009 г., когда Б. Обама только заступил на пост президента. Плавный демонтаж всех программ и реформ, осуществленных в период 2009–2014 гг., по сути, означает только одно – «вычеркивание» из американской истории Б. Обамы, который в лучшем случае может рассчитывать на роль «антикризисного менеджера», способствовавшего выведению американской экономики из «Великой рецессии» 2007–2009 гг.

«Война» республиканцам объявлена

Республиканцы построили свою стратегию борьбы с демократами почти исключительно на критике политики действующего президента, а не на пропаганде своих планов решения наиболее острых проблем.

20 ноября 2014 г. в обращении к стране Б. Обама объявил о начале практических мероприятий, призванных эффективно заблокировать все попытки правоохранительных органов принудительно депортировать примерно 5 млн незаконных иммигрантов (главным образом, из Мексики и стран Центральной Америки). Это решение главы государства реализует на практике большую часть положений иммиграционной реформы, прошедшей Сенат летом 2013 г. и полностью заблокированной контролируемой республиканцами Палатой представителей.

Американские аналитики расценили действия Б. Обамы как начало «иммиграционной войны» между демократами и республиканцами. Однако, как представляется, они знаменуют начало «тотальной войны» между Белым домом и контролируемым республиканцами Конгрессом, которая и будет определять характер и тональность взаимоотношений между двумя ветвями власти в течение следующих двух лет вплоть до президентских выборов 2016 г.

На протяжении последних четырех лет администрация Б. Обамы при возникновении всех внутриполитических кризисов, особенно в сфере бюджетных отношений, в том числе и по проблеме стремительно растущего долга федерального правительства, ясно давала понять, что в условиях отсутствия соответствующего законодательства их сравнительно «безболезненное» решение – использование механизма президентских указов.

Таким образом, решение Б. Обамы от 20 ноября 2014 г. в принципе создает прецедент, при котором Америка в ближайшие два года может начать жить по указам президента, а не по нормам американской конституции.

Плавный демонтаж всех программ и реформ, осуществленных в период 2009–2014 гг., по сути, означает только одно – «вычеркивание» из американской истории Б. Обамы.

Республиканцы отреагировали жестко на односторонние действия Белого дома. В частности, в специальном заявлении Дж. Бейнер указал на то, что «президент предпринял шаги, которые он сам некогда охарактеризовал как действия "короля" или "императора", а не американского президента». В переводе на «приземленный» политический язык это заявление означает только одно: есть все основания поставить вопрос об импичменте высшего должностного лица, «переставшего быть» американским президентом.

Ручное управление кризисными ситуациями?

Столь стремительная дестабилизация политической ситуации в Вашингтоне после парламентских выборов 2014 г. неизбежно заставляет задаться вопросом: в какой степени исполнительная власть может эффективно «управлять» кризисными ситуациями за пределами США, в частности, в сфере российско-американских отношений? Вынужденная отставка 24 ноября 2014 г. министра обороны Ч. Хейгеля, который, по его признанию, был «крайне разочарован тем, как принимаются решения в сфере национальной безопасности», представляет собой начало кадровых перестановок в администрации, в том числе и в сфере национальной безопасности и внешней политики.

В условиях ожесточенной конфронтации между Конгрессом и Белым домом дестабилизация деятельности администрации может произойти и вследствие паралича в процессе назначения новых ключевых фигур в ее составе; во всяком случае, сенатор Т. Круз уже призвал к «тотальному бойкоту» всех новых назначенцев Б. Обамы в качестве ответного шага на президентские указы по иммиграции.

Решение Б. Обамы от 20 ноября 2014 г. в принципе создает прецедент, при котором Америка в ближайшие два года может начать жить по указам президента, а не по нормам американской конституции.

В ситуации, когда временной горизонт решений в администрации, в том числе и по вопросам внешней политики, в любом случае не будет превышать двух лет, сосредоточение всего механизма управления в Овальном кабинете Белого дома может породить неразбериху, неопределенность и даже «тихий саботаж» исходящих от Б. Обамы директив и указаний на нижестоящих ступенях иерархической лестницы государственного аппарата США. При этом следует иметь в виду два важнейших обстоятельства, отчетливо проявившихся в 2014 г.

Первое обстоятельство связано с динамикой индекса популярности Б. Обамы: в течение 2014 г. он устойчиво стабилизировался на уровне 40% одобряющих его деятельность и немногим более 50% негативно воспринимающих его политику (согласно индексу еженедельных замеров одобрения деятельности президента, составляемому социологической службой Гэллапа).

По-видимому, в настоящее время в арсенале администрации нет программ, инициатив и решений, которые могли бы коренным образом изменить данную тенденцию. Это означает, что принимаемые решения, в том числе и в сфере российско-американских отношений, независимо от степени их жесткости, имеют весьма ограниченный потенциал воздействия на сложившиеся стереотипы имиджа президента и его окружения в американском обществе.

Ноябрьские выборы отчетливо показали, что вопросы внешней политики находятся в самом конце списка наиболее злободневных проблем, волнующих американский электорат.

Второе обстоятельство – ноябрьские выборы отчетливо показали, что вопросы внешней политики находятся в самом конце списка наиболее злободневных проблем, волнующих американский электорат. Во всяком случае, Россия и Украина даже не попали в список подобного рода проблем, определивших исход парламентских выборов в США. Перечень основных проблем, волновавших американское общество накануне выборов, приведен в таблице 2.

Таблица 2. Наиболее острые проблемы, волнующие американское общество (в % от числа опрошенных)

№ п/п Проблема Ответ на вопрос: самая острая проблема, стоящая перед США
1. Экономика 20
2. Разочарованность в работе правительства 19
3. Иммиграция/нелегальные иммигранты 13
4. Безработица/занятость 12
5. Состояние здравоохранения 7
6. Бюджетный дефицит и долг федерального правительства 5
7. Образование 4
8. Бедность/голод/бродяжничество 4
9. Терроризм 4
10. Состояние этики и морали/упадок семьи 3
11. Ситуация в Ираке/ИГИЛ 3
12. Иностранная помощь/повышенное внимание зарубежным странам 3
13. Проблемы национальной безопасности 3

Источник: Riffkin R. Americans Say Government, Economy Most Important Problems. November 12, 2014 (http://www.gallup.com/poll/179381/americans-say-government-economy-important-problems.aspx?).

Показательны также опросы общественного мнения об отношении американцев к тому, как Б. Обама «разруливает» ситуацию на Украине, проводившиеся на протяжении 2014 г. компанией CNN. Если весной 2014 г. большая часть опрошенных одобряла действия администрации Б. Обамы в отношении ситуации на Украине, то летом и осенью оценки сменились на прямо противоположные. Динамика опросов общественного мнения компании CNN о политике США в отношении Украины приведена в таблице 3.

Таблица 3.Изменение американского общественного мнения о действиях администрации Б. Обамы в отношении Украины (в %)

Дата опроса (2014 г.) Одобряют Не одобряют Затрудняются с ответом
7–9 марта 48 43 9
2–4 мая 48 44 7
29 мая – 1 июня 38 53 9
5–7 сентября 39 55 6

Источник: CNN/ORC Poll. September 8, 2014. P. 5 (https://s3.amazonaws.com/s3.documentcloud.org/documents/1286406/isis-conducted-september-5-7-2014.pdf).

Не исключено, что это изменение было связано с тем, что как только США перешли от слов к делу, а именно – от словесной поддержки новых украинских властей в преддверии президентских выборов на Украине в конце мая 2014 г. к выделению им экономической помощи из федерального бюджета, количество одобряющих действия администрации Б. Обамы по разрешению украинского кризиса заметно уменьшилось.

Необходимо также отметить, что масштабная риторика холодной войны, нашедшая отражение в резолюции № 758 Палаты представителей США от 4 декабря 2014 г., поддержанной голосами 411 депутатов (против 10), и принятие Сенатом 11 декабря 2014 г. законопроекта о поддержке Украины и санкциях в отношении России пока не отразились на показателях военного бюджета Соединенных Штатов на 2015 финансовый год.

Военные расходы определены Конгрессом на двухпартийной основе в размере 551 млрд долл., что подтверждает приверженность линии на сокращение военных расходов, провозглашенной в начале второго срока администрации Б. Обамы. В частности, этот показатель на 12% меньше уровня 2013 финансового года, составившего 626 млрд долл. [3] При этом на укрепление военного присутствия НАТО в Восточной Европе выделено 1 млрд долл., на военную помощь Украине – 75 млн долл.

В условиях, когда с началом нового бюджетного цикла в Вашингтоне практически неизбежно возникновение новой «бюджетной конфронтации» между Белым домом и Конгрессом, бюджетное ранжирование приоритетов внешней политики становится определяющим фактором. Фискальный приоритет внутренних проблем со всей определенностью отодвинет на задний план финансовое обеспечение внешнеполитической сферы, в том числе и в области российско-американских отношений.

1. В августе 1974 г. в досрочную отставку с поста президента ушел республиканец Р. Никсон (демократы тогда имели в Сенате большинство в 56 голосов, а соотношение сил в Палате представителей в их пользу было 242:192). В 1998 г. Конгресс, обе палаты которого контролировали республиканцы (соотношение голосов в Сенате было 55:45, в Палате представителей – 227:207), возбудил процесс импичмента против президента-демократа Б. Клинтона. Хотя попытка отстранить его от власти закончилась провалом, она повлияла на результаты президентских выборов 2000 г., на которых победу одержали республиканцы.

2. Как считают некоторые эксперты, в Палате представителей немалая часть вновь избранных депутатов «чрезвычайно радикальна и готова активно противодействовать руководству палаты, и поэтому Дж. Бейнеру придется приложить еще больше усилий для сплочения рядов внушительного большинства фракции, особенно в тех вопросах, которые представляются как отход от принципов жесткого консервативного законодательства» (http://www.washingtonpost.com/opinions/which-republican-party-won-the-idterms/2014/11/07/3ed08e4e-6505-11e4-836c-83bc4f26eb67_story.html).

3. Рассчитано по: CBO. An Update to the Budget and Economic Outlook: 2014 to 2024. August 2014. Wash., 2014. P. 14; CBO. H.R. 83, the Consolidated and Further Continuing Appropriations Act, 2015, Divisions A‐L, as Posted on the Website of the House Committee on Rules on December 9, 2014. December 10, 2014 (https://www.cbo.gov/sites/default/files/cbofiles/attachments/HR83.pdf).

http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=4971#top