Маленькие Гуантанамо. Такими словами описывают «Блоки коммуникационного управления (Communications Management Units, CMU)» - сверхсекретные тюрьмы США, законность которых весьма сомнительна. Да они находятся на территории США. Говорят, что там удерживается порядка 70 человек. Широкая публика не знает о существовании CMU, журналисты редко туда попадают. И всё-таки, одному журналисту удалось проникнуть в такую тюрьму в Мэрион (Иллинойс). Он расскажет нам, что он там увидел.

Уилл Поттер - журналист и старший редактор TED. Он также написал книгу «Зелёные — это новые красные: Внутренние общественные движения под угрозой (Green Is The New Red: An Insider's Account of Social Movements under Siege)». Далее представлено его интервью The Real News Network.

Перис (PERIES): Итак, думаю, каждый хочет спросить, как Вам удалось проникнуть внутрь тюрьмы? И, конечно, когда Вы туда попали, что там увидели?

США полиция

США - процент частных тюрем по штатам

Поттер (POTTER): Ну, журналистов не пускают в CMU. Но я писал об одном заключённом в течение долгого времени. Со дня его ареста я следовал за ним по всему пути судебного процесса, включая обвинительный приговор. И поэтому я смог добиться разрешения на посещение Даниэля Макгована (Daniel McGowan), который на свободе был экологом и моим другом. Я был сильно удивлён, когда обнаружил доказательства, что за моей работой, моими статьями и интервью о секретных тюрьмах следит контртеррористическая служба. Я быстро узнал об этом.

Даниэлю сказали, что если я буду задавать вопросы о тюрьме или расскажу об этом общественности, то его накажут за это. А когда я приехал в тюрьму, мне напомнили, что мне запрещено задавать ему вопросы. Тем не менее, всё это оказалось важным моментом для понимания сути секретных тюрем, и помогло взглянуть на них с такой точки зрения, которая недоступна другим журналистам.

Перис: И что нужно сделать, чтобы посадили в одну из таких тюрем? Как всё происходит?

Поттер: В том-то и проблема, что мы не знаем. Даже при анализе доступных судебных дел, мы до сих пор не можем чётко ответить на этот вопрос. Всех заключённых сажают в CMU без предупреждения. Просто в середине ночи или рано утром к ним заходят и говорят, что их везут в CMU, но без объяснения причин. Если они попросят обжаловать или предъявить объяснения этому, им ничего не ответят или скажут ничего незначащую бюрократическую фразу.

США полиция

США - рост количества заключенных

Некоторые попали туда за свои политические взгляды. Мы обнаружили в судебном порядке и через раскрытые документы, что правительство отправляет людей в CMU за их, цитирую: «антиправительственные и антикорпоративные взгляды». Причину посадки других можно понять, просто взглянув на них — это их раса или религия. Большинство заключённых секретных тюрем — мусульмане, которых посадили в результате провокаций и сфабрикованных терактов ФБР. То есть это просто кошмар, что какие тюрьмы существуют у нас.

Перис: А «блоки коммуникационного управления», почему их так называют?

Поттер: Думаю, это хороший момент. Как писатель и любитель слова, я просто восхищаюсь изобретательностью и обтекаемостью такого названия - блоки коммуникационного управления. Это звучит очень чётко. И это приводит к ощущению, что коммуникациями других заключённых не управляют. Конечно, реальность немного другая.

За каждым общением заключённого в федеральной тюрьме постоянно следят. Этим занимаются тюремщики. Они прочитывают письма. Прослушивают телефонные звонки. Подслушивают разговоры с посетителями. Возникает вопрос, почему некоторые заключённые сталкиваются с более суровым обращением? И, как я уже сказал, мы не можем ответить на эти вопросы. Но мы услышали некоторые правительственные объяснения, и поняли, что главная причина — их политические взгляды.

США полиция

США - распределение заключенных

Перис: И ещё один любопытный термин: «вдохновляющая значимость (inspirational significance)». Что он означает, и как заключённых записывают в эту категорию?

Поттер: Как я уже говорил, CMU были организованы втайне, и, по мнению юристов, незаконно. Они находятся вне административного контроля. И только спустя годы мы начинаем понимать, что означают эти бюрократические термины. Правительство описывает их как тюрьмы для заключённых, обладающих «вдохновляющей значимостью». Думаю, это ещё один обтекаемый термин для политических тюрем для политзаключённых. Людей бросают в CMU за их расу, религию и политические взгляды.

В случае Даниэля Макгована, например, он обладает вдохновляющей значимостью в общественном движении — он участвовал в экологических протестах против загрязнения окружающей среды и климатических изменений. Все его высказывания были подшиты к делу и использовались органами госбезопасности для оправдания помещения его в секретную тюрьму.

Перис: Расскажите нам по-подробнее о его деле. Как он оказался в этой секретной тюрьме?

Поттер: Ну Даниэль Макгован, как и другие заключённые CMU, был обвинён в совершении преступления. Его обвинили в соучастии в двух поджогах, которые провёл Фронт Освобождения Земли (Earth Liberation Front) — подпольная группа, разрушающая имущество во имя защиты окружающей среды. Но, как и все заключённые CMU, и надо добавить большинство обычных заключённых, он не нарушал правила, в том числе при общении.

Раньше он сидел в тюрьме менее строгого режима. Иными словами, за ним не было ничего предосудительного, чем можно было бы оправдать перевод его в эту тюрьму строго режима — и всё это только подтверждает, что его посадили по политическим мотивам.

США полиция

США - количество заключенных в сравнении с другими странами

Перис: И как Вам удалось убедить тюремных начальников разрешить Вам навестить друга в тюрьме, если он находится под таким наблюдением, что следят за всем его общением?

Поттер: Ну, мне... с моей стороны не понадобилось слишком напрягаться в убеждении. Я имею в виду, я просто отправил свой запрос, как мог бы сделать любой посетитель. Со стороны Даниэля, как ни странно, тоже не понадобилось много усилий. Это было разрешено без особого шума, как я уже сказал, но Макгована предупредили, что если я напишу что-нибудь об этом посещении, то его накажут. А когда я приехал, мне сказали, что они всё знают о моей работе, они знают о моих интервью Democracy Now! об аналогичных тюрьмах, и если я начну задавать вопросы, посещение сразу же запретят.

Перис: А сколько существует подобных тюрем, и почему они расположены в Индиане и Иллинойсе?

Поттер: Я знаю о двух CMU. Одна в Мэрион (Иллинойс), а другая в Терре-Хоут (Индиана). Обе они — части более крупных федеральных тюрем. На самом деле, это тюрьмы в тюрьмах. Как я уже сказал, их никто не контролирует и они не несут ответственности. Аналогичные объекты есть и в других тюрьмах (например, Карлвелл - в женской тюрьме в Техасе), но их не называют CMU, хотя режим там не менее строгий. На самом деле, история только начинает раскрываться, по мере появления правительственных планов. Будут появляться дополнительные секретные тюрьмы. Есть желание сделать их постоянными тюрьмами, а не экспериментальными, как сейчас. Мы не знаем как это произойдёт.

США полиция

США - заключенные по расам

Перис: А ограничения для СМИ — где-то написано, или кто-нибудь говорил Вам, что журналистам не разрешают входить в такие тюрьмы? И если да, то почему?

Поттер: Да. Об этом дают понять различными способами. Во-первых, через некоторые процедурные моменты. Я говорил, что проводятся мероприятия, чтобы сделать эти тюрьмы постоянными. И о них стало известно благодаря судебному иску Центра конституционных прав (Center for Constitutional Rights) по делу Даниэля Макгована и других заключённых CMU. И в ходе этого процесса были раскрыты тысячи страниц документов, которые я использовал для аналитики TED. И во время моего посещения этой тюрьмы.

Перис: Верно. Вы говорите, что многие из этих заключённых — мусульмане. Есть ли основания верить, что эти заключённые, мусульмане или другие, представляют угрозу для США?

Поттер: Нет, ни в коем случае. Я имею в виду, я считаю, что это говорит о дискриминационной природе этих тюрем. Это отражение тех мифов, страхов и расистских стереотипов, которые используются для демонизации этих людей. Мусульмане, сидящие в CMU — не враги нам. Они не виновны в теракте 11 сентября.

Они не террористы. Это люди как Ясин Ариф (Yasin Arif) — имам северной части штата Нью-Йорк, которого попросили стать свидетелем ссуды, но оказалось, что эта ссуда была организована ФБР для подготовки теракта. Но Ариф ничего об этом не знал. То есть это был сфабрикованный заговор, в который завлекли Арифа, в результате чего он оказался в секретной тюрьме. Вот из-за таких провокаций американцы и оказываются в этих тюрьмах.

http://antizoomby.livejournal.com/435246.html