Бену Филдсу, кажется, всё-таки будут предъявлены обвинения. Это тот белый полицейский из Южной Каролины, который грохнул об пол 16-летнюю ученицу школы Спринг-Вэлли Хай, нанеся ей ранения на лице и шее и сломав ей руку.

Прошёл почти месяц с 26 октября, когда видео с избиением этой девочки разлетелось по интернету. 28 октября Филдса уволили, но его не арестовали и не обвинили в нападении и нанесении побоев, в соответствии с законодательством Южной Каролины.

До этого Филдсу уже предъявляли иск за непропорциональное использование силы, и в данный момент он сталкивается с федеральным процессом, в котором адвокаты утверждают, что он «беспричинно нападал на афроамериканских учеников». До сих пор проводится федеральное расследование - были ли им нарушены какие-либо федеральные законы.

В то время как определяется, какие обвинения могут быть предъявлены и должны ли они предъявляться бывшему полицейскому Филдсу, в центре внимания оказались и другие вопросы. Во-первых, исходя из каких полномочий учитель и администратор школы разрешили вызвать полицию в ответ на неугрожающее поведение? Почему, вообще, полиция оказалась в школе? И как нам её оттуда выгнать?

Краткая история органов правопорядка в государственных школах.

Вообще-то, нет законов, которые обязывают школы нанимать полицейских. Отношения между полицией и школой, в основном, были инициативой местных властей. Тем не менее, за последние десять лет эти отношения нашли поддержку и на федеральном уровне.

С момента появления первой признанной программы школьных охранников в 1958 году и до 1980-х полиция работала только в нескольких школьных округах, в основном, при поддержке местных властей. Но в 1990-ые годы проникновение полиции в американские школы подскочило по экспоненте. В течение этого десятилетия была основана Национальная Ассоциация школьных охранников и развёрнута программа Министерства юстиции под названием «COPS in Schools».

Такая федеральная поддержка резко увеличила количество полицейских в школах всех штатов. Например, согласно докладу в Justice Quarterly: «С июля 2005 года по COPS было выделено 753 млн. долларов на более 300 грантов, на которые было нанято более 6500 охранников по программе CIS, и более 10 млн. долларов ушло на программу найма 100 охранников, которая называется «Безопасные школы – здоровые ученики»».

На федеральном уровне до сих пор действуют силы, которые увеличивают количество полицейских в школах. В 2014 году правительство Обамы запросило 150 млн. долларов на 1000 дополнительных школьных полицейских, в рамках Программы всесторонней школьной безопасности. А также, правительство объявило, что Министерство юстиции разрабатывает модель идеальной методики использования школьных полицейских. Финансирование этих программ идёт с помощью государственных грантов, в соответствии с Законом «Безопасные и свободные от наркотиков школы и районы».

Такая большая поддержка привела к развёртыванию в американских школах около 17000 полицейских. Однако, федеральная поддержка не усилила контроль за поведением и количеством полицейских. Деятельность школьных полицейских всё ещё находится в ведении самих полицейских, администрации школьных округов и штатов. Отсутствие контроля привело к общесистемным злоупотреблениям против учеников, особенно самых уязвимых категорий учеников.

Правоохранительные органы и нападение на уязвимые общины.

У нас предостаточно доказательств, что цветные, инвалиды и бедняки намного чаще страдают от полицейских злоупотреблений, включая насилие и аресты. К ним несправедливо относится судебная система, и их непропорционально чаще сажают в тюрьмы. Несмотря на призывы правозащитников сократить масштаб контактов полиции и местных жителей, и перекрыть «трубопровод из школы в тюрьму», очень мало было приложено усилий для гарантии, что ученики, особенно цветные, инвалиды и бедняки, будут защищены от злоупотреблений правоохранительных органов. В результате этого, одни и те же злоупотребления властью и нарушения прав человека осуществляются как на улицах, так и в школах.

Например, в коллективном письме Министерства образования и Министерства юстиции США отмечается, что «некоторые расовые и этнические категории чаще дисциплинируются, чем их сверстники». Аналогично, Отдел по правам человека Министерства образования сообщает, что чёрные ученики в три раза чаще отстраняются от занятий и исключаются из школ, по сравнению с белыми, а также непропорционально наказываются и ученики коренных национальностей.

В этом докладе также говорится, что ученики с ограниченными возможностями «составляют 12% от всех учеников, но 58% из них подвергаются строгому и не строгому заключению и 75% из них сталкиваются с физическими ограничениями в школах… Чёрные ученики составляют 19% всех учеников-инвалидов… но 36% из них сталкиваются с ограничениями в школах…»

Несправедливое отношение к ученикам с ограниченными возможностями только усугубляется вводом в школу полицейских, которые замечены в постоянном несправедливом отношении к инвалидам на улицах.

Национальный центр образовательной статистики сообщает: «Многие меры безопасности чаще принимаются в государственных школах с высокими уровнями бедных учеников… по сравнению с низкими уровнями». В школах, где ученики, в большинстве своём, цветные отмечается больший процент наличия школьных полицейских. Более половины учеников, сталкивающихся с полицией и арестованных – латино- и афро-американцы.

Писатель и активист Лерой Мур (Leroy Moore) пишет: «По крайней мере, каждый третий арестованный ученик имеет какое-либо заболевание – эмоциональное нарушение, биполярное расстройство, дислекцию. Некоторые считают, что более 33% учеников с эмоциональными нарушениями в три раза чаще попадают под арест в средних школах, по сравнению с остальным населением».

Министерство юстиции было вынуждено признать существование полицейских злоупотреблений в школьной системе и предъявило иск нескольким школьным округам, которые регулярно используют полицию для преследования нарушений дисциплины. Бывший Генеральный прокурор США Эрик Холдер заявил: «Регулярное наказание за нарушение дисциплины в школе – вызов ученика в кабинет к директору, а не задержание в полицейском участке».

Тем не менее, нет никаких правил, которые гарантировали бы, что школы, которые замечены в неадекватном нападении на бедных, цветных и больных учеников, лишались бы финансирования полицейских. Кроме того, нет никаких общесистемных положений, которые гарантировали бы, что полицейским управлениям, которые замечены в аналогичных злоупотреблениях на улице, запрещалось бы участие в школьной системе.

Так что же мы можем сделать для защиты уязвимых детей и общин от полиции? Как мы можем избавить наши школы от полицейских?

Права учеников и их защита.

В соответствии с судебным решением «Тинкер против Де-Мойн» (1969 года), ученики «не теряют свои конституционные права, приходя из дома в школу». Тем не менее, права учеников ограничены принципом in loco parentis, который гласит, что школьные сотрудники имеют право действовать «вместо родителей». Например, в соответствии с Четвёртой поправкой, полицейский не может производить обыск без обоснованной причины. Однако, принцип in loco parentis позволяет школьным сотрудникам обыскивать детские шкафчики, если они посчитают это необходимым. Не существует консенсуса на федеральном уровне по вопросу: действует ли полицейский в школе как сотрудник правоохранительных органов или как школьный работник.

Как результат, некоторые штаты защитили учеников, приняв положение, что полицейские должны соблюдать Четвёртую поправку и другие законы. А некоторые штаты отказались от этого, заявив, что школьные полицейские действуют от лица школьной администрации, и могут заменять родителей и не обращать внимания на отсутствие или наличие вменяемых причин для обыска. В этих штатах полицейские могут арестовывать школьников и не обязаны зачитывать им права. Из-за этого возникли вопросы о соблюдении Пятой поправки.

В то время как федеральные защиты для учеников пока не приняты, а местные правила неоднозначны, существуют некоторые локальные усилия по защите школьников от полиции. Например, Pacer Center сообщил, что в некоторых штатах и школьных округах родители могут «вписать в IEP (индивидуальную образовательную программу), что полицейские и школьные сотрудники не имеют права допрашивать ребёнка без присутствия родителя». А также, при участии активистов и адвокатов были введены некоторые дополнительные местные инициативы, которые защищают детей от полиции.

Институт правовой политики описал соглашение о сотрудничестве в округе Клейтон (Джорджия), которое гарантирует, что на проступок сначала будут отвечать предупреждением и чтением морали, а уж потом обращаться в ювенальную судебную систему. Аналогичные шаги были приняты в округе Джефферсон (Алабама).

В Балтиморе (Мэриленд) были пересмотрены школьные дисциплинарные правила, прописав разные виды реакции на различные уровни нарушений так, чтобы только самые серьёзные нарушения приводили к участию полиции.

В Окленде (Калифорния) программа укрепляющего правосудия стала буфером между учениками и правоохранительными органами. На уровне штатов достижения не столь значительны, но во Флориде, Колорадо и Техасе были приняты законы, которые сокращают аресты за основные дисциплинарные нарушения, проступки и незначительные правонарушения.

Есть ещё несколько успешных стратегий борьбы с полицейским присутствием в государственных школах. Например, финансовые ограничения и перенаправления могут оказаться эффективными для сокращения полицейских в школах. Условия выдачи грантов могут содержать требования предоставления гарантий, что школы не проводят непропорциональные наказания уязвимых учеников за нарушение дисциплины, а полиция не проводит массовые аресты, иначе они будут лишены финансирования. Полицейские, которые замечены в совершении проступков, агрессивном поведении и нарушении прав человека, могут быть отстранены от участия в школьных программах.

Можно отменить вообще всё финансирование полицейских и перенаправить деньги на программы местного обучения. Правозащитники могут организовать принятие законов, которые гарантируют, что полицейские будут соблюдать полицейские правила даже внутри школ, защищая права детей в соответствии с Четвёртой и Пятой поправками. Эти шаги могут быть приняты на местном и федеральной уровне.

В конце концов, все ученики каждого штата и каждого школьного округа нуждаются в защите от полиции. Эти защиты должны быть обеспечены не только в средней школе Спринг-Вэлли Хай и не только в Южной Каролине. В них нуждаются все школы нашей страны. А для осуществления общенациональных мер защиты необходимо новое федеральное законодательство. На первое время, это законодательство должно защищать школьников от полиции, пока полицейским разрешают присутствовать в школах. В долгосрочной перспективе, оно должно выгнать всех полицейских со школьной территории и гарантировать, что они больше никогда туда не вернутся.

Полиция не всегда была в школах. И она не должна там быть. Её можно выгнать. Если мы хотим защитить бедных учеников от бессмысленных арестов и попробовать разрушить трубопровод из школы в тюрьму, то мы обязаны выгнать полицию из школьной системы.

http://antizoomby.livejournal.com/412679.html