Полицейщина в школах США

Давным-давно американские родители вздыхали с облегчением, когда их дети возвращались в школу после летних каникул, зная, что большую часть дня дети будут заняты полезными вещами, подальше от греха и неприятностей. Это были старые добрые деньки, ещё до того, как школьные расстрелы стали частью нашего американского лексикона, а школы, стремясь к большей безопасности, трансформировались в квази-тюрьмы с камерами наблюдения, металлоискателями, полицейскими патрулями, политикой нулевой терпимости, комнатами для наказаний, фыркающими собаками, ищущими наркотики, и обысками с раздеванием.

К сожалению, где-то на перепутье, вместо того, чтобы сделать школы более безопасными, нам удалось сделать их более авторитарными. Когда-то давно, если ты пререкался с учителем, подшутил над одноклассником или просто не выполнил домашнее задание, ты мог оказаться в заключении или получить наказание в виде дополнительной письменной работы после уроков. В наши дни школьников наказывают за нарушения более незначительные, чем эти – например, за игру в полицейских и грабителей на детской площадке, принесение в школу конструктора или кидание едой – но их наказывают временным отстранением от уроков, исключением из школы и даже арестами.

Связь миграции и кризиса образования
В статье:

Выпускники ВУЗов в США никому не нужны

А в результате этого, Америка ускоренными темпами выращивает поколение Оруэлла – поколение, состоящее из послушных граждан, приученных жить в полицейском государстве, стройными колоннами марширующих к правительственному диктату. Действительно, как я отмечаю в своей книге «Правительство волков: Новое американское полицейское государство», с каждой школьной полицейской облавой и неадекватным наказанием, которые делаются во имя школьной безопасности, преподаётся урок, что американцы (особенно молодёжь) вообще не имеют никаких прав в противовес государству или полиции. На самом деле, большинство школ сегодня исповедуют мышление строгой изоляции, что оставляет мало места для свободы, индивидуальности и должного развития.

Например, когда ученица средней школы Эшли Смитуик, отправляясь в школу, принесла не свой пакет с завтраком (а своего отца), звезда футбола, она понятия не имела, что её ошибка бросит её в море проблем с законом. Эшли не знала, что в пакете для завтрака её отца лежал нож для фруктов с 5 сантиметровым лезвием, которым он режет яблоко во время своего обеда. Только, когда школьный сотрудник, обыскивающий вещи школьников, обнаружил маленький ножик, который администраторы назвали «оружием», Эшли поняла, что произошло, и объяснила ошибку. Однако, школьная администрация передала Эшли в полицию, которая, в свою очередь, обвинила её в преступлении класса 1 – за хранение «колюще-режущего инструмента на территории образовательного учреждения».

Тишку Эйвери – подростка из Бирмингема (Алабама), больную диабетом – ударили о шкаф для хранения документов и арестовали за сон во время наказания в школе. Маленькая девочка, которая также страдает от внезапной остановки дыхания во сне и астмы, заснула в комнате для наказания, читая «Гекльберри Финна». За это, школьный сотрудник бросил в неё книгу, после чего Эйвери пошла в коридор, чтобы прийти в себя. Когда она разговаривала по телефону со своей матерью, к ней сзади подошел полицейский и толкнул её в шкаф для документов, а затем арестовал. Сейчас Эйвери выдвинула против администрации школы судебный иск.

В мае 2013 года семь школьников средней школы Энло в Роли (Северная Каролина) были арестованы за школьную шутку с бросанием наполненных водой воздушных шариков. Один из родителей, который увидел, как полицейский сбил арестованного школьника на землю, тоже был арестован, за выражение недовольства тем, как обращаются со школьниками.

К несчастью, хотя, на первый взгляд, это выглядит как отдельные происшествия, они демонстрируют общенациональный феномен, в рамках которого детей рассматривают как преступников, особенно в государственных школах. Они имеют далеко идущие последствия. Так, Эмили Блументаль, пишущая для New York University Review подборку статей о правовых и общественных изменениях объясняет:

Исследования показывают, что молодой человек, которого однажды временно отстранили от уроков, подвержен повышенному риску повторного наказания, и, вероятнее всего, вскоре будет исключён из школы. Исследователи пришли к выводу, что «отстранение часто становится инструментом отторжения, который направлен против школьников с низкой успеваемостью и представляет их как «нарушителей спокойствия», покидающих школу до окончания обучения». А также, школьники, которые были временно отстранены, с большей вероятностью совершат преступления и/или закончат в местах лишения свободы для взрослых – модель, которая получила название «трубопровод из школы в тюрьму».

Более того, временные отстранения и аресты за незначительные проступки и детские шалости всё шире и шире распространяются, вместе с распространением тотальной слежки в наших национальных школах. Фактически, наши школы стали микромиром, отражающим тотальную государственную слежку, которая захватила современную Америку, с использованием целого ряда технологий, включая видеокамеры, сканеры пальцев и ладоней, сканеры радужной оболочки глаза, а также устройства слежения RFID и GPS, чтобы поддерживать постоянную слежку за школьниками.

Например, в мае 2013 года школьное руководство округа Полк во Флориде навязало своим школьникам программу сканирования радужной оболочки глаза без согласия родителей. Родителям выслали письма с объяснениями, что они могут отказаться от этой программы для своих детей, но пока письма до них дошли, у 750 детей уже были просканированы глаза и собраны биометрические данные.

Хуже того, эти программы сканирования радужной оболочки глаза распространяются в школах со школьными автобусами, которые тоже участвуют в этом процессе. Когда школьники входят в автобус, им говорят заглянуть в сканер, похожий на бинокль, который мигает, удостоверяя, что школьник зашёл в свой автобус, или гудит, если школьник ошибся автобусом. Эта технология связана с мобильным приложением, с помощью которого родители отслеживают перемещения своих детей. Каждый раз, когда сканируются глаза их детей, родители получают фотографии и местоположение на интернет-карте с временной привязкой. Без учёта прибыли, потенциал для злоупотреблений, особенно в руках тех, кто охотится на молодёжь – безграничен.

Сведущие люди ожидают, что в течение нескольких лет эта новая индустрия выйдет за пределы школ и дойдёт до банкоматов, аэропортов и других мест с особыми условиями безопасности. Безусловно, это огромный бизнес. Школьная индустрия безопасности, в которую входит всё - от биометрии до видеонаблюдения, в 2012 году стоила 2,7 млрд. долларов, и, как ожидается, за следующие 5 лет её рост составит 80%, достигнув в 2017 году 4,9 миллиардов долларов.

Даже если отбросить в сторону обещания прибыли, вопросы безопасности и эффективности, всё это не сулит ничего хорошего для нашей молодёжи, которая воспитывается в школах, похожих на квази-тюрьмы и в школьной обстановке, в которой к ним относятся так, словно они не имеют никаких прав, и должны как можно меньше знать о Конституции. Не раз было сказано, что американские школы – это тренировочное поле для будущих поколений. Если это так, и если мы ничего не сможем сделать, чтобы остановить этот потерявший управление поезд, то следующее поколение будет самым покорным, запуганным и угнетаемым поколением, когда-либо выросшем в Америке, и они будут стройными колоннами маршировать под властью полицейского государства.

http://antizoomby.livejournal.com/219030.html

Опубликовано 18 Мар 2017 в 08:00. Рубрика: Заграница. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.