Брейтенбах был яростным борцом против апартеида, отсидел то ли 7 то ли 8 лет в тюрьме, знакомый Нельсона Манделы, то есть заподозрить его в предвзятости к ситуации трудно. Книгу он написал в 1999 году после временного возвращения на Родину, в свой городок.

Ниже пара заметок о том, во что превратилась его Южная Африка. Это не самая главная тема его удивительно красивой и очень лиричной книги, но частично она задает фон, на котором автор пытается вникнуть в свое прошлое, прошлое и корни семьи и страны.

Харди женился на блондинке Кэти. У них родилась дочь Алекс. Однажды Кэти с дочерью отправилась на прогулку вдоль своей фермы. Из виноградника вышел человек с камнем в руке и, не говоря ни слова, с размаху ударил Кэти. Он бил её до тех пор на глазах у дочери, пока не расколол череп, не превратил лицо в кашу, не сломал руки и ребра. На дикие крики ребенка отреагировали рабочие фермы. Человек скрылся в винограднике. Кэти выжила, но у неё нет лица и сознания. Человека поймали. Дали срок, но вскорости выпустили, так как его объявили "жертвой расизма". Он поселился и стал жить недалеко от фермы Кэти.

Главаря банды убийц в Гугулету арестовывали 5 раз за убийства и каждый раз отпускали. Он тоже "жертва расизма". Это дух новой конституции страны.

Сельскохозяйственный черный рабочий арестован за убийство члена семьи фермера и посажен в тюрьму. Семье убийцы государство по новым законам выплачивает пособие на жизнь. Убийцу досрочно освобождают. Он возвращается домой и отдыхает. Пособие продолжает регулярно поступать. Убийца на раскайфовке. Фермер идет к прокурору разбираться, что за чертовщина происходит. Прокурор объясняет, что по новым законам пособие будет идти весь назначенный срок "жертве расизма" и это не зависит от того, досрочно он освобожден или нет.

У белого украден раритетный семейный пистолет. Полицейский узнает, кто это сделал, и договаривается с вором, что белый выкупит пистолет за приличные деньги и возместит вору моральный ущерб. Вор сначала соглашается, но потом не приходит на сделку. "Этим расистам-бурам же нельзя верить!"

Пропал белый фермер. Уже пенсионер, знаток местных языков и любитель медицины. Через некоторое время находят его труп. Ограблен. Вырезано сердце и половые органы. Скорее всего для магической медицины "мути", популярной среди черных. Также вырезаны глаза, чтобы мертвый не видел "Другое" по представлениям фанатов "мути". Ирония в том, что этот фермер был слеп.

У приморского городка трое молодых человека уговорили девушку поехать с ними на прогулку. Девушка хорошо знает одного из них. Она соглашается. Они завозят её в буш и насилуют. Затем распарывают ножом ей живот и перерезают горло. Уверенные, что она умрет, они уезжают. Девушка, запихивая кишки себе в живот, как-то доползает до дороги. Проходящие мимо машины не останавливаются. Никому не надо проблем. Своей кровью она пишет на асфальте имя того, кого знала из трех подонков. Умирает.

Молодой человек хочет вывести свою девушку погулять. Но у него нет денег. Он продает за копейки своего пятилетнего брата другим людям и с ними идет смотреть, как они живьем выпотрошат его органы для "мути". Это важно в "мути", чтобы резали именно живого человека.

Черные верят, что излечиться от СПИДа можно только переспав с юной незараженной девственницей.

Сын (14 лет) поддатый утром возвращается домой с пистолетом. Дома он под дулом заставляет отца встать на колени и отсосать у него. Ещё даже не наступил ланч.

Черный откликается на объявление в газете о продаже стола. Приезжает. Стол продает белая старуха и ее две дочери. Цена нормальная, но черный хочет меньшую цену, так как ножки стола поточены червем. Старуха не соглашается продавать за меньшую цену. Мужчина идет к своей машине, достает револьвер, возвращается и убивает старуху. Затем затаскивает дочерей в багажник, вывозит на центральную улицу города, вытаскивает их из машины и убивает каждую. По пуле в голову. Одна пуля - один труп. На глазах у всех. Времена трудные, надо экономить патроны.

Пьяный мужчина залазит в дом к вдове. Ей 75 лет. Жарко и мужчина в безумии. Он избивает её, пока она не валится на пол. Расстегивает штаны. Старуха в крови кричит: "Не делай этого! Ради себя! У меня СПИД!!!"

У белого мальчика пневмония. Его привозят в госпиталь. В госпитале теперь черное руководство. "Жертвы расизма". Все оборудование продано налево. Все хотят теперь разбогатеть. Мальчика отправляют в ванну помыться, но в нее набирают кипяток. Он кричит. Его насильно окунают в кипяток. От ожогов он позже умирает.

В междугороднем рейсовом автобусе задерживают черного мужчину. Он везет сверток, который время от времени роняет, так как засыпает от долгой дороги. В свертке голова маленького мальчика - сына его сестры. Голова нужна для "мути". Дорога трудна. Усталость берёт своё.

Время от времени черные живьем сжигают в маленьком транзитном городке какую-нибудь женщину, считая её "ведьмой".

Семья белых фермеров нанимает черного садовника. На второй день он приводит сообщника. Они убивают черную служанку-старуху. Из школы возвращается мальчик с мамой, они убивают мальчика. Возвращается дочь из школы. Её насилуют и убивают. Потом насилуют и убивают мать. Потом собаку. С собакой пришлось повозиться. Они зарубили её топором и это оказалось сложным делом.

Внук изнасиловал свою бабушку (101 год), с парализованными ногами и слепую. На суде он сказал, что просто ошибся ночью женщиной.

Полиция в моргах обирает мертвых. Прикола ради полицейские также собирают в городе с улиц проституток для совокупления в морге. Иногда они хватают подозреваемых в убийстве и заставляют их совокупляться с убитым кадавром.

Если заключенный сдается, не в силах терпеть ужас жизни и бытия, он приходит к начальнику тюрьмы и объявляет о своем желании бежать. Договаривается о способе убийства и через час заключенного убивают по его выбору: душат, бьют битой, режут. Потом просто объявляют, что он хотел бежать и при попытке к бегству...

Все эти яркие, духоподъёмные истории рассказал нам южноамериканский автор, поэт, писатель и по совместительству борец с апартеидом, приятель Манделы (мне никогда не нравилась эта фамилия!), «узник совести», отсидевший не то семь, не то восемь лет за свою беззаветную борьбу с расовым угнетением. После этого он жил в эмиграции, женился на француженке вьетнамского происхождения. Он профессор, художник, преподаёт Creative Writing в университете Нью-Йорка. Это Брейтен Брейтенбах, рафинированный ироничный и лиричный интеллектуал, курит трубку, носит бороду и т. д. и т. п. Один из его братьев был командиром южноафриканского спецназа 1 Reconnaissance Commando и командиром Buffalo Battalion, а второй — известным военным корреспондентом и фотографом. В общем, в семье не без урода, как говорится. Теперь Брейтенбах наезжает на родинку от случая к случаю и поёт о том, что видит.

А ещё это невероятно похоже на Россию после революции. Просто 1:1. Достаточно заменить «жертву расизма» на «жертву царизма». Тут я совершенно согласен с locateur. Стало ли намного лучше? Никак не удаётся избавиться от ощущения, что читаешь криминальную сводку какого-нибудь Кущевского района Ставропольского края — или нескольких кущевских, что совершенно не меняет сути. Откуда это в Африке — я понимаю: средний уровень интеллекта у африканца соответствует тому, что в Европе определяется как «дебилизм». Это не ругательство, а медицина, дорогие товарищи. А теперь представьте себе континент, где четыре пятых населения — «медицинские» дебилы. Представили? Это хорошо. Значит, у вас богатая фантазия. Я, например, не представляю.

«Я вижу мрачные перспективы для Африки, потому что вся наша социальная политика строится на допущении факта, что у них уровень интеллекта такой же, как у нас — тогда как все тесты говорят, что это не так».

Нобелевский лауреат, биолог Джеймс Уотсон

Можно почитать немного тут или тут, — ну, или купить книжку. Иногда стоит потратить деньги, если это лечит от глупости.

А в России?

Несколько цитат из Горького.

… московские бояре только что затравили талантливого царя Бориса Годунова и убили умного смельчака, загадочного юношу, который, приняв имя Дмитрия, сына Ивана Грозного, занял Московский престол и, пытаясь перебороть азиатские нравы московитян, говорил в лицо им: «Вы считаете себя самым праведным народом в Мире, а вы — развратны, злобны, мало любите ближнего и не расположены делать добро».

В 18-м и 19-м годах то же самое делали на Дону и на Урале: вставив человеку — снизу — динамитный патрон, взрывали его.

Я думаю, что русскому народу исключительно — так же исключительно, как англичанину чувство юмора — свойственно чувство особенной жестокости, хладнокровной и как бы испытывающей пределы человеческого терпения к боли, как бы изучающей цепкость, стойкость жизни.

В русской жестокости чувствуется дьявольская изощрённость, в ней есть нечто тонкое, изысканное. Это свойство едва ли можно объяснить словами «психоз», «садизм», словами, которые, в сущности, и вообще ничего не объясняют. Наследие алкоголизма? Не думаю, чтоб русский народ был отравлен ядом алкоголя более других народов Европы, хотя допустимо, что при плохом питании русского крестьянства яд алкоголя действует на психику сильнее в России, чем в других странах, где питание народа обильнее и разнообразнее. Можно допустить, что на развитие затейливой жестокости влияло чтение житий святых великомучеников, — любимое чтение грамотеев в глухих деревнях.

Если б факты жестокости являлись выражением извращённой психологии единиц — о них можно было не говорить, в этом случае они материал психиатра, а не бытописателя. Но я имею в виду только коллективные забавы муками человека.

В Сибири крестьяне, выкопав ямы, опускали туда — вниз головой — пленных красноармейцев, оставляя ноги их — до колен — на поверхности земли; потом они постепенно засыпали яму землёю, следя по судорогам ног, кто из мучимых окажется выносливее, живучее, кто задохнётся позднее других. Забайкальские казаки учили рубке молодёжь свою на пленных. В Тамбовской губернии коммунистов пригвождали железнодорожными костылями в левую руку и в левую ногу к деревьям на высоте метра над землёю и наблюдали, как эти — нарочито неправильно распятые люди — мучаются. Вскрыв пленному живот, вынимали тонкую кишку и, прибив её гвоздём к дереву или столбу телеграфа, гоняли человека ударами вокруг дерева, глядя, как из раны выматывается кишка. Раздев пленного офицера донага, сдирали с плеч его куски кожи, в форме погон, а на место звёздочек вбивали гвозди; сдирали кожу по линиям портупей и лампасов — эта операция называлась «одеть по форме». Она, несомненно, требовала немало времени и большого искусства. Творилось ещё много подобных гадостей, отвращение не позволяет увеличивать количество описаний этих кровавых забав.

Существует мнение, что русский крестьянин как-то особенно глубоко религиозен. Я никогда не чувствовал этого, хотя, кажется, достаточно внимательно наблюдал духовную жизнь народа. Я думаю, что человек безграмотный и не привыкший мыслить не может быть истинным теистом или атеистом и что путь к твёрдой, глубокой вере лежит через пустыню неверия.

Наверное, стоит согласиться с лж-юзером uawarrior_south: «Мы все пользуемся двухтысячелетним культурным влиянием христианства, даже независимо от личной веры. К сожалению, большинство настолько ненаучно мыслят, что не могут оценить этого факта». Опять же, по словам Горького, «пассивное и бесплодное отрицание явлений и событий, связей и значений, которых мысль, развитая слабо, не может понять». Вероятно, поэтому цивилизованных людей приведённые выше свидетельства как минимум ужасают.

Да и сказанное лж-юзером namordnikov резко лишь по форме: «Лично я ничего шокирующего не вижу. Расколотые черепа и разорванные глотки — закономерная плата за попытку приручить дикое животное. И вообще белый мир по отношению к негроидам повел себя как духовно богатая девственница, вздумавшая пофлиртовать с быдланом — охмурил-подчинил, потом принялся гладить по голове и демонстрировать свои прелести, а теперь удивляется, почему его насилуют».

В истории со сдачей ЮАР (как и Родезии) мне по-прежнему непонятен «высший смысл» случившегося. Никакого иного разумного объяснения, кроме того, что происходит намеренный «сброс» территорий и анклавов, где цивилизационный контроль сопряжён с огромными затратами, необходимыми в случае эшелонированного сопротивления хаосу, у меня нет. Даже следуя пресловутому «не видеть умысла там, где происходящее объясняется обычной глупостью», ни к какому другому выводу я прийти не могу.


* В начале ХХ века сходные поверья про сифилис бытовали в Средней Азии. Возможно, это что-то архетипическое. Ещё любопытно про глаза: лет 120 назад всерьёз выдвигалась гипотеза о том, что последнее, что видит жертва убийства, отпечатывается у неё на сетчатке. Соответственно, некоторые продвинутые и начитанные убийцы выкалывали жертвам глаза. Видимо, это тоже что-то глубинное, напоминающее распространённый обычай закрывать глаза покойникам. (via)

http://ir-ingr.livejournal.com/1113282.html

http://gabblgob.livejournal.com/918305.html