На Крымском полуострове перед выборами активизируются псевдонаучные психологические секты

В наследство от киевского режима Крыму достались не только полностью разрушенная инфраструктура, упадок промышленности и сельского хозяйства, настоящий бардак в земельно-собственнических отношениях. В этом благодатном краю обосновались и пустили корни разного рода «ученые», проповедующие давным-давно придуманные на Западе и там же уже дискредитировавшие себя всякого рода «передовые психологические методики». Пользы для лечения пациентов от них нет никакой, зато как психологическое оружие для манипуляции населением они вполне действенны. Лидирует так называемая гештальт-терапия.

Так, при украинской власти существовал некий Крымский центр гештальт-терапии. После возвращения Крыма в Россию он быстренько переменил название на Московский гештальт-институт в Крыму. В Крыму также учрежден партнерский Международный институт групповой психотерапии и социального проектирования. На его базе проводятся тренинги и курсы гештальт-терапии в столице республики. По мнению многих специалистов, гештальт-терапия является лженаукой, а гештальт-институты — бизнес-сектой, основанной на методах деструктивной манипуляции и контроля сознания и напоминающей структуру таких сект, как Церковь сайентологии. Интересно, сами адепты «нового метода», отвергая обвинения в «ненаучности», говорят, что «техники гештальт-терапии очень ловко и мастерски могут использовать в различных сектах — например, сайентологи». При всем этом никто их за язык не тянул.

Гештальт-терапия окончательно сложилась в 50-е годы XX века, хотя ее основатели жили и работали еще в первой половине столетия. Само слово «гештальт» происходит от немецкого Gestalt — форма, образ, структура. Поклонники этого «направления» в психологии считают, что главное для человека — так называемое осознавание, ключевое понятие гештальт-терапии. Главный лозунг — воспринимать что-либо или кого-либо нужно «здесь и сейчас». Восприятие не сводится к сумме ощущений, а свойства фигуры не описываются через свойства частей. Утверждается: «целое — это некая реальность, отличная от суммы его частей». По сути, они учат воспринимать мир «здесь и сейчас» только либо в черных, либо белых красках. Они, действуя, как и другие тоталитарные секты, внушают человеку, что частности, условия формирования того или иного явления, нюансы, врожденные качества или привнесенные, временные увлечения или глубокие принципы — ничто. Как и сайентологи, гештальт-поклонники склоняют людей к бездумности и отсутствию анализа, что приводит в дальнейшем к деформации совести.

А способы научения этой «науке» очень красноречивы и выдают последователей с головой. В ходе терапии пациенту предлагается ставить «эксперименты» и наблюдать выявляемые в ходе экспериментов «феномены». Например, представить, что на пустующем стуле сидит сам же пациент, и завести разговор с самим собой. Считается, что после такого «разговора» пациент получает некий «феномен», который надо «зафиксировать», и таким образом приближается к своему «осознаванию». Иными словами, самый легкий путь заработать шизофрению — пройти курс гештальт-терапии. Понятно, что выпускники подобных заведений мало того что необычайно зависимы от своих гуру — они чрезвычайно внушаемы и, не отдавая себе в этом отчета, готовы сделать все, что им прикажут, исходя из своего здесь и сейчас «осознавания», которое манипулируется «коучером» на раз.

«Теория гештальт-терапии представляет собой такой вот эзотерический текст, сплошные потоки мыслей, более всего напоминающие туманные оккультно-эзотерические словесные излияния или же бессмысленные тексты в стиле постструктурализма, технотреп, психотреп, — утверждает кандидат психологических наук Александр Невеев. — …Гештальт-терапия на самом деле — это настоящий рассадник иррационализма и субъективизма, это что-то вроде эзотерического учения, течения нью эйдж, религии, психокульта или даже секты. Это современное шаманство, просто замаскированное и залакированное терминами из психиатрии».

Крымский центр гештальт-терапии, как и его правопреемники, входит в единую систему так называемого Восточно-Европейского гештальт-института (ВЕГИ), созданного в 90-е годы на пространстве бывшего СССР, активно проводят психотренинги на самые разные темы — воспитания детей, управления бизнесом, психологической поддержки матерей-одиночек и т.п. В свою очередь, стандарты подобного «коучинга» выработаны в США и получили распространение во Франции и Германии, откуда пришли в Россию в 90-е годы. Как и у сайентологов, организационная структура строится на денежной мотивации и использовании психологических слабостей людей и их житейских проблем.

В Крыму ситуация осложнена тем, что еще в украинский период в лапы «психологов» попали представители элиты края. Так, Московский гештальт-институт в Крыму возглавляет Марина Левандовская, супруга бывшего министра финансов (до 29 декабря 2015 года) Республики Крым Владимира Левандовского. В своей специализации госпожа Левандовская указывает довольно большой набор способностей, делая ставку на работу с людьми в кризисе среднего возраста, практикует «телемедицину», что в ее версии — общение с пациентами по Skype. Местом работы указывает «Частная практика; тренер в "Институте Групповой Психотерапии и Социального Проектирования"». После весны 2014 года Марина Левандовская, правда, уклонилась в некую «психодраму», предпочитая реже представляться гештальт-терапевтом.

Сегодня гештальт-институт имеет довольно обширную сеть партнеров и партнерских курсов, созданных выпускниками, получившими сертификацию Крымского центра гештальт-терапии. По многим признакам Левандовская продолжает активно сотрудничать как с партнерами, так и с дипломантами тренингов: получая диплом «тренера», они не выходят из системы и работают по принципу франшизы. Как указано на персональном сайте levandovskaya.com, Киевский гештальт-университет является «партнером» центра Левандовской. В списке «тренеров», имеющих сертификат Крымского центра гештальт-терапии, фигурируют многие «специалисты» по гештальт-терапии, уехавшие из Крыма на территорию Украины.

Например, Юлия Казенникова (до переезда из Крыма и замужества Пашкина), в специализации которой среди прочего указано: практикующий психолог, помощь по широкому спектру личных, семейных и детско-родительских проблем, а также образовательная программа «Спас» — «система трансовой культуры украинского народа». Думается, совершенно понятно, ЧТО подразумевается под этим. Добавим лишь, что программа «Спас», которую преподавали в Крымском центре гештальт-терапии, является эзотерической вымышленной практикой, изобретенной в середине XX века «мастером» Анатолием Скульским, и содержит «инструкции» по освоению практики трансцендентного ведения боя, якобы применявшейся «древними украинцами-казаками». Среди произведений автора есть и такой опус, как «Тайная наука украинского казачества».

По имеющимся данным, эта практика активно использовалась в лагерях подготовки националистических батальонов «Азов», «Айдар», Днепр» и других боевых групп. В данный момент Юлия Казенникова возглавляет подобный гештальт-центр в Херсоне, где вместе с рядом других выпускников крымского гештальт-центра ведет соответствующие тренинги, активно выступает на местном телевидении с лекциями и житейскими советами. Как указано на ее персональном сайте, партнерами центра является «Общественная организация КрымSOS» — украинский проект по «реабилитации» мигрантов-крымчан на Украине.

Стоит отметить, что Херсонская область сегодня активно осваивается сторонниками возвращения Крыма в состав Украины и всеми соответствующими организациями, включая меджлис. В Херсонской области расположилось и «крымское управление СБУ». Гештальт-терапевты Херсонской области активно привлекаются к психологической помощи бойцам АТО. Ровно с теми же целями «тренеры» гештальт-терапии привлекались в качестве волонтеров на Майдане в 2014 году — снимали страх с боевиков.

1 июня этого года «КрымSOS» объявил всеукраинскую акцию «Реакция. На Крым», «с помощью которой украинцы смогут писать слова поддержки крымчанам. Цель проекта — убедить крымчан в том, что их помнят и поддерживают на материковой части Украины и желают скорейшего возвращения полуострова. Проект приурочен ко Дню крымско-татарского флага, который состоится 26 июня». Автором идеи указана «крымчанка» Леране Хайбуллаева. Учитывая направленность деятельности херсонского гештальт-центра, его ресурсы активно используются для рекрутирования сторонников и пропагандистской деятельности.

Все украинские гештальт-центры активно вовлечены в деятельность Украинского союза психотерапевтов и получают системную организационную и, возможно, финансовую поддержку со стороны украинского государства. Регулярно проходят семинары Украинского союза психотерапевтов на тему психодрамы и гештальт-терапии. Отметим, что аналогичная профессиональная организация в России — Российское общество психиатров — вообще отвергает гештальт-терапию как науку.

Свидетельством активного сотрудничества Марины Левандовской с сетевой структурой украинских гештальт-центров и непосредственно Киевским гештальт-университетом является деятельность ее помощницы и пресс-секретаря — Светланы Паниной, которая ведет ряд проектов в социальных сетях (например, таких, как гештальт-коучинг), а также собственные тренинги. Ее крымские номера указаны в качестве контактов с самой Левандовской и для связи с Московским гештальт-институтом в Крыму.

Судя по активности Паниной в социальных сетях, в том числе по рекрутингу адептов и привлечению внимания к гештальт-терапии, она в мае 2016 года окончательно перебралась из Крыма в Киев (до этого ездила туда-обратно), не покидая своей должности при Левандовской. В Киеве Панина занялась рекрутингом клиентов в филиал очередной гештальт-терапии «Студия Полины Гавердовской» (московская франшиза). За консультацию, в том числе по Skype, берет в рублях — 4 тыс. за сеанс. Параллельно участвует в различных украинских неправительственных проектах, финансируемых зарубежными фондами. Например, специализируясь на педиатрии и детских проблемах, вербует клиентов сети гештальт-центров в молодежный «Лагерь толерантности», который будет организован в нынешнем году. Как и многие НКО, ее центр вовлечен в подобные проекты воспитания молодежи: лагеря толерантности для детей и молодежи работают в Молдавии, на Украине, в Грузии — территориях особого внимания со стороны Запада в плане воспитания подрастающих поколений. Как ни странно, в этих республиках активно работает и сеть центров гештальт-терапии.

Назовем только две цели Кавказского института гештальт-терапии, открытого украинскими адептами методики: 1) способствовать достижению европейских и американских стандартов психологии и психотерапии в Кавказском регионе; 2) оказывать содействие во вступлении лучших профессионалов региона Кавказа в различные профессиональные объединения, в числе которых Европейская ассоциация психотерапевтов, Американская психологическая организация, Европейская ассоциация гештальт-терапии, содействовать налаживанию контактов обучающихся с ведущими мировыми специалистами. Фактически эта система направлена на вербовку специалистов по психологии в матрицу и стандарты гештальт-терапии. Проект курирует киевский «тренер» Елена Зозуля.

Куда более тесные, пусть и не столь афишируемые в публичной плоскости отношения связывают Левандовскую с другим «коучером» гештальт-терапии — Галиной Зарицкой. Зарицкая и Левандовская прошли те же курсы подготовки, включая обучение в «феноменологическом институте», гештальт-центре и курсы психотренера Якова Наора (Израиль). Кстати, госпожа Зарицкая также является экс-президентом Британской ассоциации психодрамы. Они вместе начинали бизнес, основанный на использовании полученных сертификатов, — первый офис их компаний находился по одному и тому же адресу.

Зарицкая и Левандовская дружат семьями. Муж Галины Зарицкой Вадим Зарицкий до конца 2015 года работал в Министерстве финансов Республики Крым, куда он был приглашен Левандовским на позицию заведующего отделом хозяйственного обслуживания и материально-технического обеспечения регионального Минфина. В биографии Зарицкой, которая сегодня официально работает психологом в онкоцентре и является директором собственной тренинговой компании «Век», указано проведение различных тренингов, включая, что важно, «обучение кадрового резерва ведущей политической партии Украины с 2006 года», то есть Партии регионов. Многолетняя дружба и сотрудничество на почве педиатрии и семейной психологии обеих «психотренеров» связывает их с еще одной влиятельной в этом бизнесе дамой — Нонной Бахаревой, которая является директором детских центров в Симферополе «Семья от А до Я» (в рамках женских программ и программ подготовки женщин к родам и воспитания детей). Сама же Нонна Бахарева — жена первого зампредседателя Госсовета и кандидата в депутаты ГД РФ Константина Бахарева. Стоит отметить, что до назначения в Минфин Вадим Зарицкий много лет работал в «Крымской правде» под руководством Михаила Бахарева, отца Константина Бахарева.

Используя эти связи, они, видимо, монополизировали организацию психологических и «лидерских» тренингов для крымских членов «Партии регионов». А судя по сайту крымского отделения «Единой России» о действующем проекте «Кадровый резерв», который курирует господин Бахарев, все его фазы включают такие пункты, как «оценка личности» и «индивидуальные тренинги» с участниками проекта — и с большой долей вероятности можно предположить, что не иначе как по методикам гештальт-терапии. По словам Константина Бахарева, «с сентября (2016 года) для лиц, зачисленных в кадровый резерв, начнется учебный процесс, который будет направлен на их профессиональное развитие и повышение уровня компетентности: специализированные тренинги, семинары, стажировка в органах власти. После чего будем рассматривать возможность их продвижения по службе».

Наблюдатели не исключают, что гештальт-терапия может быть и базой для сопровождения избирательной кампании «Единой России» в Крыму в 2016 году. Таким образом, мы имеем серьезный риск внедрения в российские органы власти агентурной структуры организации сектантского типа, корнями связанной с материнскими международными и украинскими организациями.

http://rusplt.ru/society/kryim-sektyi-aktivizatsiya-26532.html