Сегодня, когда внутренние противоречия раскалывают неонацистскую хунту изнутри, России, Луганской и Донецкой республикам особенно важно быть готовыми к перехвату власти после очередного переворота в Киеве и утраты управления войсками и местными властями. Если к этому времени не будет готова новая временная администрация и военные комендатуры для каждого областного центра Украины, если не будет армии, готовой выйти на границы с Польшей, неонацисты зальют кровью всю территорию Украины.

Первоначальный состав Евромайдана готов был часами слушать политиков, вещавших с трибуны о коварстве продавшегося москалям Януковича и необходимости немедленно и невзирая ни на что подписать "Соглашение об ассоциации с Евросоюзом", которое разом решит как экономические проблемы Украины в целом, так и частные проблемы отдельно взятой семьи. Причем все и сразу – социальные, финансовые, да даже медицинские.

А вот сменившие евромайданоцев боевики уже ни в какое ЕС не собирались, о чем постоянно твердили корреспондентам и политикам. Эти пришли устанавливать бандеровские порядки, поднимать москалей на ножи и реализовать, наконец, давно обещанное - "чемодан-вокзал-Россия" для всех инакомыслящих. Они высокомерно повторяли переведенный на мову лозунг гитлеровцев, выгравированный на каждой бляхе у солдат вермахта - "Украина превыше всего". Этим никакая Европа не нужна – они верят в превосходство украинской нации и носят на своих знаменах руны дивизии СС "Das Reich".

Эти колесники майдана ни в грош не ставили Яценюка и Кличко, Тягнибока и Порошенко. Последнего вообще под свист, мат и улюлюканье еще 1 декабря 2013 года стаскивали с бульдозера. Зимой 2013-2014 года его популярность в обществе была нулевой. Не имевший ни яркого политического прошлого, ни собственной команды, ни даже мало-мальски работающей партии (одно название), он был известен лишь как кум совершенно дискредитировавшего себя экс-президента Ющенко и миллиардер – владелец шоколадного концерна Рошен (до сих пор, кстати, работающего в России, с которой, по уверению Порошенко, Киев воюет). То есть, относился как раз к самому ненавидимому на Украине классу олигархов, пролезших во власть благодаря родственным связям. Которых, по официальной версии, и должен был смести майдан.

Кличко и вовсе не имел за душой ничего, кроме славного боксерского прошлого. Которое, собственно, и гарантировало ему популярность в массах. И, тем не менее, его попытки выйти на передовую пообщаться с колесниками майдана постоянно сопровождались нецензурной бранью и рекомендациями отправиться в пеший тур подальше. Самым ярким проявлением отношения к нему боевиков стала струя из огнетушителя прямо в физиономию экс-боксера.

Тягнибока с его "Свободой" вообще отодвинули на второй план, предоставив возможность часами вещать с трибуны на майдане и выражать на разнообразных встречах волю наиболее националистического крыла протестующих. Фактически, "Свобода" и ее лидер превратились в легитимное политическое крыло неонацистов, выходившее в качестве организованной силы на исключительно мирные акции.

Будущий премьер Яценюк, действующий от имени и по поручению сидевшей в тюрьме Юлии Тимошенко и вовсе вызывал в среде боевиков лишь презрительный смех. Его клятвы с трибуны майдана добиться от Януковича очередных требований протестующих, иначе он лично возглавит "лавы атакующих", вызывали ухмылки – бойцовый кролик Сеня (как прозвали его за воинственные высказывания) всеми воспринимался как патологический трус. В результате получил прозвище Куля-в-лоб за то, что кричал: "И если наши требования не будут выполнены в течение 24 часов, я лично возглавлю атакующих и если пуля в лоб - значит пуля в лоб".
Разумеется, ни через сутки, ни через трое Яценюк никуда не пошел и ничего не возглавил.

Фактически, реальное командование отрядами боевиков так и осталось в тени. Турчинов и Парубий, Пашинский и даже Ярош (глава "Правого сектора"), тоже по сути лишь говорящие головы майдана – только вооруженного. И если первый, условно говоря – непубличный политик и тень Тимошенко, то последний – номинальный командир "Правого сектора" (и по словам его подчиненных, с которыми удалось пообщаться – тоже трус). Организации, собранной с бору по сосенке из самых разных отрядов бандеровцев именно для участия в вооруженном перевороте в качестве единой силы. При этом как упомянутые, так куда большее количество менее видных фигур, ни на какие значимые посты не претендовали (за исключением Турчинова, явно исполнявшего функции смотрящего) и после переворота вполне удовлетворилось незаметными должностями, оставаясь по большей части в тени.

Вполне естественно, что после захвата власти Турчинов вынужденно вышел на первый план, доказав, что является по сути главной фигурой на политическом Олимпе. В условиях абсолютно незаконного отлучения от власти Януковича, на не прописанную ни в конституции, ни в одном законе должность исполняющего обязанности президента не мог занять никто, кроме реального представителя тех, кто стоял за кулисами переворота. А пастор баптисткой церкви, вечный серый кардинал Юлии Тимошенко, на эту роль подходил идеально.

Именно он продавил начало силового подавления протестов в Харькове, инициировал расстрел и убийства боевиками "Правого сектора" первых противников хунты, инициировал проведение военной операции на юго-востоке, переведя изначально мирные и бескровные протесты в состояние необъявленной войны против инакомыслящих, получил первый транш выделенного хунте кредита стэнд-бай от МВФ еще до избрания-назначения президентом миллиардера Порошенко.

И снова ушел в тень, заняв вроде бы скромную и никому не интересную должность секретаря Совета безопасности и обороны (СНБО).

Все, что произошло уже при президенте Порошенко за неполные 10 месяцев – естественный и нормальный процесс стремительного взлета, победной эйфории и получения дивидендов от одержанной победы, стабилизации и начала неизбежных внутренних противоречий с постепенной деградацией власти, чередой поражений и началом перехода от первоначального единства через скрытую борьбу за власть и куски пирога, до практически открытого противостояния разных групп внутри хунты, сопровождающихся взаимными обвинениями, вооруженными столкновениями и, по мере ухудшения экономического состояния остатков подконтрольной территории, развалом хунты на ненавидящие друг друга осколки, которым смерть бывшего соратника важнее уничтожения врага. Эти процессы - естественные этапы "развития" любой хунты.

США и Западная Европа понимают, что конкретно эта хунта в декабре 14-го года прошла точку невозврата и уже неспособна удержать власть даже при условии поставок оружия и предоставления десятков миллиардов долларов кредитов (только по внешним обязательствам государства в 2015 году Киев должен вернуть 11,2 миллиарда долларов). И хотя МВФ,ЕБРР, ВБ, да и сами США, продолжат давать относительно небольшие деньги и ограниченные объемы оружия, оказывать все меньшую политическую поддержку, главной их целью является уже не установление контроля над всей территорией бывшей Украины, а удержание в своей сфере влияния хотя бы какой-то части (желательно – большой).

Именно для этого после летнего разгрома войск хунты населению последовательно внушается мысль, что Новороссия не Украина, что войска Луганской и Донецкой республик воюют не за освобождение от неонацистов всей Украины, а только за Новороссию. И воюют они не с армией хунты, а со всеми украинцами. Фактически, США больше боятся сегодня не формирующуюся армию Новороссии, а своих клевретов. Потому что с первыми они еще надеются договориться, откупившись частью территории бывшей Украины, а вот собственные холуи выходят из-под контроля.

Дело в том, что сегодня абсолютно все руководство хунты очень недовольно (и это мягко сказано). Изначально все они действовали согласованно в едином порыве. Верили, что "заграница нам поможет", а установление полного контроля над всей Украиной (разве что без Крыма) - вопрос нескольких месяцев. Верили, что санкции заставят Россию отказаться от массированной поддержки протестующих. Верили, что обещания скорой интеграции с Евросоюзом вызовут массовую поддержку населения.

К сегодняшнему дню абсолютно все эти верования канули в Лету. Все чувствуют, что США и ЕС предали их, разочаровались в своих истинных хозяевах, Россия лишь наращивает объемы помощи "мятежникам", а население на подконтрольной Киеву территории не только всячески саботирует мобилизацию, но и находится на грани бунта. К тому же, собственные вооруженные силы взбешены чередой поражений, безграмотным командованием, тотальным воровством и коррупцией начальства... Мало того, нет и уже не будет никакого единства вооруженных сил хунты.

Собственно Вооруженные силы (ВСУ) подчиняется Порошенко, но при этом всячески саботируют ведение активных военных операций против ополченцев. При численности ВСУ на середину января текущего года в 232 тыс. штыков, в зоне так называемой антитеррористической операции (АТО) ни разу не удавалось сосредоточить более 35 тыс. военнослужащих. К тому же их постоянно приходится усиливать добровольческими батальонами для пресечения массового дезертирства.

Для этих же целей приходится раздергивать батальоны Национальной гвардии, главную опору режима, первоначально набиравшихся исключительно из добровольцев - майданных активистов, исповедующих националистические идеалы и руководимые призывом "москалей на ножи". Таковых, по данным министра обороны хунты, к середине января насчитывалось 34 тыс. Еще около 7-8 тыс. в зоне АТО было рассредоточено на разных участках фронта боевиков ДУК "Правый сектор", батальонов бандеровцев, имени Кульчицкого, ОУН и им подобных (нацистско-радикальных, запрещенных в России), батальона террористов с Кавказа имени Исы Мунаева (убитого под Дебальцево), собранных по всему Евросоюзу и ряда других нацистских формирований.

Все эти разнородные силы уже не подчиняются Генштабу ВСУ. Нацгвардия формально подчиняется МВД, остальные вообще не подчиняются ни одной из официальных структур, лишь координируя иногда с ними свои действия. Стало привычным, что ВСУ при малейшем удобном случае подставляет другие подразделения, националистами с удовольствием жертвуют в первую очередь, а то и просто расстреливают "дружественным огнем".

Все это неизбежно разлагает вооруженные силы хунты. Тем более, что масса частей, такие как 25-я Днепропетровская десантная бригада или полк МВД "Азов", фактически подчиняются и во многом содержатся губернатором Днепропетровской области миллиардером Коломойским. Фактически третьей силой в составе хунты, играющей в свою игру. Конечной целью которой, судя по всему, является сохранение контроля над Днепропетровской, Одесской и прилегающими областями при любом развитии событий – хотя бы и в виде отдельного государства или максимально самостоятельного образования в составе Новороссии или Украины – Коломойскому все равно.

Этот фактор никак не способствует единству хунты. Тем более, что он открыто декларировал свою самостоятельность и независимость от Киева, а хунта проявила слабость, сделав вид, что так все и должно быть.

При этом и внутри высшего руководства сформировалось минимум два основных лагеря.

Первый возглавляет Порошенко. Назначенный изначально как формальный лидер Украины, не имеющий за спиной собственной армии, серьезной партии и авторитета, он был навязан группировке Турчинова-Яценюка как "свадебный генерал". Даже Конституцию сразу после переворота изменили, оставив за президентом минимум полномочий. Именно очевидная слабость Порошенко и примирила премьера и исполняющего обязанности президента с кандидатурой Порошенко. Но в условиях проведения АТО последнему удалось воспользоваться особым режимом и постепенно усилить свои позиции, начав свою игру, ослабляя позиции Яценюка и Турчинова.

В этом году Турчинову удалось продавить ряд законов, делающих его после введения военного положения вторым человеком хунты в должности секретаря СНБО. Порошенко прекрасно понял, что введение военного положения независимо ни от чего означает его смерть. В лучшем случае – политическую. И предпринял ряд успешных шагов. Несколько батальонов Нацгвардии были расформированы, а личный состав передан в состав ВСУ, одновременно укрепив и их. Все командиры добровольческих батальонов и полков, избранные депутатами парламента, были отстранены от командования – в части назначены новые командиры. В столицу неоднократно перебрасывались подразделения Нацгвардии, бывшие в прошлом частями внутренних войск, которые участвовали в стычках прошлой зимой и на 80% сохранили прежний личный состав. Эти части не просто ненавидят бандеровцев – они готовы при малейшем намеке стрелять на поражение во всех неонацистов.

Есть еще и не столь явная сила. Юлия Тимошенко, украинская Жанна д”Арк и бывший премьер-министр, отстраненная от реальной власти своими же сторонниками, "затаила в душе большое свинство". Ее практически не видно и не слышно, исключая эпизодические громкие заявления. Но эта очень богатая женщина по-прежнему обладает огромным опытом и харизмой, прекрасными связями, незапятнанной участием в майдане репутацией (особенно на Западе) и неудовлетворенными амбициями. Она готова всадить нож в спину (и отнюдь не фигурально) кому угодно из предавших ее союзников и бывших подкаблучников, начиная с Яценюка. И вовсе не факт, что тот же вроде действующий заодно с премьером пастор Турчинов не остается и по сей день верным цепным псом Тимошенко, преданным ей до гроба и готовым на все ради благосклонной улыбки своей хозяйки. Не столь дикое предположение, как может показаться – бывший комсомольский активист был незаметной тенью Юли около 20 лет.

Так что в хунте сегодня не только нет никакого единства, но и растет недовольство своими заокеанскими покровителями. До поры - до времени внутренний взрыв сдерживают обещания предоставления очередных миллиардов (буквально в этом месяце). После чего, следом за МВФ и другие кредитные организации дадут несколько миллиардов, что позволит продержаться еще пару месяцев.

Но законы развития хунты изменить нельзя. По мере нарастания проблем во внешнем окружении (положение на фронте, экономический крах, срыв мобилизации, недовольство населения et cetera) растут и внутренние центробежные силы, рвущие любую хунту на части. В попытке сохранить власть любая хунта всегда идет по пути все более явной и открытой диктатуры, в нашем случае – неонацистской, прикрытой бандеровскими идеалами части галицкого населения, так и не прижившихся на остальной территории Украины и поддерживаемые разве что маргиналами из числа футбольных ультрас.

Сползание к открытой диктатуре с неонацистскими лозунгами вынуждает Запад дистанцироваться от своих ставленников все больше, что тоже не способствует единству режима.

В конечном итоге происходит открытый раскол и к власти приходит наиболее жестокая группировка, переходящая от псевдоевропейских ценностей к открытому террору. На остатках Украины до этого осталось всего несколько месяцев. Как отмечалось ранее, годовщина майдана была использована группой пока еще действующих совместно Яценюка и Турчинова для проведения генеральной репетиции и пробы сил. Как оказалось, население не проявило желания выходить с массовыми протестами, а правосеки и батальоны нацгвардии – желания идти дальше угроз и символического поджога автомобильных шин. Равно и пока еще верные Порошенко силы не стремились сажать противников и уж тем более – стрелять в них.

Но кажущаяся слабость противоборствующих группировок никого не должна обманывать. Это лишь отсрочка неизбежного. Даже если отринуть все прочие причины, над контролируемыми хунтой территориями нависла угроза голода. Посевная всегда финансируется банками, выдающими сельхозпроизводителям кредиты под урожай с расчетом осенью-зимой, через 6-9 месяцев.

В этом году Нацбанк повысил ставку рефинансирования до 30 процентов. Это означает, что кредиты будут стоить дороже 30 процентов годовых. Мало того, банки не хотят выдавать гривневые кредиты, не имея представления о том, какой курс будет через полгода. Валютные же выдавать нельзя, да и валюты нет. Предлагаемая форма кредитования через гарантированные банками векселя тоже утопична – у частного капитала нет ни денег, ни (тем более) желания принимать от фермеров векселя с погашением осенью-зимой будущего года. Просто потому, что видят, как банкротятся банки. И кому они будут предъявлять к оплате эти бумажки?

Это означает, что у сельхозпроизводителей не будет денег для проведения посевной. По самым оптимистичным прогнозам представителей аграрного союза, не будут засеяны минимум 20% прошлогодних площадей на пока еще подконтрольных хунте территориях. При том, что собрано будет еще меньше – ведь денег нет и на все остальное (прополку, удобрения etc.).

В этих условиях миллионы горожан, прежде всего одинокие пенсионеры, окажутся на грани выживания. А учитывая, что ради получения кредита МВФ хунта повысила в разы коммунальные платежи и заморозила пенсии с зарплатами - неизбежен социальный взрыв обнищавшего, разуверившегося во всем и голодного населения.

На улицы будут выходить люди, которым уже нечего терять – их мужчин уже забрали в качестве пушечного мяса или в любой момент могут забрать, работы все меньше, цены растут, зарплаты заморожены, задержаны и часто не выплачиваются, родители сходят с ума от того, что не могут поддерживать детям привычный и достойный уровень жизни и лечения (а дети болеют регулярно у всех), а главное – нет надежды. Никакой надежды на то, что этот ужас, это скатывание в пропасть, может хоть как-то прекратиться.

И в этих условиях уже никакая помощь из-за границы не поможет. Да и не будет реальной помощи. США вполне устраивает разруха на Украине и превращение некогда самой процветающей республики СССР в серую зону. Для того, чтобы реально помочь, у них было и 23 года вообще, и 5 лет при Ющенко, в частности, и весть прошедший после переворота год. Они же реально не сделали ни-че-го. Самая мощная, богатая и сильная держава в мире ограничилась декларациями и раздачей печенек на майдане. При желании помочь США, легко и незаметно для себя, могли выделить и 100 миллиардов долларов.

Ярким примером может служить пребывающий в кризисе Евросоюз – тоже много чего обещавший хунте, а реально отложивший в долгий ящик реализацию "Соглашения об ассоциации", продающий хунте газ по рыночным ценам в виде необычайного благодеяния и не желающий дать даже малую толику того, что выделяют Греции, получающей сотни миллиардов.

Хунта же по всем кредитным линиям получила менее 10 миллиардов долларов (и то в долг), которые тут же и отдала по старым обязательствам тем же самым кредиторам. Еще и из собственных золотовалютных резервов добавила, опустошив закрома практически подчистую (остаток на конец февраля - 5,6 миллиардов в ценных бумагах, золото и валюта закончились).

Так что реально население остатков Украины оставили один на один со все более звереющей хунтой. И тут уже никакая Россия не поможет, даже если будет поставлять газ бесплатно. Дело в том, что при всем плачевном состоянии экономики и самой хунты, воровать никто не прекратит и коррупционеры не понесут свои сбережения в Нацбанк ради самосохранения. Наоборот, видя скорый и неизбежный крах, чиновники будут тащить все, до чего смогут дотянуться. Тем самым лишь ускоряя и свой конец тоже. Но рассчитывая успеть отплыть с последней шлюпкой от тонущего Титаника достаточно далеко, чтобы не затянуло в водоворот, и забрав с собой достаточно для безбедной жизни где-нибудь в Ницце или Баден-Бадене.

И год назад, вытаскивая 1 марта из облсовета в Харькове первых пленных бандеровцев, и каждый раз после, допрашивая их, я слышал один и тот же рефрен: "Мы не думали, что так будет".

К огромному сожалению, и эта хунта, и быдло, на которое она опирается, действительно не думают, что так будет. От нее действительно сегодня уже мало что зависит. В отличие от нас – от всех нас. Независимо от того, где мы живем и чем занимаемся.

Если мы объединяемся все вместе, забыв о мелочах, ради изгнания нацистов с Украины и недопущения распространения этой заразы впредь – мы победим быстро и сохраним жизни миллионов наших людей.

Если погрязнем в склоках на тему "как нам обустроить Украину", сколько и каких территорий освобождать, а какие оставить врагу, бредить о том, что "это война русских против украинцев", прозрение будет кровавым и болезненным.

Время склок прошло. Время действовать вместе против общего врага.

http://www.nakanune.ru/articles/110168/