Я уже несколько раз высказывал эту мысль, и буду высказывать ее до тех пор, пока мои возлюбленные соотечественники полностью ее не усвоят. Отпадение ДНР, ЛНР и даже образование независимой Новороссии в составе 8 регионов не имеет никакого отношения к текущему конфликту США и РФ. Дробление крупных национальных государств на более мелкие образования для более легкого управления со стороны наднациональных структур является одним из глобальных трендов XXI века.

Одно дело — договариваться с 50-миллионной махиной, и совсем другое — с пятью ошметками по 10 миллионов каждый, которые к тому же еще и постоянно конфликтуют друг с другом. Европейский сепаратизм с попытками севера Италии или испанской Каталонии образовать новые политико-экономические сущности — неотъемлемая часть построения Европейского союза.

Более того, имеется даже концепция «еврорегионов» — экономических сущностей, объединяющих приграничные области разных государств в единые общественно-экономические структуры, постепенно уводящие важные экономические решения с национального на международный уровень. Есть и образованный в 2010 году еврорегион «Донбасс», включающий в себя Донецкую, Луганскую, Ростовскую и Воронежскую области, созданный с целью «всестороннего экономического развития» и по факту (как и другие еврорегионы) размывающий национальный суверенитет. При переносе всех важных социально-экономических программ на уровень «еврорегиона» национальный суверенитет будет постепенно превращаться в фикцию, а национальные государства — отмирать естественным путем.

Само собой, что «смерть национальных государств» не означает, что завтра приходят еврокомиссары в кожанках и сообщают, что все, расходимся, мы вашу страну распустили — просто в какой-то момент вы осознаете, что все реально касающиеся вашей жизни решения (типа уровня вашей зарплаты или границ для вашего безвизового передвижения) принимаются на наднациональном уровне, а национальные президент и правительство выполняют историко-декоративные функции.

Даже вопросы обороны (ради которых национальные государства во многом и создавались) переданы в какое-нибудь НАТО в сочетании с частными военными компаниями. Собственно, такой мир сейчас пытаются построить внутри Евросоюза, где решения Еврокомиссии по регулированию тех или иных областей или там решения Европейского Центробанка по монетарной политике уже намного важнее решений национальных правительств.

Поэтому в рамках господствующей концепции перехода от национального к глобальному отпадение от Украины половины еврорегиона «Донбасс» — это не ужас-ужас, а скорее подтверждение правоты единственно верного учения об окончании эпохи национальных государств. Причем подтверждение, выгодное ЕС — без Донбасса Украина теряет большую часть пророссийского электората и становится легкоуправляемым европейским сателлитом, где раз за разом стабильно побеждают проевропейские партии, позволяя разрабатывать стратегические планы, не опасаясь их срыва неожиданным успехом пророссийских сил.

А то, что сецессию еврорегиона «Донбасс» поддерживает Россия — так и Турция сецессию Турецкой республики Северного Кипра поддерживала. И ничего, живут нормально и Турция, и Турецкая Республика Северного Кипра. Более близкий пример — Южная Осетия, на стороне которой открыто воевали российские войска. Мировое сообщество покудахтало, покудахтало и забыло, потому что раздробление Грузии — мировой тренд.

Точно так же покудахтали бы и забыли про сецессию еврорегиона «Донбасс» — на фоне миллионных сепаратистских митингов в Каталонии заламывания рук про «невиданную в истории трагедию украинского государства» смотрятся откровенной опереттой. Ну, была одна Украина, а стало две — какая трагедия, ребята? Все равно через 50 лет вместе будете толкаться с папочками в приемной гауляйтера глобальной восточной под-еврозоны 2А6C, требуя выделить еще карбоновых кредитов в обмен на расширение программы добровольной инъекционной кастрации населения, делов-то, господи.

Проблема, совершенно верно, в Крыме. Точнее, если бы Крым отделился в Приморскую Республику Таврида, проблемы по-прежнему бы не было, и это действительно был бы «референдум как в Косово» (окончательное раздробление Сербии), на который у нас так любят ссылаться. Есть Тайвань. Есть Турецкая Республика Северного Кипра. Есть отпочковавшаяся от Британии Ирландия. Почему бы не быть и Приморской Республике Таврида, реконструирующей известный роман Аксенова про «Остров Крым»? Больше государств хороших и разных!

Однако, как вы знаете, независимый Крым просуществовал примерно полчаса, после чего был включен в состав России, целиком и полностью разрушив всю постсоветскую динамику дробления и ослабления национальных центров. Истерика Обамы про XIX век или там колонка Каплана в Time про «поворачивание времени вспять» — они именно что про это, про нарушение всех правил мировой игры, про видимое и явное уничтожение тренда на глобализацию и передачу полномочий наднациональным центрам силы.

Отсюда же и шокирующее сравнение России с ИГИЛ — ведь Исламское Государство, по сути, строит старую добрую идеократическую империю XX века (а-ля СССР или Третий Рейх, только с исламом вместо коммунизма), ломая тренд на медленное, но верное дробление Ближнего Востока. И мы, и исламисты повернули время вспять, и если исламистов сейчас более-менее урабатывают, то мы уперлись рогом и держимся. Что особенно смешно — в Кремле, судя по позиции «вопрос с Крымом закрыт», вообще не понимают, во что ввязались и отчего такой переполох.

Более того, оказалось, что концепция «экономической взаимозависимости», еще одно достижение глобализации, работает в обе стороны. Грубо говоря, СССР можно было разбомбить ядерными ракетами, его объем торговли за пределами Варшавского блока был минимален (лишь 22% внешней торговли СССР приходились на «развитые капиталистические страны»). А РФ ядерными ракетами бомбить уже немного неловко, поскольку это второй (после США) торговый партнер Евросоюза, без которого Евросоюз уйдет в штопор.

Само собой, что Китай, имеющий огромную взаимозависимость от американской экономики (их торговый оборот — почти 550 миллиардов долларов), с интересом смотрит на то, что сделают с РФ, и можно ли высаживаться на Тайване, если без тебя все равно никак. Последствия это практическое обсуждение экономической взаимозависимости может иметь самые фантастические — из инструмента сдерживания агрессии глобальная торговля, по сути, превращается в ее гаранта. «Чтобы всё было и ничего нам за это не было».

Итого: бурное обсуждение судеб ЛНР и ДНР прикрывает собой тот факт, что разваливать соседние государства национально-освободительными движениями вообще-то «по понятиям». Проект Новороссия — не больший «ужас-ужас», чем война за независимость Восточного Тимора, многолетняя битва за самостоятельность Иракского Курдистана или сепаратистское движение в Каталонии (имеющее пока мирные формы, но по мере деградации Испании способное радикализироваться). «Больше государств, хороших и разных!»

Реальный «ужас-ужас» — это возвращение Крыма, первый в новейшей истории случай, когда государство не разбирается на запчасти, а наоборот, начинает собираться обратно, причем с потенциалом поглощения остальной Украины, Белоруссии, Прибалтики и Северного Казахстана, что грозит создать новый наднациональный центр силы, но несколько не в том смысле, который предполагали планировщики Евросоюза. «Мы-то думали, что „русский мир“ — это водка-балалайка, а это получается альтернативный наднациональный центр, считающий своим правом вмешиваться в суверенные дела других национальных государств покруче Еврокомиссии. Хренасе „глобализация“!»

Сама по себе сдача ЛНР и ДНР под расписку Украине никак не решит текущего конфликта РФ даже не с Западом, а со всем современным мироустройством, предполагающим мягкий распад национальных государств на наднациональные структуры, управляемые Европой и США. Поэтому людей, предлагающих «прекратить войну на Украине и помириться с Западом» надо скучным голосом спрашивать: «Ну хорошо, милай, а что ты предлагаешь делать с Крымом?» Пока человек предлагает урегулирование кризиса без упоминания Крыма, он или сам дурак, или вас держит за дурака.

http://sputnikipogrom.com/politics/29020/koscheis-needle/