Сегодня исполнилось 70 лет со дня Ялтинской конференции, в ходе которой СССР, США и Великобритания заложили основы послевоенного миропорядка.

Заложенный в Ялте миропорядок просуществовал 46 лет.

Это были годы спокойствия в Европе, годы относительной стабильности на Ближнем Востоке, а главное (главное для нас, разумеется) - годы, когда граждане СССР могли смотреть с уверенностью в завтрашний день и надеяться на лучшее. Если не все 46, то по крайней мере первые 40 лет.

Это были годы, когда мы строили, а не разрушали, когда осваивали космос, а не делили собственность, когда мы не устраивали разборок с украинцами на тему, кто кому больше должен - потому что у нас было общее дело и мы его делали. Плохо или хорошо - как умели. Но главное - сообща.

Это были годы, когда мир был поделен на два лагеря, две системы, два блока. И эти две системы соперничали друг с другом, соперничали и развивались. По крайней мере первые 30-40 лет.

В ходе этой конкуренции была открыта дорога в космос, были созданы полупроводниковые приборы, компьютеры, сеть Интернет, атомная энергетика. В одних областях вперед выходил Советский союз, в других Запад. Но это была система, в которой обе стороны могли развиваться. Теперь ее нет.

Последнее время склоняюсь к мысли, что победа США в 1991 году в конечном итоге окажется пирровой победой. США в 1991 году лишились идеального спарринг-партнера, от которого на самом деле им было больше пользы, чем вреда. Больше возможностей, чем реальных угроз. Позже они пытались сделать таким противником Аль-каеду, исламский терроризм, теперь делают новым противником Россию. Но пока еще никто не заменил Западу тот Советский союз, в спарринге с которым на протяжении 46 лет держался мир в Европе и обеспечивалась международная безопасность.

За годы холодной войны сформировался принцип - если обижают с запада, можно попросить помощь на востоке и наоборот. Этот принцип работал. Работал, пока существовал ялтинский мир.

Наверное тот мир мог бы существовать и дальше, но один из соперников выдохся. Устал, выбросил белое полотенце, вышел из ринга и повесил перчатки на гвоздь. И команда разбрелась.

И вот теперь, США со своей командой, устраивают на правах победителя беспроигрышные бои, показательные и не очень. И некому, просто некому им возразить.

На чем держался ялтинский мир?

На том же, на чем он возник с самого начала - на военной и экономической мощи Советского союза.

Не случилось бы никакой Ялты, если бы СССР был слаб. Не случилось бы по той простой причине, что окажись СССР слаб, немецкие танки вошли бы в Москву. И никто не стал бы открывать второй фронт и оказывать военную помощь русским. Просто вермахт расправился бы с Красной армией, а в 45-м ядерная бомба упала бы не на Хиросиму (или не только на Хиросиму), а на Берлин. И получилась бы совсем другая история.

Но СССР оказался сильнее, чем противники думали о нем в 41-м году.

Сначала советская армия убедительно доказала, что вермахт крепко застрял на восточном фронте. И когда в Лондоне и Вашингтоне поняли, что слухи о поражении СССР сильно преувеличены, возник лендлиз.

Затем советская армия убедительно доказала, что час окончательного разгрома вермахта приближается хоть и медленно, но неуклонно. И когда в Лондоне и Вашингтоне поняли это, был открыт второй фронт.

А когда советская армия показала, что дело идет не просто к поражению Германии, а именно к разгрому, к капитуляции, к контролю Советским союзом всей Восточной Европы, в Лондоне и Вашингтоне поняли, что пора чертить границы послевоенной Европы. Хотя бы для того, чтобы победоносное движение советской армии не продолжилось до пролива Ла-Манш.

Ялтинская конференция состоялась именно потому, что США и Великобритания почувствовали силу СССР и осознали, что если не договориться заранее, Советский союз может пройти слишком далеко. На западе поняли, что советской может стать не только восточная, но и западная Европа. И при этом Лондон и Вашингтон не были готовы воевать с советской армией. И не потому, что они были союзниками СССР, а потому, что потери могли оказаться неприемлемо большими.

Ялтинская конференция - это был результат признания СССР силой.

Так уж устроен западный мир - там признают только силу. Там прав тот, кто сильней.

Так повелось еще во времена Древнего Рима. Право сильного. Кто сильнее, тот прав. Тот и пишет историю. Тот и определяет, что хорошо, а что плохо, кого можно бомбить ради мира и демократии, а кого нельзя.

Сегодня сильным считается Вашингтон. Европа признает силу США, мир признает силу США, даже Россия это признает. Поэтому история начинает переписываться так, как это выгодно для США. Экономика переформатируется так, как это выгодно для США. Политика ведется так, как это выгодно США. А там, где это встречает сопротивление, начинается война. Ирак, Сирия, Ливия, Сербия, а теперь и восточная Украина.

Украинская сторона иногда говорит - "войны нет там, где нет русских террористов". Это неверно. Войны нет там, где нет сопротивления политике США.

Это происходит потому, что сегодня США никого не считают равными себе. И западная Европа разделяет данное мнение. Поэтому всякий, кто оказывает сопротивление - в соответствии с римским правом сильного может быть уничтожен.

Это сегодня относится и к России. Просто Россию очень трудно и опасно уничтожать военным путем, поэтому она уничтожается экономическими методами. Но причина - та же. Запад сегодня не считает Россию сильной, поэтому ее сопротивление и вызывает ту агрессию, то неприятие, которое мы наблюдаем.

И не нужно удивляться ни санкциям, ни высказываниям Джен Псаки, ни войне на Украине.

Все это результаты того, что Россия в 1991 году отказалась от продолжения поединка, повесила перчатки на гвоздь и с тех пор считается проигравшей стороной. Проигравшей и слабой. А слабый не имеет собственного голоса в западной системе.

И пока Россия не докажет снова, что она сильная, равная по своим возможностям Лондону и Вашингтону, пока запад не увидит, что с Россией лучше договариваться, чем воевать, до тех пор мира не будет. Ни ялтинского, ни другого.

Запад не уважает слово, если за ним нет силы и не признает силу, если нет готовности ее применить.

И ядерное оружие никак не поможет предотвратить такую войну как на Украине, потому что Россия не будет применять ядерное оружие чтобы прекратить подобную войну.

И обычные вооружения Россия пока тоже не готова применить, во всяком случае не готова делать это открыто. Поэтому в украинском конфликте Россия не считается стороной, с которой следует говорить. Поэтому никто в Вашингтоне и Лондоне сегодня не говорит с Россией на равных и всерьез. Только вводят санкции и ждут уступок.

Вы можете представить чтобы сегодня Барак Обама и Дэвид Кэмерон прибыли в Ялту чтобы всерьез говорить с Путиным о мироустройстве?

Сегодня с Россией не готовы говорить. Только диктовать условия. Только требовать.

И миропорядок сегодня определяется только одной стороной, а там, где это встречает сопротивление - начинается война. Горячая или холодная, гибридная или классическая. Но война.

Так и будет, пока Россия не докажет, как 70 лет назад, что у нее есть сила и готовность ее применить.

И чем дальше, тем это доказательство должно будет становиться весомей.

Чем больше времени проходит со дня ялтинской конференции, чем дольше Россия живет в статусе проигравшей холодную войну стороны, чем дольше перчатки висят на гвозде, тем труднее будет вернуться на ринг. И тем крепче придется драться за то, чтобы противник нас снова признал.

Воевать не хочется. Говорят, что худой мир лучше доброй войны. Но так получается, что мир добывается именно на войне. Только через войны в Европе устанавливается мир. По-другому никак. По-другому не научились.

Ялтинский мир - это был результат Второй мировой войны.

Ялтинский мир не был добыт на переговорах, на переговорах он был просто оформлен. Ялтинский мир был добыт в ходе войны. Он был завоеван. Завоеван ценой огромных потерь. Ценой долгих четырех лет войны, самой масштабной войны. И в 1991 году мы сами отказались от того мира, который был добыт в тяжелой войне.

Во все времена Россия добивалась мира с Западом путем победы в войнах. По-другому не припомню. Со Швецией или с Польшей, с Германией или Францией. Ни разу еще не обходилось без военной силы, чтобы только на словах.

С Россией говорили, когда из Москвы были изгнаны поляки.
С Россией говорили, когда под Полтавой были разбиты шведы.
С Россией говорили, когда русские войска вошли в Париж.

А конференция в Ялте стала возможной, когда советские войска шли на Берлин.

Ялтинская конференция была результатом военных побед Советского союза, результатом продемонстрированной западу силы, результатом признания этой силы.

И это было очень дорогое признание. Во всех смыслах.

46 лет мира для Европы и России - много это или мало?

А когда было больше?

Напомните мне, кто хорошо знает историю, когда в Европе больше 46 лет не было войн?

А когда найдется столь длительный период спокойствия в Европе, не забудьте сделать поправку на стремительный 20-й век, в течение которого все успело трижды устареть, обновиться и снова устареть.

46 лет мира для Европы - это много.

И это значит, что миллионы советских солдат погибли не зря. Они погибли за то, чтобы целых 46 лет после этого страна жила в мире. И она бы жила в мире и дальше, если бы в 1991 году не устала поддерживать трудный ялтинский мир, если бы не выбросила полотенце на ринг и не повесила перчатки на гвоздь.

Сейчас, чтобы добиться нового мира, нам тоже нужно будет доказать, что у нас есть сила и готовность ее применять. Нужно будет доказать, что с нами нужно говорить. Не диктовать условия, а именно говорить.

Но чтобы доказать свое право голоса в Европе, нужно не только иметь вооруженные силы и готовность их применять. Нужно иметь еще и сильную экономику. Потому что победы советской армии, которые сделали возможной ялтинскую конференцию, добывались на только на поле боя, они ковались в тылу, у миллионов станков.

И пока к нашим вооруженным силам не будет прилагаться главнокомандующего, готового их применять - не скрывать применение, а наоборот - демонстрировать готовность применять военную силу; пока к нашим вооруженным силам не будет прилагаться тыл с миллионами современных станков - тыл, готовый ковать оружие победы быстрее и лучше Европы; пока всего этого не будет - до тех пор не будет и новой Ялты чтобы обеспечить мир себе и Европе на следующие 46, 70, а может быть и 200 лет.

А он нужен, очень нужен - долгий и крепкий мир.

И Ялта, новая Ялта - тоже очень нужна.

http://amfora.livejournal.com/180529.html