Экономические дискуссии в наши дни не отличаются высоким градусом накала, особенно если речь идет о заочной полемике. Высоколобые экономисты со страниц газет и с теле- и компьютерных экранов, развалясь в кресле, степенно рассуждают о предстоящих проблемах, успехах и мероприятиях. Поэтому шум, вызванный докладом господина Глазьева носит беспрецедентный характер. Что само по себе должно побудить человека, экономикой интересующегося, задаться желанием ознакомиться с материалами доклада.

Первое, с чем столкнулся бы желающий прочесть доклад, было бы…его отсутствие! Действительно, кампания СМИ уже шла вовсю, а сам предмет обсуждения еще не был опубликован. Оппонирование докладу началось за неделю до его публикации, 7 сентября. Сам же он впервые был опубликован 15-го, желающие могут ознакомиться с полным текстом по ссылке.

Кампанию против Глазьева начала газета «Коммерсантъ», которая, обладая полным текстом, чего издание и не скрывает, ограничилась публикацией вырванных из контекста фраз, стараясь продемонстрировать читателю глупость и даже опасность плана. Цитировать статью «Коммерсантъ», не хотелось бы. Стоит лишь отметить тон: издание не без иронии отмечает, что Глазьев опирается на работы академика РАН Дмитрия Львова, «за пределами научных кругов СССР развития не имевшей» (будто бы это умаляет их научную ценность!).

После этого издание приводит отдельные куски работы, снабжая их пошловатыми комментариями и беря в кавычки отдельные слова вроде «стратегический» и «социально-значимый», как бы демонстрируя всю абсурдность выдвигаемых идей. Завершается статья презабавным пассажем, сравнивающим Россию с Ираном, и кокетливым замечанием что имеет место «всего лишь совпадение».

Ерничания «Коммерсанта» в лице автора Дмитрия Бутрина (в прошлом автора на «Эхе Москвы» и в «Снобе») были подхвачены другими изданиями уже на следующий день, 8 сентября, с отсылками на «Коммерсантъ». Яркие заголовки о «возращении в СССР», ограничении покупки валюты, сменились жуткими: «Рывок в никуда», «Хлеб съедим, а булочные сожжем» и прочая и прочая.

То есть против доклада, который, повторюсь, еще никто не видел «в глаза», была развернута полномасштабная травля в экономических либеральных СМИ. Но, как говорил один незабвенный политик: «Если враги нас ругают, значит, мы все делаем правильно».

Неприятным на этом фоне выглядит практически отсутствующая реакция в патриотических СМИ, что говорит либо в пользу их нерасторопности, либо в пользу того что сам доклад им оказался не по зубам (это объемное, размеров брошюры исследование). Сразу отреагировали только Делягин и издание «Взгляд». И в итоге Глазьеву самому пришлось «отбиваться» от надоедливых либералов.

«Критика моих постановок с точки зрения страха перед возвратом к социалистической системе создана их [критиков] собственным подсознательным страхом перед ответственностью за нанесенный стране ущерб. Они помнят, что в СССР привлекали к ответственности, поэтому боятся. Меня порадовала технология дискредитации правильных идей, когда текста нет, его никто не видит, из него под определенным углом зрения подаются какие-то комментарии, потом фальсифицируются и критикуются. В итоге предметом критики становится не то, что ты сказал, а то, что тебе приписывают» - заявил автор.

Вся компания вокруг доклада, продолжавшаяся неделю, откровенно отдавала заказом. По изучению текста становится понятно, почему. Кто выступил заказчиком – это сказать трудно (тут кто-то должен непременно закричать про очередную колонну или башню), да это, в общем-то и не важно. Поэтому мы оставляем теоретизирование на этот счет политологам, а сами перейдем к содержанию. Ввиду объемности доклада, я постараюсь выделить те моменты, на которые была направлена основная критика, а желающих получить общую оценку текста, не изучая его подробно, вынужден буду удовлетворить нижеизложенным кратким резюме.

Итак, разберем мы, собственно, ту злополучную статью в «Коммерсанте» от 07.09.2015, как первоисточник, с которого все и началось.

1. «Задача документа — представить "в дополнение к принятым правительством" мерам по обеспечению 5-процентного роста ВВП программу действий власти по увеличению долгосрочной конкурентоспособности экономики РФ». Это выдумка «Коммерсанта», такой задачи в докладе не обозначено, да и не может быть обозначено, поскольку заявленный масштаб доклада предполагает масштабное переустройство всей экономической и финансово-кредитной системы, особенно ее высших звеньев, а также – обретение нашей экономикой суверенитета (что не одно и то же с «конкурентоспособностью»), в первую очередь от западных стран.

2. «Впрочем, реальные проблемы, решить которые предлагает Сергей Глазьев, много шире. Это рост промышленного выпуска на 30-35%, увеличение в рамках перехода к "экономике знаний" доли в ВВП расходов на образование, здравоохранение и соцполитику с 6,5% до около 40% (цифры по первоисточнику), наращивание "нормы накопления (валовые накопления в ВВП.— "Ъ")" до 35-45%». В «первоисточнике» такие цифры отсутствуют. Кроме того, что это прямая фальсификация доклада, так еще и цифры подаются вне контекста. Что на самом деле предлагает Глазьев по данным направлениям?

2.1 Нейтрализация ущерба от перекрытия доступа к иностранным технологиям. Эксперт четко обозначает важнейшую проблему для России – деградация науки в постсоветские годы привела к тому, что страна стала зависеть от «интеллектуального» импорта. Даже технологии в области нефтедобычи мы вынуждены приобретать. Ситуация эта не повсеместна, но охватывает львиную долю экономики. А оказавшись отрезанные от источника «импорта технологий» (главным образом Запада) и не имея своей развитой технологической базы, мы рискуем оказаться в ситуации необратимого отставания.

Для реализации этой цели Глазьев предлагает, во-первых, многократно увеличить вложения в НИОКР, а во-вторых, создать систему управления научным потенциалом страны – «Государственный комитет по научно-техническому развитию Российской Федерации (ГКНТР РФ) при Президенте России». ГКНТР возглавляется заместителем председателя правительства, в руководство его также входят «руководители министерств и ведомств социально-экономического блока Правительства, Президент РАН, Директор Российского агентства научных организаций, Председатель Роспатента, руководители институтов развития». Под ведомство его уходит практически вся наука страны.

Кроме того, Комитет осуществляет не только организационные, но и контрольные функции (в т.ч. за расходованием денежных средств и внедрением разработок в производство). То есть Глазьев предлагает создать централизованную систему управления наукой в России, напрямую подконтрольную президенту. При этом на местах сохраняется принцип самоуправления научных организаций. Это реанимирование советской системы в несколько видоизмененном виде.

2.2 Максимальное расширение доступности кредита для предприятий, в первую голову реального сектора экономики через снижение ставки. Для этих целей предполагается открытие канала рефинансирования Банком России коммерческих банков «под залог облигаций и акций системообразующих предприятий по ставке не выше средней доходности по активам обрабатывающей промышленности с установлением ответственности коммерческих банков за целевое использование получаемых кредитных ресурсов на принципах проектного финансирования». То есть предполагается максимально возможное смягчение для предприятий. Поскольку возникает риск вывода средств за рубеж, то…

2.3 Глазьев предлагает установить ограничения как в части цели выдачи кредита (целевое кредитование), так в части формы кредитования (рублевые кредиты целенаправленная эмиссия), так и систему мер, которая бы защитила страну от утечки капитала. Этому эксперт посвящает чуть ли не половину доклада. Вкратце:

- обложение налогом вывоза средств в размере более 1 миллиона рублей

- возмещение НДС только после фактического поступления выручки экспортеру

- ввести ограничение на наличие зарубежных активов за балансом

- прекратить практику страхования в инвалюте

- стимулировать экспортно-импортные операции в рублях

- а также ряд контрольных функций, включающих расширение полномочий контролирующих органов (например Росфинмониторинга).

3. «Работа господина Глазьева содержит ряд оригинальных дополнений в социал-демократическом духе. Так, со ссылкой на нобелиатов 2009 года Элинор Острем и Оливера Уильямсона (работы по управлению коллективными правами) предлагается стимулировать создание в РФ "народных предприятий" (до 10% от общего числа в экономике) и организации в остальных секторах "советов работников, научно-инженерных советов, советов управляющих" наряду с собственниками».

Опять-таки, ничего подобного Глазьев не предлагает. Нигде в тексте доклада не звучит пассаж о «народных предприятиях» и «советах работников», которые «Коммерсантъ», очевидно, употребляет, дабы напугать своих читателей призраком коммунизма. И не зря. Потому как эксперт прямо предлагает возврат к директивной системе управления (плановой экономике). Тут лучше дать слово автору, дабы избегнуть некорректных интерпретаций.

«Реализация политики импортозамещения должна вестись в рамках общей стратегии опережающего развития экономики и начинаться с развертывания системы стратегического планирования, призванной обеспечить системное использование имеющихся у государства ресурсов для проведения модернизации и новой индустриализации экономики на основе нового технологического уклада..

Должны быть установлены интерактивные процедуры разработки долгосрочных прогнозов и концепций, среднесрочных программ и индикативных планов достижения согласованных и утвержденных целей развития. Целесообразно законодательно установить методы контроля и механизмы ответственности всех участников стратегического планирования на началах частно-государственного партнерства за выполнение согласованных мероприятий и задач…

Система прогнозирования и планирования социально-экономического развития страны и её регионов должна…содержать единый организационно-правовой механизм взаимодействия органов государственной власти федерального и регионального уровней, органов местного самоуправления, институтов развития, научных организаций и корпораций. Этот механизм должен обеспечивать интеграцию интересов и ресурсных возможностей всех заинтересованных сторон при разработке и реализации федеральных и региональных, муниципальных, ведомственных и корпоративных стратегических планов и программ.»

Пусть читатели меня поправят, если речь идет не о командно-административном механизме функционирования экономики. Далее Глазьев предлагает создать структуру, похожую на вышеупомянутый ГКНТР - Государственный комитет по стратегическому планированию при Президенте Российской Федерации (ГКСП РФ). Говоря привычным языком – Госплан. ГКСП будет наделен полномочиями определения приоритетов развития, координации субъектов планирования, формирования путей развития экономики, координации действий и мероприятий заложенных в плане и мониторинг их результатов.

Проще говоря, ГКСП должно контролировать всю макроэкономическую жизнь страны. При этом ГКСП также находится под контролем непосредственно президента, о чем Глазьев даже делает специальную оговорку: «С учетом значения системы стратегического планирования и того обстоятельства, что Правительство РФ как центральный орган исполнительной власти загружено текущими задачами и не может формулировать стратегические цели и контролировать их достижения».

Руководство ГКСП должен осуществить зампред Правительства, утверждаемый президентом. «Коллегия ГКСП РФ — орган, осуществляющий коллегиальное руководство деятельностью ГКСП, возглавляемый Председателем. В состав Коллегии входят руководители министерств и ведомств социально-экономического блока Правительства, Председатель Банка России, Президент РАН, руководители институтов развития».

Даже поверхностного очерчивания, которое только и возможно в рамках данной статьи, достаточно, чтобы заключить, что Глазьев оттоптался на всех любимых мозолях либералов. И поэтому, как заключили некоторые ЖЖ-блогеры, программа его принята если и будет, то только частично.

Однако, на мой взгляд, это только часть проблемы. Конечно, все означенные в докладе предложения (из которых я осветил только малую, но важную часть) – это «ужасы нашего городка» как для правительства, так и для либеральной оппозиции. Не говоря уже о наших «зарубежных партнерах» (особенно в части интеграции постсоветского пространства, о чем также говорит Глазьев в докладе, и не только об этом уровне интеграции). И конечно же, текущая управляющая элита в своей либеральной части предпочитает плясать вокруг священной коровы рынка и не замечать фундаментальных вызовов, которые стоят перед экономикой. Желание что-то поменять ничего не изменяя – это, по-моему, лозунг наших управленцев последнего десятилетия, и, в особенности, последних полутора лет.

Но никакие взгляды и никакая либеральная идеология, на которой оттоптался Глазьев, не существуют сами по себе. Идеологию продуцирует класс. Класс этот – африканерский, колониальный, компрадорский. И он будет держаться за свои господствующие позиции. Которые держатся во многом на концептуальной базе безальтернативности монетаристской и коньюнктурной логике развития России.

А своим докладом Глазьев бьет по концептуальным основам этой власти, причем делает это не подобно своим оппонентам – в демагогических статейках на РБК или рассуждениях на форумах, а с привлечением научного сообщества (в разработке доклада участвовала РАН), опытных разработок прошлых лет, нашедших применение, в том числе в зарубежных державах. Само сокрушение концептуальных основ власти либералов-рыночников делает их из демиургов экономики в лучшем случае бесполезными болтунами, а в худшем – сознательными вредителями. А значит – ставит вопрос о смене класса, на который могло бы опереться руководство страны.

Именно поэтому покушение на идеологию рынка так опасно, а не в силу только своей «крамольности», как предпочли преподнести некоторые отрекомендовывающие себя патриотами граждане в своих демагогических опусах.

Вторым аспектом является то, что Глазьев поднимает дискуссию, которая очень неудобна элите – о том, что «пирог поделили» и что он сокращается. А значит, обладатели большей «доли» будут отбирать у меньших. Наша элита, привыкшая рассуждать по принципу «после нас – хоть потоп» (и именно поэтому никто у нас не отвечает за срыв заданных программ и стратегий), подобного рода разговоры не любит. И это еще одна причина, по которой план будет всячески заминаться.

Строить прогнозы того, будет принят план или нет, в какой части он будет принят – это умозрительные рассуждения. Конечно, либо когда-то нечто похожее будет, либо не будет вообще ничего. Поэтому умствования «патриотических» ЖЖ-блогеров о том, что «весьма вероятно, что отдельные положения плана Глазьева могут быть реализованы на практике, возможно даже в рамках других планов, куда здравые идеи из глазьевской концепции будут включены» - это все равно что рассуждать, что Волга впадает в Каспийское море (надо же что-то написать про Глазьева!).

Вопрос стоит под другим углом: КОГДА будут приняты какие-то из предложений Глазьева. Потому что принять их нужно было, как говорится, вчера. А завтра, как утверждает и сам автор, может быть уже поздно.

http://maximillienr.livejournal.com/40760.html