Почему во Франции побеждает Ле Пен

22 марта во Франции прошел первый тур выборов в органы местного самоуправления – советы департаментов. Ни одна из сил не получила решающего преимущества, поэтому 29 марта состоится второй тур голосования. Но эксперты убеждены, что тенденция останется прежней – победу на выборах одержат правые силы.

Правящая Социалистическая партия Франсуа Олланда заняла только третье место, набрав 21,1% голосов. Ультраправый «Национальный фронт» Марин Ле Пен, которому некоторые прочили победу, занял второе место с 25%. А первое место досталось правой партии бывшего президента Франции Николя Саркози «Союз за народное движение», которая собрала почти треть голосов – 29%.

Марин Ле Пен после подведения предварительных итогов уже призвала правительство Мануэля Вальса уйти в отставку. Но профессор кафедры международных отношений МГИМО МИД РФ Евгения Обичкина считает, что эти требования преждевременны. Тем более что их вряд ли поддержит Саркози.

— Нужно понимать, что партии Саркози и Ле Пен — это очень разные правые. Николя Саркози и его «Союз за народное движение» — республиканцы, которые выступают за весь набор либеральных и демократических ценностей. Тогда как «Национальный фронт» Марин Ле Пен – ультраправые, это партия, которую многие считают радикальной, ксенофобской и антисемитской. В прошлом между ними были попытки блокироваться по каким-то вопросам, но ни к чему серьезному они не привели. Создание коалиции между этими силами исключено.

«СП» — Насколько серьезен призыв Марин Ле Пен к отставке правительства?

— Она находится в резкой оппозиции к правящему курсу и партии. Поэтому, естественно, преувеличивает свои успехи и неудачи социалистов. Отставки правительства ждать не стоит. Впрочем, неудачи социалистов прогнозируемы. Они с 2012 года находятся у власти и за это время не сумели добиться успехов в экономике, вывести страну из кризиса, повысить уровень жизни. Этим разочарованием и объясняются два первых места оппозиционных сил — довольно серьезный результат.

«СП»: — Некоторые ожидали, что Ле Пен наберет 30% голосов, можно ли назвать результат в 25% неудачным?

— Партия Марин Ле Пен обычно имела поддержку на уровне 15%. Они до сих пор представлены всего несколькими депутатами в Национальной ассамблее, поскольку выборы проходят по мажоритарной системе. Самым серьезным результатом Ле Пен стали выборы президента, когда она неожиданно прошла во второй тур, набрав 19% голосов. Так что 25% — это хороший для них показатель».

А вот третье место социалистов – это провал, хотя и не такой серьезный, как опасались в самой партии. Французы уже давно недовольны как внутренней, так и внешней политикой страны, и хотели бы видеть у руля более харизматичного лидера. Не нужно забывать, что в 2017 году во Франции пройдут президентские выборы, и кандидаты уже сейчас стремятся мобилизовать все силы.

— Власти, которые находятся во главе государства, не пользуются авторитетом, — говорит франковед, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Кира Зуева. — Избиратели недовольны их работой, что и продемонстрировали на выборах. Многие французы жалеют, что в момент, когда страна находится в непростых обстоятельствах в связи с кризисом на Украине, во главе государства оказался не очень опытный политик. Хотя Олланд начал прилагать какие-то усилия, французы чувствуют, что этого недостаточно.

Как ни странно, многие хотели бы видеть во главе государства Николя Саркози. Хотя он уходил с поста на волне скандалов и рейтинг у него был довольно низким. Но плохое быстро забывается, а хорошее остается. Видимо, избиратели считают, что во главе Франции должен стоять сильный, опытный и харизматичный политик.

Франция - демография

Франция - структура мусульманских общин

«СП»: — А как можно оценить результат Марин Ле Пен? Судя по всему, ее уже не считают такой уж радикальной?

— Ле Пен набирает очки. Ее партия в глазах французов уже не такая экстремистская. Ее авторитет повышается. Они в последнее время начали серьезную работу по улучшению имиджа и по ревизии целого ряда былых установок. «Национальный фронт» нацелен на то, чтобы быть достаточно трезвомыслящей партией без всяких экстремистских наклонностей. У них уже нет того отрицательного образа, который был при отце Марин Жан-Мари Ле Пене. Хотя о перспективах Марин на президентских выборах пока говорить рано.

«СП»: — Николя Саркози высказывался в довольно позитивном для России духе, говорил даже о том, что при решении проблемы Крыма нужно учитывать интересы России. Если он победит на выборах, он сохранит эту риторику?

— В конце президентского срока у Саркози были серьезные планы по улучшению отношений с Россией. Все это рухнуло, когда к власти пришел Олланд. Но нужно принимать во внимание, что Саркози — политик гибкий и трудно сказать, рискнет ли он кардинально повернуть в сторону России. Хотя политического и государственного потенциала у него, безусловно, больше, чем у Олланда. И смотрит он гораздо дальше. Не исключено, что он может предпринять серьезные шаги по нормализации отношений с Россией. Даже сейчас в Евросоюзе есть группа стран, которая выступает против санкций. Возможно, Франция при Саркози их возглавит.

Ведущий сотрудник Центра социальных проблем Института Европы РАН Сергей Федоров считает, что возвращение Саркози к власти может быть в интересах России.

Франция - демография

Франция - количество мечетей и процент иммигрантов

— Худшие опасения социалистов, к их радости, не оправдались. Хотя они потеряли четверть кантонов, которые контролировали раньше, этот удар не стал для них нокаутирующим. Они заняли достойное третье место. Скорее всего, тенденция сохранится и во втором туре. Большая часть департаментов перейдет под контроль правоцентристов или классических правых. Социалисты сегодня контролируют 64 из 98 континентальных департаментов. Это количество может сократиться вдове. Ультраправые при наиболее благоприятном для них раскладе могут взять под свой контроль 2-4 департамента, что тоже будет сенсацией. До этого таких результатов они не добивались.

Складывается ситуация, когда все партии довольны результатами. Правоцентристы заняли первое место, социалисты – не полностью провалились, а ультраправые имеют шансы укрепиться на местном уровне

«СП»: — Как это повлияет на расстановку сил перед президентскими выборами?

— Тенденция развития политической системы определится уже на следующих, региональных выборах в декабре 2015. До президентских выборов на тот момент останется полтора года. Предварительно можно сказать, что Марин Ле Пен выйдет во второй тур, но дальнейшее ее продвижение будет остановлено кем-то из соперников. Главная интрига в том, кто это будет – правый или социалист. Кстати, эти силы еще не определились с кандидатами. Правые могут выдвинуть не только Николя Саркози, но и Алена Жюпе. Есть еще несколько претендентов на участие в президентской гонке.

Франция - демография

Франция - арабы и турки

У социалистов нет таких сильных фигур. Можно назвать только нынешнего премьер-министра Мануэля Вальса, которого, скорее всего, и выдвинут. Олланд из-за неудачного президентства вряд ли будет достойным кандидатом от социалистов на выборах 2017 года. Повторюсь, интрига выборов в том, кто будет соперником Марин Ле Пен.

«СП»: — А сама она может победить?

— С уверенностью сказать нельзя. Возможно, сейчас мы видим, как политическая система Франции трансформируется из биполярной, в которой доминируют право- и левоцентристы, в трехполюсную. Ближайшие годы покажут, сможет ли «Национальный фронт» закрепиться на политической сцене или успех ультраправых эфемерен и они не будут претендовать на звание третьей силы.

«СП»: — Можно ли сказать, что французы соскучились по сильному лидеру?

— Нельзя забывать, что Франция – президентская республика, которую заложил генерал де Голь. Его многие упрекали в том, что он чуть ли не фашист, диктатор и авторитарный лидер. Многие французы испытывают тоску по сильной руке и сильному лидеру, особенно после неудачного срока Олланда, который разочаровал не только противников, но и сторонников. С другой стороны, во Франции сильны традиции левой политической культуры и влияние социалистов. Ультралевые, кстати, набирают до 15% голосов на парламентских и президентских выборах.

Франция демография

Франция - мигранты

«СП»: — Смена партии власти и президента как-то повлияет на отношения Франции с Россией?

— С социалистами у нас всегда были непростые отношения. Они критикуют Россию за авторитарный, как им кажется, режим, нарушения прав человека и ущемление прав меньшинств. Весь этот набор хорошо известен.

В этом плане, некоторые высказывания, которые звучали со стороны Саркози, свидетельствуют о более реалистичных взглядах. В частности, он не столь критично относится к вопросу Крыма и считает, что референдум отражает реальность — что большинство крымчан высказали свое мнение, которое надо учитывать. Он также убежден, что нельзя допускать возобновления Холодной войны, что нужно думать о строительстве Большой Европы. Конечно, эти мысли и настроения близки и нашему руководству, и всем россиянам.

Мы уже писали о выборах в Европарламент, прошедших в конце мая. Как известно, во Франции убедительную победу (25 процентов) одержал «Национальный фронт» во главе с Мари Ле Пен, и уже в понедельник 26-го мая все государственные СМИ единым рупором возглашали: «Франция в шоке!», «Политическое землятрясение», «Политическая катастрофа».

Франция

Уровни безработицы (%) в первом и втором поколениях иммигрантов из развивающихся стран во Франции

Всю первую поствыборную неделю политические эмоции в стране буквально зашкаливали, и только позднее Франция начала более трезво анализировать происшедшее. Каким образом? Об этом с французскими избирателями, в том числе тех, кто отдал свой голос «Национальному фронту», поговорила живущая во Франции российская журналистка Ирина Преснякова. Вот её небольшой репортаж на эту тему...

«За» и «против»

Моя первая респондентка, Клодин П., этническая француженка, служащая, как раз из тех, кто горячо поддерживает «Национальный фронт» и, особенно, Мари Ле Пен, чей авторитет во Франции стремительно набирает обороты.

Дело в том, что при голосовании в Европарламент избиратели получили предвыборные анкеты с полным поимённым списком всех кандидатов от каждой партии, и вычёркивая оттуда, например, имя всего лишь одного депутата от партии, избиратель автоматически объявлял «вотум недоверия» всей партийной команде, а потому... Здесь как раз убедительно победил авторитет Мари Ле Пен. Именно её личность обеспечил «Национальному фронту» столь убедительную победу...

Франция

Социально-профессиональная структура некоторых групп населения Франции, %

Итак, первое интервью.

— Клодин, почему Вы голосовали за «Национальный фронт», у которого, по мнению французских политиков и журналистов – крайне «правая», «экстремистская», «националистская» и «антидемократическая» репутация? Вы против демократии?

К.П.  — Я против того «борделя», который творится сейчас во франции. Еще лет 15-20 назад никому в голову не приходило бояться гулять по вечерам, а сейчас...Только в очень маленьких городках и деревнях более-менее спокойно. А большие города, где полно эмигрантов – скопище порока и беспорядков! Как женщина и мать, я «против» повседневного криминала и грязи, против нетрадиционных браков, а как француженку меня возмущает огромное бремя налогов, которое мы вынуждены брать на себя для оказания помощи тем же эмигрантам и бедным странам. Франция работает для других, и это спонсорство вместе с лояльностью к непорядку меня бесит.

— Все беды от эмигрантов?

К.П. — Нет, конечно, но эмиграция в том виде, как она есть сейчас, стала угрожать нашим национальным интересам. Я поддерживаю «Национальный фронт» в вопросах бесконтрольной эмиграции и социальной помощи.

Военные базы Франция

Военные базы Франция

— А в отношении Евросоюза?

К.П. — Аналогично, то есть я против того, что Франция и Германия спонсируют более бедные страны. Мне нравится возможность свободно пересекать границы, иметь единую валюту, но мне не нравиться платить, в отличие от бедных стран, огромные налоги на их содержание. Я считаю, что все страны Еврозоны должны находиться в едином правовом пространстве, особенно в вопросах налогообложения, и «жить по средствам». Я солидарна с «Национальным фронтом» в том, что Франция не должна быть дойной коровой для остальных. То есть, я не против объединённой Европы и эмигрантов во Франции в целом, но я возмущена той политикой, которую проводит наше правительство внутри страны и политики Евросоюза, когда евроинтеграция вредит национальной экономике и интересам.

Фермерская позиция

Стефан Б., этнический француз, владелец ферм и полей, сторонник «НФ».

— Почему?

Стефан Б. — Потому что я работаю с утра до ночи и без выходных, выращиваю продукцию высшего качества, но чтобы мне не обанкротиться, я не могу опускать цены ниже, но в связи с кризисом люди выбирают насквозь искусственные, но более дешёвые польские и испанские фермерские продукты. А что остаётся французским фермерам? Поднимать цену и всё равно вести бизнес на грани разорения. Мы могли бы накормить и Францию, и Европу по приемлемым ценам, если бы моё правительство и Евросоюз поддерживало национальных производителей, а не бедняков из Еврозоны. Общеевропейские интересы за счёт национальных интересов?! Я «против» этого и потому — «за» «НФ».

Франция Африка

Неожиданность в стиле «Милитари»

Мой следующий собеседник, Бруно К., этнический мароканец, военный в отставке, участник боевых действий в Югославии.

— Ваше отношение к «Национальному фронту» и Мари Ле Пен?

Бруно К. — Спокойное. Я не сторонник этой партии, но некоторые их идеи поддерживаю. Безусловно, мне не нравится расистская риторика Мари Ле Пен в отношении эмигрантов, особенно выходцев из Северной Африки, но я признаю, что в целом эмиграционная политика Франции и социалистов в частности разорительна для бюджета. Я считаю, что Франция, должна отвечать за своё колониальное прошлое: за эксплуатацию чужих недр и за войны, и потому речи быть не может о каких-либо выдворениях из страны, особенно тех, кто уже в ней живёт и интегрировался.

Но поток эмигрантов нужно сузить. И не только — его необходимо «фильтровать», как минимум, в вопросах криминального прошлого. Я считаю, что если гражданин имел проблемы с законом на своей родине, он тем более будет плевать на права и обязанности чужого и чуждого ему государства. Исключение, по-моему, должно быть сделано для политических беженцев и то при условии, что есть реальная опасность для их свободы и жизни. Принимать всех просто «несогласных с режимом» Франция не должна и в этом смысле, да, идеи «Национального фронта» не лишены здравого смысла.

— Евросоюз — зло или благо?

Бруно К. — Он нуждается в переменах. Мы не можем и не должны выполнять какие-то общеевропейские планы, если они противоречат нашим национальным интересам. Налоговая политика Евросоюза, когда более благополучные страны постоянно помогают «пришельцам» с Востока – зло. Отправка французских солдат на защиту интересов тех же США, как это было в Ираке и Ливии – безусловно против национальных интересов. Хотя сам Евросоюз — как противовес тем же США и России – благо.

Мы слишком маленькие против этих двух игроков мировой политики, чтобы противостоять им в одиночку. То есть для меня, как бывшего военного, объединение Европы разумно перед лицом стран-гигантов. И НАТО в этом смысле явно недостаточно. Но мы должны быть более независимыми от Америки, которая всегда имеет свой интерес и таскает каштаны из пламени чужими руками...

«Ум с сердцем не в ладу»

Итак, анализируя итоги выборов в Европарламент во Франции, аналитики признали, что процент сторонников Мари Ле Пен и её партии мог бы быть ещё выше, если бы не противоречия между «умом и сердцем» почти каждого француза. То есть, с одной стороны, французы буквально «разрывались» между приверженностью главным идеям Французской революции и Конституции («Свобода! Равенство! Братство!»), неприятием ксенофобии и фашизма, а с другой стороны — здоровым рационализмом и национальным прагматизмом.

Отчётливее всего этот психологический «раздрай» виден на примере французских бизнесменов среднего звена и интеллигенции, каковыми стали мои следующие собеседники, двое друзей, один из которых — бизнесмен, голосовавший на президентских выборах за «правых», а другой — преподаватель лицея, бывший сторонник Франсуа Олланда. На мой вопрос об отношении к «НФ» и лично Мари Ле Пен, оба ответили аналогичной фразой «Землетрясение в политике и ужас», т.е. резко отрицательно. На выборах в Европарламент бизнесмен проголосовал за «зелёных» (экологическую партию), а преподаватель – за центристов.

— Отчего так, особенно «зелёные»?

— Потому что у остальных – лишь риторика и популистские лозунги. Социалисты уже спускают Францию в унитаз, «правые» противоречат тому, что говорили пять лет назад, то есть и те, и другие лишь болтают и зарабатывают очки. «Зелёные» хотя бы конкретно заботятся о природе, а «центристы»... они не причинят большего вреда, чем иные. Так жить, как сейчас – нельзя.

— Кому?

— Всем! Бизнес во Франции – паралитик и инвалид, задушенный налогами. Те, кто ещё не вывели капиталы за рубеж, лишены перспектив и оплачивают социальную помощь для эмигрантов и бедных стран Евросоюза. Все французы оплачивают. Покупая хлеб, мы только половину платим за себя и нашим булочникам, половину – в казну Европы, на нужды более бедных стран.

— Так и Мари Ле Пен об этом же говорит...

— Говорить и критиковать – всегда легче, чем делать. Как можно прервать евроинтеграцию, когда экономики ведущих стран так тесно переплетены? Вот что нужно кардинально менять – эмиграционную, налоговую и социальную политику. Ввести единые законы для всей Еврозоны, осуществлять контроль над эмиграцией и социальной помощью: не давать право на жительство лицам «с криминальными пятнами», всякого рода радикалам и экстремистам, а эмигрантов — обязывать искать работу, а не жить на социальное пособие.

— Фактически устами «НФ»... Так почему же отрицание?

— Потому что «Франция – для французов» очень напоминает «Германию для немцев» времён Гитлера, потому что это – фашизм, а отец Мари, Жан Ле Пен, французский нацист. Хотя если дальше так пойдет, если нынешнее правительство не предпримет решительных шагов в политике, на будущих выборах в президенты Мари имеет реальные шансы и тогда... Францию ждет катастрофа: попрание демократических ценностей, тоталитаризм и ксенофобия. Мы скатимся в Германию 30-х годов прошлого века, в Третий Рейх...

«Украина — это ваша проблема»

Любопытно, но в отношении президента России Владимира Путина и проблемы Украины все мои респонденты выступили единым фронтом. На вопрос относительно российского президента французы выражают мнение, сформированное национальными СМИ, особенно телепередачами, где ВВП – ежедневный «гость» с репутацией вселенского злодея и непременный персонаж французской программы «Куклы», где компанию ему часто составляют Башар Ассад и Жерар Депардье. Таким образом, отношение к Путину пока отрицательное, но «с пониманием» его роли в мировой политике. А вот касательно Украины и её вступления в Евросоюз французы меня повеселили и озадачили. На мою реплику, что скоро вас можно поздравить с интеграцией в ваше европейское сообщество Украины, все, как один сказали:

— Ну уж нет! Это – ваша проблема, оставьте её себе. Категорически «НЕТ Украине в Евросоюзе»!

Впрочем, пока это – единодушное мнение обычных французов, которые рады, что та вырвалась от «злой России». Но вот «старой и доброй» Европе от неё – одна головная боль...

Итоги

Я согласна с мнением тех французских аналитиков, которые охарактеризовали победу «Национального фронта» на выборах в Европарламент, прежде всего как «протестное голосование». Вызывает уважение смелость и честность самой Мари Ле Пен, так ответившей на поздравления с победой на выборах (из интервью на канале F1 от 26 мая):

«Выборы доказали, что Жители Европы – в отчаянии, И только слепой не видит это. Голосование и итоги выборов – это протест, прежде всего, против той политики, которую проводят сегодня все европейские правительства».

Реплика была явно адресована Франсуа Олланду, который уже вечером того же дня в пятиминутном обращении к нации «президент Франции ответил всем так:

«Как президент страны, я гарантирую, что останусь верен своей предвыборной программе: и внутренняя политика правительства и курс Франции на углубление и расширение евроинтеграции останутся без изменений!»

В общем, нужных выводов Олланд, похоже, не сделал. А это чревато для государства не очень приятными последствиями. Ведь французы – не россияне, долго терпеть не будут. А потому, как мне кажется, Франция сегодня находится на пороге больших и даже, возможно, революционных перемен — чего бы там не думал её сегодняшний слепо-глухой руководитель...

http://svpressa.ru/politic/article/116470/

Почему Франция голосовала за Мари Ле Пен

Опубликовано 13 Янв 2017 в 15:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.