Хорошо быть эмиром! Например, эмиром Катара. Шейх Тамим бин Хамид а-Тани управляет страной площадью с округ, карликом. инвестировавшим 193 миллиарда долларов в Британию, Китай, Германию, Швейцарию, Францию, Италию, Малайзию, Испанию, Турцию и США. Он собирается принять в 2022 году чемпионат мира по футболу, которой обойдется ему в 120 миллиардов долларов – но поводов для беспокойства нет, потому что эмират Тамима – крупнейший производитель и экспортер газа в мире, на его территории расположена самая большая в мире база ВВС США, и с его территории вещает Al Jazeera. Это создает катарский эквивалент британской империи, над которой никогда не садится солнце, и в которой не более 10% населения является катарцами.

Остальные 90% – мигранты без права голоса – от уборщиков улиц до ядерных физиков. Далее следует матушка эмира шейха Моза бинт аль-Мисснед, вторая и любимая жена его родителя шейха Хамада, чья абразивная, шокирующая, жесткая, независимая и опасная внешняя политика родила врагов в высших сферах (Джордж Буш) и друзей в низших (Талибан, ХАМАС, ан-Нусра)(.

Ливанский экономист, журналист и вице-президент банка Маруан Искандар был финансовым советником отца Хамида – шейха Халифа – пока тот не был свергнут в результате “белого путча” в 1995. Сейчас он пишет книгу обо всем этом фанданго. Он утверждает, что у суннитского Катара, также как и других фантастических эмиратов в Заливе, проблем куда больше, чем они готовы признать.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

За несколько лет до того, как отказаться о т своего трона в пользу Тамима, шейх Хамад очень точно изложил свои взгляды в разговоре со мной. Я был одет в ирландский пуловер и помятые штаны, в то время как британские бизнесмены из Сити в отутюженных костюмах терпеливо ожидали за дверьми “дивана”. Я спросил великого человека, почему, если ему так не нравится политика американцев в соседнем Ираке он не вышвырнет их с базы в Катаре? Он ответил: “Потому что немедленно после этого все мои арабские братья вторгнутся сюда!”

Хамад, отказавшийся в 2013 году от престола в пользу Тамима в результате еще одного “белого путча”, сумел восстановить бывшие до этого отвратительными отношения с Саудовской Аравией, поддержав (безнадежную) войну королевства против шиитов-хути в Йемене. Тамим ограничил отцовскую щедрость в отношении армии аль-Каиды-ан-Нусры в Сирии, но продолжил стратегию матери – создания кампусов западных университетов в Катаре.

В рассказе Искандара мать, Моза, представляется как “амбициозная”, “интеллигентная”, “динамическая”, “привлекательная”, прекрасная и “элегантная телом и душой”, “цивилизованная”, “обладающая характеристиками орла пустыни, подвижным телом и активным умом”. Вторая из трех жен, под шейхом Хамадом она контролирует бюджет в 15 миллиардов долларов, и, по версии Le Monde, превратилась в “икону исламского феминизма” (!) Нечего и говорить, что она приводит в исступление консервативных салафитов-ваххабитов и в Саудовской Аравии, и в Катаре.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

“Особые отношения” Катара с Францией описаны в потрясающих и порой пикантных деталях в книге Искандара, которая уже издана на арабском. Хамад, через своего дальнего родственника и министра иностранных дел Хамада бин Ясима, в 2007 году подписал контракт на 13 миллиардов долларов с Airbus . В День Бастилии шейх Хамид и шейха Моза стояли на трибуне почетных гостей вместе с президентом Николя Саркози. На параде перед ними вышагивал их сын – шейх Йоан бин Хамад, выпускник военной академии Сен-Сир.

В следующем году Саркози посетил Залива. Он провел два дня в Катаре, но лишь шесть часов в Саудовской Аравии. Это было большой дипломатической ошибкой – Саудовская Аравия, с населением в 24 миллиона человек, пользуется громадным влиянием в арабском мире.

Катар облегчил (финансово конечно) полковнику Каддафи дело освобождения болгарских медсестер и палестинского доктора, которых осудили под надуманным предлогом заражения ливийских детей СПИДом. Тогдашняя жена Саркози вернулась из Ливии вместе с заложниками – прямо накануне французских президентских выборов. Это помогло Саркози, но не помогло Сесилии. Искандар пишет: “В 2008 году, во время визита в Катар Саркози сообщил эмиру Хамаду, что он желает развестись и жениться на другой леди, актрисе и певице Карле Бруни. Но у него нет на это денег, потому что Сесилия требует с него за развод 3 миллиона евро, которых у него нет. Эмир заплатил указанную сумму и пожелал ему счастливого барака”.

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

В Катаре закон освобождает от налога на собственность, прибыль и продажу национальные институты и членов правящей семьи. Катар вложил громадные деньги во французскую недвижимость. Кроме нее, Катар владеет 12,03% Lagardere Group, 7,5% Total,, 7% Vinci, 2 % Vivendi, 5% Viola и 85% La Tanneur (принадлежит шейхе Моза) и 100% футбольного клуба Saint-Germain.

Инвестиции Катара в Британии – крупнейшие в Западной Европе: Shell, Barclays,Shard, Harrods, Canary Wharf и 30 % акций London Stock Exchange гарантируют, что британский флаг будет приспущен если Хамад или Тамим умрут. Именно это произошло после кончины саудовского короля Абдаллы.

Но именно Тамим завораживает Искандара – вместе с его матерью Мозой. Тамим обрезал убытки в провалившемся американском проекте Al Jazeera – который также отравил всю новостную часть канала. Он покончил с критикой Al Jazeera в адрес соседей по Заливу. Он официально прекратил (так он утверждает) военную помощь Джабхат ан-Нусре – хотя финансовая, медицинская и продовольственная помощь продолжается, и лишил всех должностей премьера эпохи Хамада. Катар встал на сторону Саудовской Аравии против Ирана.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты
а так же в статье:
Как понять арабов

Может ли Катар построить инфраструктуру к Кубку Мира 20222 года? – У Искандара в этом явно есть сомнения.

Искандар указывает на то, что катарцы явно обеспокоены долей мигрантов в населении – 2 миллиона из 2,3 миллионов человек проживающих в эмирате – не граждане. Им также не нравится то, что их безопасность обеспечивается иностранными (американскими) солдатами. Но с запасами нефти и газа в 27,5 миллионов долларов на каждого катарца, о перевороте могут думать только сумасшедшие.

В Катаре есть и “демократы”. Один из них, Абу халифа аль-Кувайри, опубликовал (в Ливане) манифест, требующий большей прозрачности в правительственных решениях, большего участия граждан в политической жизни, и – самое важное, в решениях о распределении колоссальных доходов от нефти и газа.

Но пока все решает эмир, и для него главное – обеспечить внутреннюю стабильность и иностранную поддержку. Тамим кажется воистину всемогущим, в то время как за кулисами орудует Моза, которая даст фору любому политику – арабскому или европейскому.

Кто заказывает музыку