В 1991 году, после окончательного крушения советской власти, на население нашей страны буквально обрушился огромный поток новой, никогда ранее не публиковавшейся исторической литературы. Почти вся эта информация носила характер сенсационных разоблачений «ужасов» советского строя, а в отношении истории Великой Отечественной войны безостановочно, жирным слоем на читающую публику обрушился поток критики и негатива, а зачастую совершенно безобразного очернения истории ВОВ.

Но был среди этого потока и один положительный момент — в России стали издаваться мемуары многих генералов и политических деятелей нацистской Германии, которые позволили по-новому взглянуть на ход боевых действий и событий той войны. Также довольно много издавалось переведенных на русский язык трудов западных историков. Однако большинство таких исследований были либо поверхностны, либо являлись банальным ширпотребом на исторические темы.

Большую популярность среди всего этого потока новой информации получила тема Waffen-SS (Войск СС), так как эта составляющая часть вооруженных сил Германии носила элитарный характер и была овеяна мешаниной из слухов, мифов и относительно правдивой информации. Однако появление этой новой информации по теме Waffen-SS не отличалось качеством и беспристрастностью, что привело на сегодняшний день к чудовищной каше в головах у некоторого количества наших сограждан, интересующихся историей Второй Мировой войны, а также граждан с «правыми» или «национал-социалистическими» (в России есть даже такие) политическими взглядами. Работы многих западных историков, которые были изданы у нас, носили реваншистский характер, Waffen-SS преподносились в них как сила, незнающая страха и поражений.

Очень часто в таких трудах западных, да и наших историков прослеживается мысль о том, что «Waffen-SS — такие же солдаты как все». Но так ли это на самом деле? В этой статье мы постараемся ближе присмотреться к последней версии. Как известно, так называемые отряды SS «Мёртвая голова» (Totenkopf), были сформированы в апреле 1936 года усилиями садиста и психопата Теодора Эйке из охранных частей SS [1]. Все эти новые части несли охранную службу в концентрационных лагерях, участвовали в истязаниях и убийствах узников лагерей.

Теодор Эйке, получивший от Гиммлера в январе 1934 года звание бригадефюрера SS, являлся не только ключевой фигурой в Waffen-SS, но и архитектором системы концентрационных лагерей довоенной нацистской Германии [2]. Части SS «Totenkopf» (SS-Totenkopfverbände) являлись основой боевых частей. Более того, они являлись ядром Waffen-SS в первой половине Второй мировой войны 1939–1942 году [3].

В декабре 1941 года на советско-германском фронте действовали пять боевых частей SS, созданных из подразделений SS «Totenkopf»: Дивизия SS «Totenkopf», Дивизия SS «Nord», Кавалерийская бригада SS, 1-я пехотная бригада SS, 2-я пехотная бригада SS.

Из частей особого назначения SS (SS-Verfügungstruppe, SS-VT) была сформирована лишь одна дивизия — дивизия SS «Reich». Еще один полк SS-VT, полк SS «Germania», вошел в состав дивизии SS «Wiking». Однако эту дивизию уже можно в полной мере отнести к Waffen-SS, так как два других полка дивизии формировалась из европейских добровольцев [4]. Полк SS «Leibstandarte Adolf Hitler» также стоит особняком от выше перечисленных боевых частей SS, так как он не относился ни к частям SS-VT, ни к частям SS «Totenkopf».

Однако, не смотря на все эти факты, на западе довольно долгое время все внимание историков было сфокусировано на частях SS-VT как на истинный костяк Waffen-SS, являющийся, по их мнению, обычными фронтовыми частями в отличие от частей SS «Totenkopf», тесно связанных с охранной службой в системе концентрационных лагерей [5].

Исследования последнего времени показывают, что практически все части Waffen-SS были в той или иной степени задействованы в функционировании системы концентрационных лагерей: проводилась постоянная ротация из охранных подразделений SS во фронтовые части Waffen-SS и обратно, из подразделений Waffen-SS формировались специальные команды для уничтожения узников лагерей и т.д.

Кроме того, части SS, созданные до 1935 года, явились впоследствии ядром при создании частей SS-VT и частей SS «Totenkopf». Все эти части впоследствии получили общее название — Waffen-SS. Круг перестановки личного состава между системой концентрационных лагерей и полевыми частями Waffen-SS простирался также и на дивизии, состоящие из фольксдойче [6] и дивизии Waffen-SS не немецкого национального состава (мусульманские дивизии Waffen-SS, прибалтийские и др.) [7].

В структуре SS Генриха Гиммлера было создано большое количество административных и полицейских инстанций, курирующих самые разные направления деятельности SS. Административный аппарат SS также был тесно связан с концентрационными лагерями и Waffen-SS, и через различные инстанции SS проходили судьбы многих военных преступников.

Самый первый официальный концентрационный лагерь был создан нацистами весной 1933 года на бывшей пороховой фабрике в Дахау (Dachau). После подавления так называемого «Путча Рема» нацисты закрывают несколько «диких» концентрационных лагерей, которые охранялись бойцами SA. Оставшиеся лагеря переходят под охрану штандартов SS (SS-Standarten) [8], подразделения которых, задействованные в охране лагерей, в декабре 1934 года официально именуются SS-Wachverbände, SS-Wachsturmbanne и SS-Wachstürme.

Кадровый состав будущих частей SS «Totenkopf» и частей SS-VT начал формироваться еще до 1933 года в традиционных штандартах SS. В баварской и саксонской землях первые штандарты SS возникли еще в конце 1920-х годов. Например, 1-й штандарт SS «Julius Schreck» располагался в Мюнхене, а 7-й штандарт SS «Sachsen» (позже «Friedrich Schlegel») располагался в Цвикау (тогда еще Плауен).

Штандарт SS «Sachsen» после 1933 года в немецких документах также именовался как зондеркоманда SS «Sachsen», которая несла караульную службу в концентрационном лагере «Buchenwald». В этот период командиром 3-й роты зондеркоманды служил Макс Симон, будущий командир 16-й дивизии SS «Reichsführer SS» [9]. С августа по октябрь 1934 года Симон занимал пост коменданта концентрационного лагеря «Sachsenburg» [10]. В период с 1925 по 1930 год штандарты SS подчинялись Иозефу Дитриху, который позже стал командиром дивизии SS «Leibstandarte Adolf Hitler», затем Генриху Шмаузеру, верховному фюреру SS и полиции «Юго-восток» VIII военного округа (Силезия) [11].

Еще одним влиятельным штандартом SS был 26-й штандарт SS «Paul Berck», сформированный в 1931 году. В 1935–36 годах командиром этого штандарта был Людольф-Германн фон Альфенслебен. В 1938 году Альфенслебен был назначен адъютантом Гиммлера, затем был военным командиром «Ополчения фольксдойче» района Данциг — Восточная Пруссия, затем в 1941 [12] году стал фюрером SS и полиции «Таврия» в Крыму, а в 1943 году занял пост верховного фюрера SS и полиции района «Черное море» [13]. Как отмечалось выше, в 1936 году из штандартов SS Теодор Эйке создал полки SS «Totenkopf». Он также ввел систему истязаний заключенных концентрационных лагерей персоналом частей SS «Totenkopf».

Эта первая группа командиров штандартов SS, которая кардинально влияла на карьеру служащих «Вооруженных SS», многие из которых заняли ключевые посты в системе концентрационных лагерей. Пройдя по служебной лестнице в системе лагерей, эти люди переводились в части Waffen-SS уже с начала 1943 года. Ярким примером комплектования офицерским составом дивизий Waffen-SS такими людьми является судьба Эгона Циля (SS-номер 535) [14]. Карьера Циля в системе концентрационных лагерей началась с 1931 года, когда он получил звание шарфюрера SS.

Через три года Циль поступает на службу в охранное подразделение концентрационного лагеря «Hohnstein», затем переводится в лагерь «Sachsenburg». В 1936 году он уже командир стрелкового подразделения охраны концлагеря «Lichtenburg». Далее была служба в лагерях «Dachau» и «Buchenwald». В 1938–39 году он занимает должность адъютант коменданта двух концлагерей (сначала в лагере «Lichtenburg», а затем в лагере «Ravensbruck»). В 1941–42 годах он занимает должность коменданта зондерлагеря SS «Hinzert». В мае 1943 года Циля переводят в Waffen-SS, где он начинает свою службу в новом качестве в подразделении снабжения 7-й горной дивизии SS «Prinz Eugen», затем его переводят в 23-ю горную дивизию Waffen-SS «Kama» [15].

Следующий пример — Вернер Хайнке (SS-номер 75), который с 1936 года являлся командиром 4-го подразделения Totenkopf «Ostfriesland» (IV. SS-Totenkopfsturmbann «Ostfriesland»). Это охранное подразделение SS «Totenkopf» охраняло концентрационный лагерь «Esterwegen». Впоследствии Хайнке был переведен в 9-ю дивизию SS «Hohenstaufen» командиром роты [16]. Ганс Хютинг, комендант концлагеря «Natzweiler-Struthof», в конце войны переведен в 34-ю добровольческую дивизию SS «Landstorm Nederland» на должность командира 60-го полка снабжения SS в звании штурмбанфюрера [17].

Это лишь очень малая часть офицерского корпуса SS первой половины 30-х годов, которая была тесно связана со службой в системе концентрационных лагерей и, которая позже была переведена в части Waffen-SS.

Теперь рассмотрим ситуацию с частями SS «Totenkopf», о которых было сказано в начале статьи. 29 марта 1936 года охранные части SS (SS-Wachverbände) были переименованы в части SS «Totenkopf» (SS-Totenkopf-Verbände), в то время как термин SS-Wachverbände был использован для обозначения других подразделений SS.

В 1936 году части SS-VT и части SS «Totenkopf» получают классификацию «Организаций на службе государства» и подчиняются Министерству внутренних дел, выполняя полицейские функции.

В 1937 году происходит значительное усиление частей SS «Totenkopf» и реорганизация: так как в этом году 7 существующих концентрационных лагеря были реорганизованы в 3 главных лагеря, то и части SS «Totenkopf» были реорганизованы в три штандарта SS «Totenkopf» с общей численностью в 4449 человек. Таким образом, три сформированных штандарта несли службу в следующих концентрационных лагерях: SS-Totenkopf-Standarte 1 «Oberbayern» — концлагерь «Dachau», SS-Totenkopf-Standarte 2 «Brandenburg» — концлагерь «Buchenwald», SS-Totenkopf-Standarte 3 «Thüringen» — концлагерь «Sachsenhausen». Еще один сформированный штандарт, SS-Totenkopf-Standarte 4 «Ostmark», был направлен на службу в Австрию, в концентрационный лагерь «Mauthausen».

В 1938 году проходит новое усиление частей SS «Totenkopf» техникой, подразделениями связи и учебными подразделениями. Это притом, что 10 000 молодых офицеров из Allgemeine SS были зачислены как полицейское усиление частей SS «Totenkopf». Это усиление было мобилизовано в части SS «Totenkopf» в августе 1939 года.

В военное время ротация персонала из охранных частей SS «Totenkopf» в армейские части Waffen-SS, а также перевод солдат и офицеров из фронтовых частей Waffen-SS в охрану концентрационных лагерей шла полным ходом. Например, только одно охранное подразделение SS «Totenkopf» (SS-Totenkopf-Sturmbann Hamburg-Neuengamme) получило с фронта в 1943/44 году, из частей Waffen-SS 240 человек. Из них 70 человек были граждане Рейха, 74 румынских фольксдойче, 25 словацких немцев и 60 русских немцев [18].

По приказу главного оперативного управления SS (SS-FHA) десять охранников концентрационного лагеря «Sachsenhausen», в начале августа 1941 года, были переведены в кавалерийскую бригаду SS, где должны были нести службу в качестве водителей грузовиков. Зигфрид Коттаус, командир одного из эскадронов кавалерийской бригады SS, в 1936 году, в течение нескольких месяцев служил командиром охранного подразделения в концентрационном лагере «Esterwegen». В ноябре 1939 года из концлагеря «Mauthausen» в артиллерийскую кавалерийскую батарею SS был переведен один обершарфюрер. В июне 1942 года два унтершарфюрера SS были переведены из концлагеря «Stutthof» в формируемую кавалерийскую дивизию SS «Florian Geyer».

Из кавалерийской бригады SS ротация проходила также и в обратном направлении: один из солдат бригады по болезни выбыл из этой части и был переведен в концентрационный лагерь «Dachau». Масса подобных эпизодов была характерна также и для двух пехотных бригад SS. На данный момент исследователи уже установили примерно 60 000 солдат и офицеров Waffen-SS, служба которых проходила в нацистских концентрационных лагерях [19]. Однако работа в этом направлении продолжается и, безусловно, это число будет существенно расти.

Какой же работой была насыщена служба охранников SS, переведенных позже в части Waffen-SS, а также солдат Waffen-SS, переведенных в охранные подразделения концлагерей? Характер этой службы будет показан посредством нескольких эпизодов…

Вильгельм Шуберт, унтершарфюрер SS, начал свою службу в подразделениях SS «Totenkopf» еще в 1936 году. В 1938 году он переводится в комендатуру концентрационного лагеря «Sachsenhausen». До лета 1942 года Шуберт занимает разные должности в охране этого лагеря. 15 июля 1942 года его переводят в дивизию SS «Prinz Eugen», а в декабре 1943 года — в панцергренадерскую дивизию SS «Totenkopf» [20].

В конце августа 1941 года в комендатуре лагеря «Sachsenhausen» состоялось совещание, на котором присутствовали офицеры SS администрации лагеря и командир дивизии SS «Totenkopf», инспектор концентрационных лагерей, обергруппенфюрер Теодор Эйке. Эйке сообщил о том, что Фюрер приказал провести акцию возмездия за якобы имевшие место массовые расстрелы немецких пленных Красной Армией. Исходя из этой акции предполагалось убить 18 000 советских военнопленных, поступивших в этот концентрационный лагерь. После этого прошло обсуждение технических деталей акции. На следующий день к коменданту лагеря были вызваны начальники всех блоков, среди которых был и Шуберт. Комендант лагеря зачитал приказ OKW о том, что акция согласована между Фюрером и OKW.

Первые советские военнопленные стали прибывать в лагерь в середине сентября 1941 года. Их размещали в блоках 11, 12, 35 и 36. Размещали изолированно — других узников перевели в другие блоки. Военнопленных не регистрировали, продовольственного снабжения они практически не имели. Уничтожение пленных проходило группами по 30 человек: после вечерней или утренней переклички группы по 30 человек доставляли на другой конец лагеря, где в специальном помещении, выстрелом в затылок, пленных убивали. Перед расстрелом лагерный врач проверял наличие у пленных золотых коронок, после чего пленным, у которых были обнаружены коронки, рисовали синий крест на груди. После убийства коронки вырывали, а трупы сжигали в крематории.

Убийства продолжались ежедневно до середины октября 1941 года. В середине октября несколько командиров блоков, работавших в расстрельных командах, заболели сыпным тифом, заразившись от узников лагеря. После этого расстрелы проводились с большими перерывами, а 16 ноября лагерь был закрыт на карантин. После отмены карантина эти акции не возобновлялись.

Вильгельм Шуберт участвовал в этих акциях как помощник врача, проверяя наличие золотых коронок, а затем как стрелок. Общее количество расстрелянных советских военнопленных составило 10 000 человек [21]. Следует отметить также, что после проведения в концентрационных лагерях акций уничтожения, таких как «14 f 13» (эвтаназия) и «14 f 14» (ликвидация советских военнопленных), в мае 1942 года была проведена ротация, в результате которой в дивизию SS «Prinz Eugen» было переведено 85 человек из состава зондеркоманды SS «Kulmhof». Это лагерное подразделение SS к марту 1943 года убило в газовых камерах как минимум 150 000 человек. Зондеркоманда «Kulmhof» работала в одноименном лагере [22]. Из концентрационного лагеря «Buchenwald» в 10-ю дивизию SS «Frundsberg», среди многих других лагерных охранников, был переведен Эмиль Пляйснер, работавший в крематории.

Вильгельм Шефер был переведен в 1943 году из концентрационного лагеря «Buchenwald» в 20-ю гренадерскую дивизию Waffen-SS (Эстонскую). В 1941/42 годах Шефер участвовал в массовых убийствах советских военнопленных, принимал личное участие в убийстве 7000 пленных в лагере «Buchenwald». Во время службы в 20-й гренадерской дивизии Waffen-SS Шефер расстреливал гражданских лиц в Эстонии [23]. Также следует упомянуть факты участия частей Waffen-SS в уничтожении еврейского населения Европы.

Например, в октябре — ноябре 1944 года в Будапеште, подразделения нескольких дивизий Waffen-SS занимались конвоированием еврейского населения Будапешта на строительство так называемого «Юго-восточного вала». Конвоирование сопровождалось истязаниями и убийствами евреев, непосредственно на работах по строительству оборонительного рубежа от истощения, болезней и постоянных расстрелов погибло около 33 000 человек. Около 70 000 венгерских евреев было отправлено в концентрационный лагерь «Mauthausen» [24], а также на военные заводы Австрии.

Отправка осуществлялась пешим порядком огромными колоннами. Во время таких маршей депортируемые евреи не имели продовольственного снабжения, ночевки осуществлялись под открытым небом, конвоем проводились постоянные расстрелы заболевших людей. Известно, что конвоирование в лагерь «Mauthausen» осуществлялось подразделениями 13-й горной дивизии Waffen-SS «Handschar» и подразделениями 14-й украинской дивизии Waffen-SS, которые совершали массовые убийства евреев во время таких маршей[25].

В контексте рассматриваемой темы нельзя также не упомянуть, что практически весь врачебный медицинский персонал частей Waffen-SS работал и стажировался в системе концентрационных лагерей. В первую очередь можно вспомнить гауптштурмфюрера SS Йозефа Менгеле, служившего до 1942 года в полевом госпитале 5-й дивизии SS «Wiking». После ранения на Восточном фронте, Менгеле, в 1943 году по собственной инициативе был переведен в концентрационный лагерь «Auschwitz», где «отличился» изуверскими медицинскими экспериментами на заключенных. Гауптштурмфюрер Ернст Фровайн до августа 1942 года, а также с марта 1943 года служил военным врачом в дивизии SS «Totenkopf», а с августа 1942 по март 1943 года служил в концентрационном лагере «Sachsenhausen» начальником хирургического отделения. Фровайн также проводил подобные эксперименты, после которых оставшихся в живых людей расстреливали [26].

Унтерштурмфюрер доктор Гейнц Баумкёттер служил армейским врачом в дивизии SS «Reich» с апреля по октябрь 1941 года. С ноября 1941 года и до конца войны служил лагерным врачом в нескольких концлагерях: в лагере «Mauthausen», в лагере «Stuthof» и «Sachsenhausen»[27]. Эдвин Юнг, в 1944 году получил звание штандартенфюрера SS и должность корпусного врача сначала во 2-м танковом корпусе SS, затем в 13-м армейском корпусе SS. Его врачебная карьера началась со службы в концентрационном лагере «Columbiahaus» (или «Columbia») в октябре 1935 года.

Затем в 1936 году его переводят в концлагерь «Dachau» на должность лагерного врача. С 1939 года его переводят в артиллерийский полк SS «Totenkopf» на должность полкового врача. В 1942 и 1943 годах он служит дивизионным врачом в 8-й кавалерийской дивизии SS «Florian Geyer» и в 9-й танковой дивизии SS «Hohenstaufen» [28]. И подобных примеров очень много. Таким образом, практически все армейские врачи Waffen-SS также были задействованы в функционировании системы концентрационных лагерей.

До наших дней дошли и многочисленные фотоматериалы по этой тематике.

Например, не так давно в одном из архивов Западной Европы была обнаружена стопка фотографий (около 40 фото), на которых запечатлен офицерский состав дивизии SS «Reich» (с мая 1942 — «Das Reich») во время инспекционного посещения концентрационного лагеря «Mauthausen» в мае 1941 года.

Возникает резонный вопрос: какое отношение имеет дивизия SS «Reich» к концентрационному лагерю «Mauthausen»? Ведь до настоящего времени считается, что подразделения и части SS-VT вроде бы не участвовали в охране концентрационных лагерей. Однако, судя по этим фотографиям, какое-то отношение к концентрационным лагерям имели даже части SS-VT, несмотря на то, что бывший генерал Waffen-SS Пауль Хаусер в своих послевоенных мемуарах утверждал о полной непричастности частей Waffen-SS к охранной службе в концентрационных лагерях.

Также следует подробнее рассмотреть масштабы уже упоминаемой в статье ротации 1942–43 года, во время которой большое количество лагерного персонала SS было переведено в дивизии Waffen-SS. Во время таких ротаций недостаток лагерного персонала компенсировался фольксдойче из стран Восточной Европы. Так, в январе 1943 года 1200 рекрутов из Словакии были переведены на службу в концентрационные лагеря. В октябре 1943 года количество фольксдойче в лагерной охране составляло около 7000 человек (47% от общего числа охранников SS).

В октябре 1943 года на службу в концентрационные лагеря были переведены 3100 румынских фольксдойче, которые были распределены по четырем лагерям: в охрану концлагеря «Lublin» поступило 850 человек, в охрану концлагеря «Mauthausen» поступило 510 человек, в лагеря «Sachsenhausen» и «Buchenwald» было переведено 400 и 350 человек соответственно [29]. Но самый большой перевод в охрану лагерей состоялся в 1944 году, когда из Вермахта и Люфтваффе были переведены 20 000 человек.

После перевода солдаты Вермахта и Люфтваффе поступали под юрисдикцию SS, а офицеры Вермахта с 1 августа 1944 года имели право на ношение формы и знаков различия Waffen-SS. С лета 1944 года кадровый лагерный персонал SS составлял в концентрационных лагерях всего 5 — 10%, так как перевод в Waffen-SS годного к строевой службе лагерного персонала проводился постоянно[30].

Таким образом, части Waffen-SS постоянно были насыщены людьми, прошедшими службу в концентрационных лагерях. Совершив огромное количество преступлений на охранной службе, эти люди продолжили свою преступную деятельность уже в составе частей Waffen-SS во время проведения антипартизанских операций, в процессе которых солдатами Waffen-SS уничтожались десятки тысяч человек гражданского населения.

Эти люди также являлись дополнением к солдатам Waffen-SS, которые не служили в охране концлагерей, но совершали массовые убийства гражданского населения на оккупированных территориях в период 1941–42 годов. Все это говорит о том, что части Waffen-SS являются звеном во всей системе SS, системе, созданной для массового уничтожения и зверской эксплуатации населения Европы.

http://rusrand.ru/analytics/Waffen-SS--prestupniki-ili-soldaty-kak-vse