Многие наблюдатели из стран Запада, в последнее время, удивлённо разводят руками, глядя на российско-венгерские отношения, которые становятся всё более партнёрскими, лишёнными той конфронтации, которую осуществляют, по отношению к Москве, республики Прибалтики, Польша и даже Украина, вернее «проевропейские элиты» этих государств.

«Кто не скачет – тот москаль!» Эту науку ненависти и разобщения, бойцы «психологической войны», развязанной против России, сумели вбить в головы многих жителей Прибалтики, Польши и даже некоторой части Украины, и вот теперь тем «заинтересованным наблюдателям» из стран Запада, о которых шла речь выше, даже и в цирк ходить не надо – включил трансляцию с той же Украины, и любуйся, наблюдай с упоением и удовлетворением, как люди, будто дрессированные обезьянки, скачут под аккомпанемент русофобских кричалок, а также оскорблений в адрес России и её президента, скачут размахивания американскими флагами и флагами так называемого Евросоюза.

Но вдруг, из общего табуна скачущих «демократических наций» выбились венгры, не стали скакать, сели и задумались, а после раздумий протянули руку России.

Что такое? В чём дело? На Западе были уверены, что уж кого-кого, а Венгрию не нужно убеждать в том, что наносить вред России и выкрикивать оскорбления в её адрес – дело достойное и нужное! В Вашингтоне и Берлине и подумать не могли, что Венгрия может оказаться в одной упряжке с Сербией, Словакией, или Грецией – странами, которые духовно и ментально близки России, любят Россию и русских, ухитряясь противостоять даже воздействию русофобской пропаганды!

Но почему венгры-то не скачут? – чуть не со слезами восклицают в коридорах берлинских, вашингтонских и лондонских ведомств, ответственных за психологическую войну против России. Почему венгры вдруг перестали скакать? Ведь западные «стратеги» давно уже считали их самым «сильным звеном» русофобской дуги!

А вот тут-то и кроется ответ на любопытный вопрос!

Дело в том, что на Западе считали русофобию венгров чем-то само собой разумеющимся и, в последние двадцать лет, не прикладывали таких же усилий по разжиганию ненависти к России и русским, каковые были приложены для «размайданивания» мозгов той же Украины, Прибалтики, Польши. А ведь вдалбливание в людские головы той «науки ненависти», той иррациональной и бессмысленной вражды и злобы, которую удалось вколотить в мозги некоторой части украинцев, поляков и прибалтов – это серьёзная, кропотливая, дорогостоящая работа.

Со стороны может показаться, что ничего особенно замысловатого и нет – врубил рупоры русофобской пропаганды, разработал учебники истории для школ, пропитанные ненавистью к России, идеологией разобщения и кровавыми мифами о «русской оккупации», и всё само пошло-поехало, люди сами начинают скакать!

Нет, друзья мои, всё не так просто. Для того чтоб добиться превращения людей, живших на территории бывшего соцлагеря, в дрессированных обезьянок, согласных скакать и выкрикивать идиотические кричалки русофобского содержания, нужно потратить массу усилий, средств и времени.

Если бы вы знали сколь трудоёмкой и дорогостоящей является кампания поддержания «образа врага» в лице России для Восточной Европы! Если бы вы знали, какую тяжкую и безостановочную работу вынуждены осуществлять целые легионы «бойцов психологической войны», сидящие на зарплате у Госдепа!

А беда ещё и в том укрылась, что в нынешний момент становится всё труднее и труднее убеждать людей, живущих в Восточной Европе, в кошмарности «советской оккупации» и благости нынешней «демократии», а уж заставлять людей считать былой социализм гадостью, а нынешний «либеральный капитализм» счастьем – это, и подавно, задача не из лёгких, ведь после того как закончилась «советская оккупация», после того как русские ушли, не став проливать чужую кровь, не хватаясь за «сферу влияния», не бомбя никого снарядами с обеднённым ураном, как это делали и делают американцы, страны Восточной-то Европы не только не получили обещанного «капиталистического рая», но напротив, постепенно растрачивая бывший «жирок», накопленный при господстве Советов, погружаются во всё более и более глубокий упадок.

И в сфере экономики, и в сфере демографии и в социальной сфере, происходили и происходят лишь деградационные процессы, с той самой поры, когда началась «демократизация». Тот «либрелизм», который нам навязывают, как мы теперь успели убедиться, почти всегда провоцирует концентрацию капиталов и средств производства в руках кучки людей, ориентированных на Вашингтон и Лондон, но мало этого, сей процесс всегда сопровождается такой «оптимизацией», что немалая часть производств банально загибается, а уж «непрофильные активы» (типа детских оздоровительных лагерей и поликлиник) и вовсе оказываются выброшенными на свалку истории.

Промышленность и экономика Восточной Европы, после окончания «советской оккупации», оказалась отброшена далеко назад, вынуждена была деградировать. Очень любопытным примером такой «инвалюции» является судостроительная отрасль экономики той же Венгрии, Словакии, Польши.

После распада СССР и системы СЭВ, судостроительные верфи, на которых Советский Союз размещал заказы на постройку речных судов, остались в бывших странах соц. блока, а потом эти верфи, вместе с экономиками данных стран, попали под «опеку» проамериканских режимов и Евросоюза, а он-то их быстренько прихлопнул, точнее – разорил, а все заказы и всё производство «перетащил» на верфи Германии и других «развитых стран», и сейчас производственная сфера Германии (пока ещё) в шоколаде, а бывшие работники восточноевропейских верфей проклинают тот день, когда их страны вступили в Евросоюз, а заодно и тот час, когда пал пресловутый «железный занавес».

В послевоенный период, когда шло активное восстановление экономики СССР и Восточной Европы, после разрушений, произведенных походом на восток «евроинтеграторов» гитлеровского розлива, в Москве стремились разработать такую схему международной промышленной кооперации, которая позволила бы динамично и эффективно развиваться всему нашему огромному региону мира, и эти планы были-таки осуществлены, ведь почти в течение всего времени, пока существовал Советский Союз, темпы экономического роста в СССР и большинстве стран Восточной Европы были выше (порой в два раза выше), чем в США, или Англии.

Для таких государств как Чехословакия, Венгрия, Польша и Болгария, с самых сталинских времен, создавались особые, и, по существу, привилегированные условия в системе разделения труда, потому-то столь выгодные заказы, как строительство речных судов, Москва размещала на верфях Чехословакии, Венгрии, Польши, да и ГДР тоже. Кремль выдавал большие кредиты на модернизацию этих заводов, помогал технологиями, сырьём, и всем прочим, хотя такие суда могли бы строиться и у нас, но для поднятия уровня экономического роста и материального благосостояния братских республик, привилегированные заказы размещали на их верфях.

Собственно говоря, судостроение – одна из исторически сложившихся экономико-производственных ниш России, в международном разделении труда. Ещё с древности Русь имела достижения в технологии строительства судов, а в девятнадцатом и двадцатом веках на наших верфях появлялись новые, революционные технологические решения для пароходов, потом и теплоходов, опережавшие западные разработки (особенно значимы достижения конструкторской мысли Коломенского завода и Нижегородских верфей).

Когда нынче нам пытаются вдалбливать в головы мысль, что Россия и СССР имели технологическое отставание от Запада, то лгут, и лгут нагло, ведь на самом деле, у Запада и у России просто были разные ниши, в которых та и другая сторона имели лидерство. А судостроение и было нашей нишей, и весьма успешной, в том числе работавшей на экспорт. К примеру, в СССР были разработаны суда на подводных крыльях (которые не производились на Западе, и даже такая страна, как Нидерланды, закупала эти суда в СССР).

Основная часть же пассажирского флота СССР, для бассейна рек Европейской части страны, строилась на верфях Чехословакии, Польши, ГДР и Венгрии, причиной тому была ещё и географическая, вернее бассейновая связанность Волги, Дона, Днепра и прочих рек Центральной части страны, с бассейном Дуная (через Волго-Дон и Азово-Черноморский бассейн), и Балтийского моря (через Волго-Балтийскую систему). После строительства каналов, почти все реки Восточной Европы оказались связаны в единую транспортную систему, и это, в ещё большей степени, оправдывало существование интеграционной системы СЭВ, возглавляемую Советским Союзом.

Собственно говоря, и у нас массово строились пассажирские суда, для бассейнов не имевших непосредственной связи с данной системой (вернее имевшей эту связь лишь через Ледовитый океан), но точно такие же суда, какие строились в Чехословакии, Венгрии и ГДР, производили и в Тюмени (для Обь-Иртышского пароходства), в Усть-Куте (для Ленского пароходства), в Сретенске (для Амурского пароходства).

В принципе, пассажирские суда для Волго-Донского пароходства вполне могли массово строиться и на вервях Москвы, Горького, Ярославля, и часть судов там строилась, но Кремль проводил свой стратегический курс, важной частью которого было обеспечение наших восточноевропейских соседей престижной и выгодной деятельностью, потому самые «лакомые» заказы доставались им.

Восточноевропейские города, где располагались верфи, на которых СССР размещал заказы на строительство судов, буквально процветали! В польском Гданьске и словацком Комарно, о тех временах вспоминают с ностальгией, ведь как только «свобода и евроинтеграция» шагнули на земли Восточной Европы, так людям дали важную привилегию и наделили возможностью – ругать Москву, советское прошлое, Россию, за всё на свете, поносить коммунистов и проклинать социализм, но дав эту замечательную возможность, «свобода и евроинтеграция» даровала, в качестве довеска, ещё и чудовищную безработицу, рост наркомании и самоубийств, резкое повышение психических и сердечно-сосудистых расстройств, резкое снижение рождаемости, вымирание населения, а чем дальше, тем больше, экономика стран Восточной Европы двигается к краху, подойдя, к нынешнему моменту, к черте преддефолтного состояния.

Дело в том, что такая картина наблюдается ещё и потому, что страны Восточной Европы, поддавшиеся на антисоветскую и русофобскую пропаганду, и перешедшие из «Империи Москвы» в «Империю Евросоюз», думали, что после этого перехода всё то хорошее, чего было в реалиях московской империи, конечно же появится и в новой системе, подчинённой брюссельско-франкфуртским структурам, но появится и ещё большее количество благ, свобод и всяких пряников. Но в действительности всё случилось с точностью до наоборот, Запад лишь обанкротил республики Восточной Европы, поставил их на колени, превратил их жителей в дешевую рабочую силу, заставил многих восточноевропейских девчат стать проститутками в странах «старой Европы», извратил, искорёжил былые традиции и давно устоявшийся порядок, сделал Восточную Европу территорией демографического вымирания и социального бедствия… а ведь в контурах «Империи Москвы» эти территории имели привилегированный статус, пользовались преференциями, не знали безработицы, получали выгодные заказы, предприятия их были всегда загружены, жизнь кипела.

К примеру, небольшой словацкий городок – Комарно, (в котором был расположен один из судостроительных заводов, где СССР размещал заказы), гордился тем, что выпускает самые большие речные суда в мире!

Судостроительные заводы в Комарно, в Гданьске, в Будапеште, в других городах, оказавшихся в так называемом Евросоюзе, вдруг стали разорёнными, как чьи-то гнёзда, а люди, то есть рабочие и специалисты этих предприятий, превратились в безработных, их дети подались на заработки в Западную Европу, на правах граждан второго сорта.

И тут явственно видна разница осуществления «имперской парадигмы» Москвою, с одной стороны, и Германией, да и западом вообще, с другой. Имперские, интеграционные проекты России, хоть Советской, хоть Царской, всегда преследовали главной целью лишь одно – обеспечение безопасности (как своей собственной, так и континентальной безопасности, потому-то, во все периоды, когда доминировала Москва, войн не было, Москва войны не только не затевала, она всячески стремилась исключить их возможность, в отличие от Германии, или Англии), а в экономическом плане Россия всегда выступала донором развития «окраин», всегда была тягачом, вкладывая порой больше ресурсов в те территории, которые сейчас называют бывшими колониями России и СССР, вбухивала в них средства, развивая эти территории, порой в ущерб внтурироссийским областям.

Немецкий же подход, как и американский предполагал прямо противоположную концепцию отношения к колониям, ведь американцы и англичане (в наибольшей степени), но и немцы тоже, стремились вытянуть, высосать из покоряемых территорий все соки, попользоваться от их богатств, ослабить и поставить их в подчинённое, зависимое положение.

* * *

В Венгрии строились, в «проклятый» советский-то период, речные суда по заказам СССР, да и чего только не строилось – многое и многое – те же автобусы «Икарус» выходили из цехов тысячами. Экономика поступательно росла, демография тоже, а сейчас и то и другое – умирает, угасая. Но самое главное-то состоит в том, что в приснопамятный период «советской оккупации», который отлично помнят люди возраста «за сорок», была социальная защищённость, уверенность в завтрашнем дне, отсутствие той звериной нервозности, то есть той «войны всех против всех», которая пронизывает нынешнее общество, живущее по американским лекалам, и, пронизывая, отравляет людям сознание, мешает жить, подсаживая на антидепрессанты, а молодежь – на наркотики.

Но вернёмся, однако, к сути нашего разговора. Итак, Венгрия, паче чаяний, всё же не скачет всей толпой, выкрикивая поганые оскорбления в адрес России, хотя та же Польша, пускай и не всем составом, но подпрыгивает-таки и подтявкивает голосам «мировой демократии».

В чём же дело? А в том, что недоработочка вышла, недостаточно плотно американские «бойцы информационной и психологической войны» опекали венгров, понадеялись на былой задел, ещё тогдашний, прежний, который сумели раздуть в 1956 году. Но оказалось – для того, чтоб поддерживать в сердцах людей, живущих в Восточной Европе, огонёк ненависти к России и русским, нужно постоянно подбрасывать дров, постоянно подливать отравленного маслица, постоянно давить на психику, прикладывая колоссальные усилия. Если же не делать этого, прекратить даже на недолгий срок, то люди быстро «трезвеют», оглядываются вокруг и видят ту колоссальную разницу в условиях жизни, которая наличествует, коль сравнить то, чего обеспечивала проклятая «Империя Москвы» с тем, чего есть сейчас, когда социальная сфера деградирует, а население вымирает.

Вот потому-то и появляются такие мнения, которое высказал чешский патриот Йозеф Вит в своей нашумевшей статье: «Русская оккупация 21 августа 1968 года».

Вот небольшой отрывок из неё:

Перед «бархатной революцией», никогда бы не подумал, что однажды скажу: «Я имел счастье жить при социализме». И «советская оккупация» внесла в это свой вклад.

Нам рассказывают о воинской интервенции! Да, приехали к нам советские солдаты на танках. Но все мы знаем, что они не нападали на людей, на самом деле охраняли.

Правомерно сравнить русскую интервенцию у нас в 68 году и американскую интервенцию в Панаме, проходящую в то время, когда мы звонили ключами (данное действо было символом единения чехословаков во время бархатной революции – прим. Переводчика). В 80 годах здесь к власти пришёл следующий из ряда диктаторов, которые правили в Панаме – генерал Норьега. Агент ЦРУ, обученный в США.

Есть предположение, что он занимался торговлей наркотиками – обучился этому во время акции "Irán contra", сотрудничая с США. Разумеется, самым тяжким его грехом было то, что он думал, что США столько не потребуется. Акция в Панаме была самой большой акцией американских соединений со времён вьетнамской войны. Каждой акции нужно дать имя, эту назвали "Справедливый повод" ("Just Case").Погибло во время неё "за справедливость" около 6000 человек (местные данные) или 500 (по данным армии США). Героическая американская армия утилизировала тела погибших панамцев с помощью вертолётов, которыми перевозила трупы и сбрасывала их в море.

Не могу представить себе, что там демонстранты лезли на американские танки, поджигали их также, как у нас, и выжили после этого. Сравнивать количество мертвых при русской и американской интервенциях невозможно – и это видно каждому.

Коммунисты совершали плохие дела? Сегодня это просто смешно. Что такое зло, мы узнали во время правления ODS и TOP09. Злом является не иметь работы, быть бездомным. Злом являлась реформа Клауса, которая для нас подготовила этот ненавистный режим.

Злом не являлось наказывать людей, которые готовили для нас такие перемены.

Коммунисты никогда не совершали таких преступлений, которые совершали "демократические" правительства на Западе. Одним из таких преступлений было создание организации "Гладио". (Далее Йозеф Вит описывает как западные спецслужбы создавали террористические сети в Европе и в мире, которые сейчас стали монстром и проклятием).

Заканчивает же Вит свою статью таким пассажем:

В том случае если кому-либо эта статья кажется как панегирик минувшему режиму, то мне хотелось бы сказать, что я всю жизнь ругал коммунистов. В ноябре 89 года, так же как 97 процентов народа (цифры взяты от Вацлава Клауса) желал перемен, рукоплескал реформе социализма в стиле пражской весны. Ни в коем случае не мог себе представить, что для нас мог кто-нибудь приготовить такой свинский режим, который сегодня скармливают нам те преступники, которые у нас захватили правительство. Это те же люди, которые без колебаний готовы воскресить новую Gladio, чтобы с ее помощью удержать свои позиции. Когда мы слышим о террористических актах в Нью-Йорке, Лондоне, Мадриде, то должны вспоминать о Gladio.

* * *

Такое отношение к «демократии» вызревает сейчас в сердцах жителей Восточной Европы. Хотя, это Чехия, там всё было не так драматично – способен сказать кто-то из читателей данной статьи, а ведь в Венгрии-то, в том самом 1956 году, всё было очень и очень ужасно, Будапештское восстание было совсем не «бархатным»!

Да, это правда, но какова была природа этого «восстания», отчего и почему оно возникло?

На этот вопрос я даю подробный ответ в одной из глав своей книги, посвящённой истории доминирования США. Там я подробно описываю всю технологию, все методы, все нюансы таких «кампаний», которые проводились в рамках операции «Раскол» (это была долговременная операция ЦРУ и Госдепа, призванная внести раскол и вражду в государства и общества социалистического блока).

Венгров тогда грязно использовали, их бросили в топку борьбы с «проклятой» Москвой, с помощью венгров хотели прорвать оборону «Империи Москвы», венгерской молодёжи внушали-то, в общем, почти тоже самое, чего сейчас вбивают в головы украинской молодежи.

Американские и западногерманские «специалисты» проиграли ту кампанию, но они приложили тогда колоссальные усилия, сделали максимум из возможного, чтоб превратить венгров в сборище существ, ненавидящих не только СССР, но и самих русских. В сознании венгров они старались воскресить все самые тёмные страницы истории, раздуть, до невероятных размеров, обиду на Россию и русских, рознь, ненависть.

Всё это долго сидело в головах некоторой части венгерского народа, и потому-то на Западе, то есть, прежде всего в Вашингтоне, Лондоне и Берлине, были уверены, что нынче-то не надо прикладывать дополнительных усилий для разжигания ненависти венгров к России, ведь старая «закваска» ещё продолжает действовать. И покуда «специалисты» и «бойцы психологической войны» прикладывали титанические усилия, возбуждая ненависть к русским в сердцах поляков, украинцев и прибалтов, навязывая им иррациональную манию - обвинять русских во всём на свете и видеть в русских корень всех вселенских зол, венгров-то, на некоторое время оставили в покое, вернее чуть ослабили «накал борьбы». И просчитались!

Перед нынешним визитом Путина в Будапешт, на антироссийскую акцию протеста вышла жалкая горстка венгров, остальные же внимательно следят за ситуацией и всё больше предаются сомнениям – а правы ли мы были тогда в 1956 и в 1989?

Россия вновь тянет, как магнит.

Оказалось, что Россия – это нечто такое, что обладает высокой степенью притягательности, причём даже в такой ужасный момент, когда сама Россия-то, мягко говоря, не в лучшей форме. Оказалось, что для поддержания ненависти к России и русским, враги России должны прикладывать всё больше и больше сил, вливать яд ненависти и розни ежедневно, утром в обед и вечером, разжигая все самые тёмные, самые низкие инстинкты в людях.

Украине было уделено «особое внимание» Запада, и вот результат – часть украинской молодёжи скачет, подобно дрессированным обезьянкам, выкрикивая «воинственную» чушь в адрес России и русских. Польше было уделено немалое внимание, и там кое-кто не прочь поскакать, Прибалтику кропотливо «окучивали», и там нашлось немало людей у которых «мозги поехали», а Венгрию вдруг упустили из виду!

О, горе, горе тебе, мировая демократия, как ты могла проморгать такое важное направление! Ты понадеялась, что срок давности «бацилл ненависти» имеет большой запас? О, нет, дорогая демократия, в случае с Россией это не работает! Можно ненавидеть немцев-гитлеровцев, в течение целого века, но русских невозможно не любить долго, ведь у большинства людей очень скоро опять возникает какая-то тяга к загадочной и великой России, люди движутся навстречу России.

О, мировая демократия, тебя бы передёрнуло-перекосило вмиг, коль ты узнала бы – как быстро всё вернётся на круги своя, как быстро Россия опять станет моральным авторитетом и лидером в Восточной Европе и в других регионах мира, коль ты, мировая демократия, ослабишь свою бульдожью хватку, то есть не сможешь вмешиваться в чужие дела и лезть своими грязными ручонками в чужую жизнь и в чужие отношения, как делала это в течение последней четверти века.

О, мировая демократия, не удивлюсь если однажды, и уже довольно скоро, ты вынуждена будешь начать отступать, а мы, недобитые тобою «совки», опять начнём советизацию, возродим свой строй жизни, основанный на ценностях безусловного, уравнительного равенства и гуманитарных принципах социализма, а также презрения к незаслуженным, незаконным богатствам и к самим «олигархам-богатеям», на которых «держится» либеральная модель.

Многое в Восточной Европе пострадало от «нашествия либерализма». Когда наступила «демократия и свобода», пострадал даже Дунай, ведь в течение некоторого времени он был недоступен для транзитного судоходства: после варварских бомбардировок, после надругательства, произведенного над Югославией, в 1999 году, фарватер Дуная, более двух лет, был завален обломками мостов и других гражданских строений, разрушенных в ходе «гуманитарных бомбардировок».

О, мировая демократия, быть может, не так и далёк тот день, когда мы опять возродим подобие системы СЭВ, только ещё более работоспособное и удобное для всех его членов, опять начнём строить свои теплоходы и прогулочные трамвайчики, они снова поплывут и по Дунаю и по Волге, на них сядут мамашки с детьми, молодые семьи, несущие нашу традиционную «упёртую сущность», которая всей душой презирает однополые браки, лживую толерантность и «лёгкие наркотики», да и всю твою ложную мораль, что загоняла и всё ещё загоняет общество в состояние бесплодного, стареющего организма, живущего лишь потребностями «человеческого низа» и навязанными стереотипами примитивных инстинктов, выпестованных пропагандой и Голливудом.

Да, мировая демократия, мы неисправимы, никогда мы не будем братьями тем, кто скачет подобно дрессированной обезьянке, никогда наша свобода не будет подобна свободе такой вот обезьянки, которая может скакать по приказу из Вашингтона. Но, похоже и венгры, в основной своей массе, уже не согласны быть братьями-то всем тем скачущим обезьянкам, а согласны теперь снова плыть на нашем теплоходе, и греки тоже, а с ними и словаки, сербы, словенцы, даже итальянцы не рвутся вскачь, а всё чаще глядят в сторону России. А немалая часть украинцев, и вовсе, решила с оружием в руках защищать своё право не быть братьями скачущим приматам.

Так что не удивляйся столь обескураженно, мировая демократия, и не обижайся, милая, что даже венгры, имеющие сложную историю отношений с Россией, всё более и более приближаются к мысли, что с Россией было лучше, чем с тобою, ракетно-бомбовая демократия. Твое время истекает, дорогая демократия, истекает времечко того дурмана, который висел над всеми нами, время обмана, когда мы позволили внушить себе, что естественное неравенство – это благо, а уравниловка – зло. Оказалось, что неравенство не бывает естественным, как не может быть естественной ложь, или шантаж, если конечно мы хотим жить в обществе людей, а не скачущих животных.

Ну а в мире животных-то, там да, там всегда царит естественное неравенство, но я надеюсь, что мы больше не будем жить животными инстинктами, а пойдём вперёд по ступеням гуманитарной эволюции, и никогда больше не откажемся от наших упрямых принципов и даже от пустяков, типа речных трамвайчиков, которые мы не строим уже двадцать лет.

Трамвайчики – транспорт для масс, радость для многих. Вместо них, в последнюю четверть века, активно строились Бентли и Хаммеры – транспорт эгоизма, транспорт для немногих. Пора возвращаться на свой причал, пора снова начинать строить трамвайчки, а вместе с ними и что-то ещё, что-то совершенно новое, большое, серьёзное и нужное для всех, а главное – для истинного развития, для гуманитарного взросления человеческого общества. Горбачёв устроил свою гнусную диверсию, не дав доделать нам всё это, но мы вернёмся и доделаем. И быть может, тем же венграм будет с нами по пути.

http://maxim-akimov.livejournal.com/420740.html