Много лет российских интеллектуалов мучает вопрос. Почему, после стольких попыток использования демократических рецептов в России, из нее никак не получается сделать западную страну? Сколько раз учреждали парламенты разных уровней, давали людям западные свободы,  проводили децентрализацию всего, что только возможно, передавали полномочия вниз "на места", проводили выборы (в конце 80-х даже пробовали избирать директоров предприятий), проводили референдумы..

Но, каждый раз следовал откат и демократия ускользала из рук.

Возникло множество объяснений этого феномена в диапазоне от "рабского менталитета" русских, которые просто не способны к демократии, и до злого правительства, которая отнимает права у свободолюбивого народа, в результате чего народ не может научиться демократии.

Неправильный рецепт?

Многие умные люди давно начали подозревать, что мы что-то делаем не так и что рецепт демократии понят нами неверно.

  • Мы перенимаем западную свободу слова, создаем партии, парламенты, НКО, как на Западе. Получаем холодную гражданскую войну в СМИ, драки в парламенте. Исполнительная и законодательная власть входят в неразрешимые противоречия. НКО начинают работать в интересах иностранных держав. После чего следует откат: расстрел парламента, СМИ берутся под контроль, политическая система модерируется из Кремля, НКО объявляются иностранными агентами.
  • Объявляем о независимости судебной системы, вводим суды присяжных, состязательный принцип судопроизводства. Получаем зависимость судов от местных князьков и бандитов, присяжные в массовом порядке оправдывают очевидных виновных, принцип состязательности превращает суд в формальную инстанцию, поверяющую правильно ли оформлено дело. После чего опять следует откат.
  • Приватизируем предприятия, создаем свободный рынок. В результате получаем бизнессообщество, напоминающее толпу мародеров и мошенников, не способных организовать серьезные межотраслевые проекты, но зато отлично умеющих скрываться от налогов, уводить прибыль в оффшоры и получать незаслуженные преференции от правительства. Опять следует откат, крупный бизнес собирают под крышей госкорпораций и тд и тп.

Что все это значит? Почему на западе это работает, а у нас нет?

Ответ очевиден: все эти демократические принципы и институты являются лишь частью демократического рецепта. Запад их выпячивает и громко декларирует. Но, в оригинальном рецепте есть кое-какие скрытые ингредиенты, про которые мы не знаем, но без которых блюдо не получится.

А есть ли демократия на Западе?

Прежде всего отметим, что и у нас и на Западе миллионы людей не верят в западную демократию как таковую. Большинство из них считает, что демократия возможна, но элиты узурпировали власть и используют хитрые манипуляции, уничтожающие демократию. Например, так считают антиглобалисты или активисты движения Окупай. Меньшинство, к которым отношусь и я, полагают, что демократия в ее  нынешнем обличии принципиально невозможна.

Почему эти люди так думают? Прежде всего потому, что у них есть большой опыт наблюдений за системой. Многие годы они видят всенародные голосования, но не видят изменения политики, как результат этих голосований.

"Выборы без выбора" - расхожий термин. Люди видят, как в их парламентах и правительствах левые меняют правых, правые левых, но различия в между ними сложно разглядеть даже под микроскопом.

Отметим, что большинство людей в "демократическом мире" все же признает наличие демократии в своих странах. Но, даже эти люди согласны с тем, что смена правительств и парламентских коалиций почти ничего не меняет в жизни их стран.

И конечно тут напрашивается вывод: если во всех без исключения западных странах наблюдается преемственность курса, независимо от выбора народа, значит существует какой-то системный механизм, нейтрализующий этот выбор. В противном случае, мы наблюдали бы колебания курса после каждой смены власти. Причем, нам желательно описать этот механизм не абстрактными словами типа "такие у них политические традиции", а очень конкретно - мы ведь собираемся переносить "демократическую" систему в Россию, желательно знать, что конкретно переносить.

Может ли демократия существовать в теории?

На этот вопрос ответить просто: если принять как данность, что основная масса людей является компетентными выборщиками, то - да, если не является, значит - не может.

В общественном сознании сложилось странное представление, что управление государством (или городом, или районом и т.д.) не является какой-то специальной профессиональной деятельностью. И мол любому человеку достаточно систематически читать новости и политических аналитиков, чтобы ориентироваться в теме. Причем, мы этот тезис воспринимаем как что-то само-собой разумеющееся. Хотя, если посторонний будет давать оценки профессиональной деятельности каждого из нас, то мы будем искренне возмущены. Ведь он не компетентен!

Каждый знает, что в его работе есть тысячи деталей, которые можно узнать только непосредственно занимаясь этой работой. Но, при этом мы все уверены, что в управлении государством или законотворческой деятельности нет подобных нюансов, которые нам неизвестны. По степени бредовости такое представление можно сравнить с уверенностью футбольного фаната, что он-то знает как тренировать футбольную сборную или с уверенностью любителя фильмов про полицейских, что он прямо завтра может начать работать оперативником или следователем.

Наша уверенность, что мы можем компетентно оценивать работу власти и выбирать ее - это на 100% ложный пропагандистский тезис, внушенный нам СМИ. На самом деле:

  • мы выбираем людей, которых лично не знаем. Политологи-маркетологи через СМИ вкладывают нам в головы медийный образ политика. И мы оцениваем не человека, а миф о нем, который для нас сочинили.
  • Мы выбираем для специальной профессиональной деятельности, о которой вообще ничего не знаем. Или почти ничего. Многие из нас искренне уверены, что работа парламентария заключается в том, чтоб сидеть в большом зале, голосовать и иногда выступать с трибуны.  Ведь мы их видим по ТВ только в этой роли. Я уже не говорю про работу мэров, губернаторов и т.д. Уверяю, что никто из нас не представляет (конкретно и подробно) в чем заключается их работа.

Таким образом, сама идея выборов является фикцией. Ибо мы выбираем незнакомых нам людей для занятия незнакомой нам профессиональной деятельности.

Если демократия невозможна, то что мы видим на Западе? Мы же наблюдаем, как народ голосует и меняет правительства! Это факт!

Секрет в том, что занять министерские и парламентские кресла это совсем не то же самое, что прийти к власти. Ниже я опишу нехитрый механизм, который, в условиях западного общества, сводит к нулю возможность политиков серьезно поменять курс страны. Сейчас же нужно пояснить, какие рычаги власти существуют в принципе, если мы говорим об управлении такими большими системами как государство.

Таких рычагов всего два:

  • право назначать доверенных лиц, единомышленников на высшие управленческие посты.
  • право выбирать между альтернативными вариантами решения, которые предлагают эксперты.

На самом деле это исчерпывающий список рабочих инструментов любого крупного начальника. Многие люди думают, что руководитель может быть самодуром, принимать волюнтаристские решения, не советуясь с подчиненными и экспертами и подчиненные мол побегут выполнять. На практике это так не работает. Мне известно немало случаев, когда человек "снизу" резко взлетал на высокую должность, будучи в полной уверенности, что он там сейчас всех разгонит поганой метлой и наведет порядок. В 100% случаев такой стиль управления заканчивался крахом. Человек или слетал с должности (завалив дело), если он глупый и упертый, либо понимал правила игры и  учился работать по системным правилам.

Волюнтаризм часто позволителен на низких руководящих должностях, где руководитель может лично проверить любого подчиненного, где он лично знает любую работу, выполняемую подчиненными..

Если же человек руководит большой системой, между ним и конечным исполнителем так много слоев различных специалистов, в работе которых он не сильно сведущ, любое решение требует такого количества согласований, что система начинает "вилять собакой" - она становится самодостаточной и, в большой степени, самоуправляемой. Руководитель не может манипулировать системой волюнтаристскими методами, а часто вынужден ей подчиняться или просто выбирать из тех вариантов решений, которые приходят к нему "снизу", а не рождаются у него в голове.

Таким образом, возвращаясь к теме демократии, стабильность курса в западных странах, его независимость от результатов выборов, определяется исключительно простым обстоятельством: западные политики, в большой степени, лишены власти. То есть, система не допускает их к двум рычагам управления: назначению "своих" кадров и выбору альтернатив, предлагаемых экспертными сообществами.

Кто и каким образом не допускает политиков к вожделенным рычагам? Ответ: высокая гильдийность общества.

Гильдийность - основной механизм, отнимающий власть у западных политиков.

Вот собственно и ответ на главный вопрос. Почему на Западе есть выборы, но нет выбора? Очень просто: гильдийность как производная от особого "западного" менталитета. Про менталитет чуть позже. А пока про его результат: экспертные сообщества и вообще управленческая элита, в широком смысле, объединена в неформальные гильдии.

Гильдийность - склонность людей одной сферы деятельности объединяться для достижения общих целей. Эта черта присуща каноническому западному человеку. Но, особенно сильно она проявляется в среде представителей высшего класса.

Гильдийность можно рассматривать с разных сторон, но нам важно понять, почему она лишает власти избранных политиков? Ответ на вопрос (элементарно, Ватсон): если экспертные сообщества объединены в Гильдии, это лишает политика двух рычагов управления, о которых говорилось выше - права назначать кадры и права выбирать альтернативные проекты.

Как это работает на практике?

Представим, что в неком городе есть два видных эксперта в области.. скажем, в области строительства спортивных сооружений. И им нужно освоить миллиард из городского бюджета. Один считает, что нужно построить большой стадион, второй, что нужно строить множество маленьких спортивных площадок во дворах. Естественно, это не просто их хотелки, за каждым из наших экспертов стоят аффилированные предприятия, специализирующиеся на определенных видах строительных работ. То есть, мы говорим не об абстрактных специалистах в вакууме, а о людях, глубоко интегрированных в свою отрасль.

Как эта типичная ситуация разрешится в негильдийном обществе, например в российском? Очень просто, два эксперта и стоящие за ними группы начинают бороться друг с другом. Каждый пытается перетянуть на свою сторону мэра города, депутатов городского совета, заказывают в СМИ публикации друг против друга и т.д. и т.п.
Для нас сейчас важно не то, как борются эти люди, а тот факт, что их борьба дает в руки мэра и депутатов возможность выбрать из двух проектов и из двух персон. Следовательно, борьба экспертов дает власть в руки политиков.

Теперь представим, что наши эксперты проживают в западной стране. И объединены в неформальную экспертную Гильдию.

Естественно, развитие событий будет совсем другим, они договорятся и предложат мэру и Совету согласованный план. Возможно, они решат растянуть свои проекты на более длительное время и начать реализацию сразу обоих, возможно решат, что предприятия "противника" будут задействованы в "своих" проектах. Опций много. Почему рационально мыслящие и ответственные западные  эксперты посчитают своим долгом договориться? По двум причинам:

  • Коль скоро наши специалисты являются топовыми в своей области, у них нет никакой рациональной причины делегировать решение кому бы то ни было. Ибо у них максимальная компетенция решить возникшую дилемму.
  • Каждый из экспертов понимает, что если он выиграет борьбу, то аффилированные с ним предприятия будет загружены заказами, но предприятия соперника окажутся у разбитого корыта. А это не есть хорошо. В них же работают тоже наши люди, в не всамделишные враги, которых надо по миру пустить.

Опять же, нам в данный момент интересно не само по себе поведение экспертов, а констатация того факта, что если они договорятся и предложат политикам согласованный план, то у политиков не будет выбора: им придется план принять. А если нет выбора, значит нет власти.

Почему они гильдийны, а мы нет?

Очень просто. Западных людей с детства приучают разговаривать друг с другом, совместно решать проблемы, договариваться, приходить к компромиссам. В общем, воспитывают их существами кооперативными и корпоративными.

Для подобных людей гильдийность - естественное состояние.

Другая сторона западного менталитета - рационализм, даже можно сказать: гипертрофированный рационализм. Действительно, если отключить эмоции, амбиции и оставить только здравый смысл, то вполне очевидно, что люди, объединенные в Гильдию, сильнее и эффективнее расколотого социума, где множество мелких групп борются друг с другом.

Почему же у нас нет  всего перечисленного? По очень простой причине: люди в России слишком свободные и не готовы быть под контролем коллектива. Коллективизм - это большое бремя для отдельного индивида. Когда мы смотрим на западных людей со стороны, то они нам кажутся независимыми и свободными. Мы не видим кого-то, кто бы их принуждал что-то делать и говорить. Нет никакого видимого глазу диктатора. Живя в свободном российском обществе сложно себе представить, что диктатор может быть коллективный, а не индивидуальный. Само общество, при наличии определенного менталитета у людей из которых оно состоит, может превратиться в коллективного диктатора. Причем, диктатура коллектива всегда сильнее и эффективнее, чем диктатура централизованная.

Почему так? Представим себе коллектив писателей (журналистов), над которым стоит диктатор (главред, цензор и тд). 100 свободолюбивых людей, а над ними гнусный цензор. На каждого свободолюбивого производителя текстов приходится 0.01 цензора - не так уж много. Гнусному цензору не под силу контролировать всех свободолюбивых писателей, особенно если они пользуются эзоповским языком и прочими писательскими хитростями. Теперь перенесем тот же коллектив на Запад. Что изменилось? Исчез гнусный цензор! Ура! Но, при этом 100 писателей сами стали цензорами. Понимающие люди догадались о причинно-следственной связи: цензор исчез не сам по себе, а он просто стал не нужен. Какой смысл ставить цензоров над цензорами? Теперь вокруг каждого индивида в коллективе появились 99 цензоров, а не 0.01 как было при "тоталитарной" власти единственного цензора. Свобода уменьшилась в 10.000 раз - ровно во столько выросла плотность контроля по отношению к каждому индивиду.

Описанная модель  упрощенно, но точно демонстрирует суть дела: Гильдия может образоваться только в сетевом сообществе равных. 100 писателей из нашего примера, лишившись цензора, образовали классическую гильдию. Но, сетевое сообщество не может существовать без умения каждого отдельного индивида следить за другими, контролировать их, цензурировать и, конечно же, следить за собой, самоцензурироваться, чтобы не вызвать косых взглядов членов Гильдии. Отсюда, кстати, широко известная страсть западных людей к доносительству, о которой рассказывают иммигранты, проживающие во всех без исключения западных странах. Вроде страны разные, а одна ментальная черта повторяется у всех. Странно, правда? теперь уже не странно, мы же знаем, что без контроля друг за другом никакая сетевая структура невозможна. Доносительство же - результат контроля, ведь нет смысла смотреть друг на друга молча и не сообщить другим членам Гильдии об аномальном поведении отдельного ее члена. Иными словами, доносительство технологически необходимо для общества, которое живет по западным принципам.

Пазл сложился!

Наконец все встало на свои места. Возвращаясь к демократии.. Восстановим цепочку наших рассуждений в обратном порядке, от причин к следствиям.
Для того, что бы построить западную "демократию" нужно:

  1. Воспитать людей в духе корпоративизма. Они должны самостоятельно, без надзора сверху, следить друг за другом, контролировать друг друга, уметь договариваться друг с другом, быть друг к другу лояльными и дружественными, легко идти на компромиссы, считать себя частью коллектива, а не независимыми личностями. Эти новые люди должны изменить свое понимание свободы. Если для русского "свобода" означает: я говорю и делаю то, что считаю правильным, то для нового (западного) человека "свобода" будет синонимом понятия "самостоятельность": меня не нужно контролировать потому, что я умею контролировать себя сам, умею контролировать окружающих и окружающие умеют контролировать меня.
  2. Воспитанные подобным образом люди, занимающие видные позиции в экспертных сообществах, будут естественным образом объединяться в Гильдии - сетевые структуры, способные вырабатывать согласованные решения.
  3. Управленческая элита страны в целом объединится в одну большую Супергильдию, состоящую из экспертных Гильдий в различных профессиональных сферах.
  4. После этого, можно сколько угодно проводить выборы, референдумы, вводить парламентскую республику или оставить президентскую - все серьезные решения в стране будут приниматься только с согласия Супергильдии. Иными словами, некомпетентные выборщики, коими являются обычные избиратели, не смогут серьезно повлиять на курс страны, за кого бы они не проголосовали. Тем более, что проголосуют они все равно за тех, кого им предложит Гильдия журналистов - интегральная часть Супергильдии.

Оно нам надо? Мы хотим становиться такими?

Я на самом деле не против жить по правилам, описанным выше. Именно по таким правилам живут люди на Западе. Не все поголовно, конечно, но все "уважаемые члены общества". Большинство населения.

Однако, немножко зная наших людей, уверенно могу сказать: наши так жить не согласятся. Для нас "свобода" и "самостоятельность" - совершенно разные понятия и мы не согласны подменять одно другим. Что же делать? Мы конечно не против жить под добрым и мудрым "царем", но нет гарантий, что любой царь будет таковым. Кроме того, в медийном пространстве постоянно витает эта дурацкая идея, что у народа есть право выбирать, что истинная свобода связана именно с правом всех голосовать на выборах-референдумах. Многие веруют в эти идеи и их раздражает сам факт существования "царя" и вообще раздражает любой диктат и централизованное управление.

Получается, что мы, не умея объединяться в Гильдии, обречены на вечную турбулентность и перевороты: будем постоянно выбирать "царя", без которого жить не можем, но он нам будет быстро надоедать потому, что мы не верим в Монархию, а верим в Демократию. Следовательно мы его будем или свергать или хотеть свергнуть, считать его узурпатором, ненавидеть собственное государство потому, что оно олицетворяет власть ненавистного "царя". Шизофрения какая-то. Замкнутый круг. Страна борется сама с собой.

Что же делать, как выйти из этого круга?

Выход есть и целых три!

У нашей задачки есть три принципиальных решения, одно технологическое, два других более традиционные (возможно есть еще, но мне они неизвестны).

1. Технологическое: Создать экспертные Гильдии искусственно.  При этом, политическая обертка системы не изменится: буду всенародные выборы, свобода СМИ, парламент, партии и т.д. Что значит создать искусственно? Очень просто: мы же живем в 21 веке, у нас есть продвинутые технологии изучения человеческой личности: психотесты, полиграфы, сканирование мозга энцефалографами и т.д. То есть, сформулировав критерии, которым должен соответствовать член Гильдии, мы можем пропускать каждого кандидата на высокую позицию в экспертном сообществе через серию подобных проверок. В результате, получим сетевую структуру из искусственно отобранных "правильных"  людей, которые смогут объединиться в экспертные Гильдии, а Гильдии объединятся в Супегильдию.

Возможно, это лучший из всех вариантов, но его навряд ли примут в нашем обществе.

2. Демократическое: Оставить одновременно выборы и централизованное управление (не гильдийное), но при этом запретить кому-либо избирать кандидатов, незнакомых ему лично. Условно говоря, "простые" люди избирают депутатов нижнего уровня. Депутаты низшего уровня выбирают следующий уровень и так далее, до самого верха. Депутаты образуют наблюдательные советы вокруг всех управленческих структур в стране и назначают их руководителей. В такой системе присутствует и воля народа, и нет изолированности элит от "низов", и выбирают компетентные выборщики, которые как минимум лично знают кандидата. Но, при этом остается удобное для нас централизованное управление.

3. Еще одно демократическое решение: все оставить как есть (выборы, партии и т.д.), но создать Гильдию Модераторов, у которых не будет прямой административной власти, но будет право блокировать решения "обычных" властей. Членов Гильдии можно избирать, но только из предопределенных кандидатур, имеющих безусловное доверие общества. Что-то вроде Конституционного Суда, но с расширенными полномочиями, выходящими за рамки юридических процедур обычного суда.
Предложение так себе, для нашей страны. У нас не найти кандидатур, которые являются безусловными авторитетами, но есть страна, где подобная система эффективно работает и стабилизирует общество - Иран. Несведущие люди обычно кривятся при упоминании "власти аятолл". Посоветую им подробно почитать как устроена политическая система Ирана. Очень интересно, сложно, нестандартно, с системой сдержек и противовесов  и не менее демократично, чем на Западе (аятолл кстати тоже избирают всенародным голосованием, но только из списка влиятельных богословов).

Можно использовать микс из трех перечисленных способов. Например, почему бы не создать Гильдию Модераторов используя технологический подход (пункт 1) . Отличная идея. Члены Гильдии будут проверять друг друга на детекторах лжи и мы сможем быть уверены, что это сообщество кристально честных людей.
Можно придумывать другие политические системы, основываясь на сочетании трех указанных подходов.

Главное, уйти от ситуации, когда неквалифицированные выборщики избирают незнакомого им человека на незнакомую им должность. В отсутствии экспертных Гильдий такие выборы могут реально разрушить страну потому, что Гильдия - единственный противовес некомпетентности выборщиков, а естественных Гильдий у нас нет и не будет в силу неподходящего менталитета.

Нашей интеллигенции пора успокоиться.

Вышесказанное дает ответы на все вопросы: как устроен Запад и поему мы никогда не сможем стать Западом. Нашей интеллигенции пора угомониться и окончательно похоронить глупую идею построения демократии в России.

Во-первых потому, что демократии не существует в живой природе. Она присутствует в головах людей как мифическая религиозная субстанция. Ее нельзя построить в реальном обществе.

Во-вторых, любая религия (включая Демократию) придумана исключительно для того, чтобы привести народ к порядку и благоденствию, а не сеять хаос. Если народам западных стран удобно веровать в Демократию, то флаг им в руки. Но для нас эта вера деструктивна потому, что мы верим в Демократию не у нас, а за границей. Это такая же глупость как верить в Бога, который есть у других народов, но его нет у нас. Глупо и разрушительно.

В-третьих, мы народ креативный и способный придумать собственную, удобную для нас, политическую систему,  а не пытаться, как туземцы, тупо копировать образ жизни "белого человека", при этом заимствовать лишь внешнюю оболочку, но не внутреннее содержание.

http://bronfenb.livejournal.com/3454.html