В своем недавнем выступлении в МИДе В. Путин вновь заявил об интеграции на постсоветском пространстве, как о главном приоритете внешней политики России. Однако в последнее время такая интеграция сталкивается с все большими препятствиями на среднеазиатском направлении. Здесь набирает обороты процесс дезинтеграционный. Старт ему дал Узбекистан, вышедший из ОДКБ; поддержал Таджикистан, расхотевший видеть российских военных на своей территории, а сегодня и Киргизия заявила о намерении поднять арендную плату за размещение российских военных объектов. Почему Средняя Азия одновременно расхотела дружить с Россией и есть ли хоть какие-то успехи на почве евразийской интеграции?

Киргизия подключилась к шантажу России

Глава Минобороны Киргизии Таалайбек Омуралиев объяснил желание республики повысить для России арендную плату тем, что «инфляция на дворе растет семимильными шагами, все дорожает».

«Исходя из этого, мы попросили у российской стороны повысить арендную плату в порядке выделения наличными деньгами», — сказал генерал.

Под военными объектами России подразумевается: испытательная база противолодочных вооружений ВМФ РФ, 338-м узел связи ВМФ и сейсмический пункт службы спецконтроля Минобороны России. О какой сумме идет речь пока неизвестно, как и неизвестна реакция российской стороны на это заявление.

Время для подобных требований Киргизия выбрала удачное – повышенный интерес Запада к среднеазиатским республикам дает ей пространство для торга, а аналогичные требования Таджикистана и вовсе наталкивают на мнение о коллективном шантаже России.

Здесь будет американский город-сад

Очевидно, что среднеазиатские властители пытаются получить максимальную выгоду из уникальной ситуации, связанной с выводом иностранного воинского контингента из Афганистана. При этом каждый из них отводит себе в этом деле чуть ли не центральную роль.

Это кажется странным, ведь возобновление транзита военных грузов из Афганистана через Пакистан, на первый взгляд, снижает ценность транзита через постсоветские республики, однако тут действует несколько факторов. Во-первых, пакистанский транзит остается ненадежным, что подталкивает американцев на диверсификацию путей доставки. Во-вторых, у них появляется отличная возможность закрепиться в республиках, вытеснив отсюда Россию. Это касается и военной и экономической и политической сферы.

Так компания «General Motors» открыла в Узбекистане новый завод по производству двигателей. Совместное предприятие «GM Узбекистан», в котором американская компания контролирует 25% акций, обеспечило работой около 6600 человек с ежегодной производственной мощностью в 200 тысяч автомобилей марки «Chevrolet».

В прошлом месяце инженерный гигант США KBR объявил о своей готовности предоставить свои технологии для строительства химического завода в Узбекистане. Новый завод поможет улучшить использование огромных запасов природного газа Узбекистана. И это лишь некоторые примеры.

Такие инвестиции призваны убедить руководителей среднеазиатских республик в том, что США не оставят их после завершения транзита и не имеют заинтересованности в дестабилизации региона. Напротив, военное присутствие и взаимодействие американских спецслужб и военных с региональными силами преподносится, как единственный способ сохранить мир и порядок после выхода иностранных сил из Афганистана.

Нужно понимать, что на среднеазиатских руководителей оказывается колоссальное психологическое давление со стороны западных пропагандистов, недаром американские чиновники в последнее время не вылезают отсюда. Госсекретарь США Х.Клинтон не скупится на обещания превращения Средней Азии в цветущий сад:

«Наряду с международным сообществом особую ключевую роль будут играть соседи Афганистана в Средней и Южной Азии. Я уже говорила раньше об идее Нового Шелкового пути, согласно которой Афганистан прочно включен в экономическую жизнь процветающей Южной и Средней Азии. Ничто не создаст более надежной альтернативы для повстанцев, чем рабочие места, которые появятся вслед за иностранными инвестициями и расширением рынков. Рост региональной торговли откроет новые источники сырья, энергии и сельскохозяйственных продуктов и не только для Афганистана, а для всех государств региона».

«Цветущий сад», как результат непосредственного американского присутствия, хорошо демонстрируется на примере Ирака, Ливии, да и того же Афганистана, но, видимо, главы республик уверены, что на этот раз все будет совсем не так.

Их успех – наша недоработка

Безусловно, причина крена Средней Азии в сторону США объясняется не только в напоре западных пропагандистов, но и в слабости наших. Видимо, идея евразийского союза не обладает таким же завораживающим блеском в глазах глав республик, как обещания и регулярные подарки лично элитам со стороны США.

В тоже время, Россия уже сейчас обладает реальными рычагами давления на республики, но не спешит их применять. Речь идет как о поставках энергетических ресурсов, так и об ужесточении миграционной политики, а также практически безотказном «методе Онищенко».

Предположу, что именно планы дальнейшей евразийской интеграции не позволяют нашей стране применять столь радикальные меры. В то же время, Россия сегодня объективно не готова вкладываться в Среднюю Азию. Этим успешно пользуются США, осуществляя точечные, но эффектные инвестиции, как бы приглашая тем самым Россию поучаствовать в новой разорительной гонке.

К счастью, наши партнеры в лице Казахстана и Белоруссии сохраняют холодную голову и остаются привержены идеям углубления интеграции на постсоветском пространстве.

В данный момент проходят интенсивные и успешные переговоры с Казахстаном о создании единой системы ПВО по аналогии с Белоруссией. Подписание итогового документа ожидается уже в конце этого года. К системе должна присоединиться и Армения, только в этом случае она будет носить статус объединенной, а не единой из-за отсутствия общих границ с республикой.

По заявлению российских военных чиновников, к системе в будущем планируется подключить и Киргизию с Узбекистаном и Таджикистаном, но речь, видимо, идёт о весьма отдаленном будущем в свете последних событий (текст ниже):

Узбекистан намерен выйти из ОДКБ. Ноту с таким сообщением в секретариат организации направил МИД республики. Пресс-секретарь военно-политического союза Владимир Зайнетдинов подтвердил эту информацию и сказал, что сейчас документ изучается, на эту тему будет представлен доклад странам-членам ОДКБ.

Основной причиной такого решения Ташкента источник «Коммерсанта» называет планы ОДКБ относительно Афганистана: «В Узбекистане отдают приоритет двустороннему сотрудничеству с этой страной. Кроме того, Ташкент не устраивают планы в отношении усиления военного сотрудничества стран ОДКБ. Есть еще ряд причин. Все они приведены в ноте».

Как считают эксперты, выход Узбекистана из ОДКБ связан с выводом войск США из Афганистана. Американцам необходимо оставить технику в одной из центральноазиатских стран после 2014 года, когда НАТО окончательно покинет страну. Самым удобным раскладом для Пентагона станет использование военных баз в соседних государствах.

В Совете Федерации уже прокомментировали ноту Узбекистана о выходе. Глава комитета по международным делам СФ Михаил Маргелов в разговоре с «Интерфаксом» отметил:

-- Решение Ташкента является суверенным правом государства. Однако хотелось бы искренне надеяться на то, что это решение узбекского руководства, вызванное, судя по всему, какими-то тактическими соображениями, не обернется для братского Узбекистана стратегическими сложностями, ибо у этого государства проблемное соседство.

Вадим Козюлин, эксперт, старший научный сотрудник ПИР-Центра, прокомментировал ситуацию для «Однако»:

-- Мне показалось, что те официальные причины, что были названы Узбекистаном, немного притянуты за уши. Скорее это не причины, а отговорки. Реальная причина выхода Узбекистана, на мой взгляд, совсем в другом. Моё мнение такое: это действительно связано с Афганистаном, но в другом ключе.

Дело в том, что США выходят из Афганистана, как мы слышали. В реальности же они хотят там серьёзно задержаться, не только в Афганистане, а в целом в регионе. И сейчас им нужен форпост, на который они бы сделали ставку, дали бы ему статус стратегического союзника. А когда США сделают такие ставки, то права человека уже будут вторичны.

Вспомним Катар, Саудовскую Аравию. Я думаю, что есть некие договорённости о том, что США, выходя из Афганистана (в реальности они не совсем выйдут, они там останутся, скорее всего, существенной частью), своей наземной базой сделают Узбекистан. Он и географически замечательно расположен и, что немаловажно, там есть нефтеперерабатывающий завод, много нефтехранилищ. То есть вся американская инфраструктура, а она будет в основном воздушной, будет очень нуждаться в керосине.

Надо сказать, что Узбекистан в ОДКБ всегда занимал позицию субъекта с особым мнением, всегда критично смотрел на коллективные решения и всегда их бойкотировал. А поскольку в ОДКБ решения принимаются только единогласно, и если кто-то один против, то решения не проходят. Узбекистан влиял своим отказом на решения - это одна из причин, почему ОДКБ считали импотентной организацией. В некотором смысле, ОДКБ страдала от присутствия в ней Узбекистана. И я думаю, что на деле его выход будет освобождением от «якоря» и придаст мобильности всей организации.

Белорусское руководство пока не имеет однозначной позиции относительно шага узбекских властей. «Наши эксперты уже приступили к этой работе. Белоруссия планирует подготовить официальную позицию к заседанию уставных органов ОДКБ, которое будет рассматривать данный вопрос», - заявил агентству пресс-секретарь МИД Белоруссии Андрей Савиных. Напомним, что ранее Белоруссия сама предлагала исключить Узбекистан из ОДКБ «за тройную игру».

В Киргизии ситуацию пока никак не комментируют.

http://e-super.livejournal.com/241973.html

http://www.odnako.org/blogs/show_19389/