Президент Турции Тайеп Реджеп Эрдоган в телевизионном обращении к нации 30 мая призвал женщин отказаться от презервативов. Он сказал: “мы умножим наших потомков. Они говорят о планировании семьи, контроле над рождаемостью. Ни одна мусульманская семья не может себе позволить подобный подход”.

Эрдоган играл за все стороны по любым проблемам, последовательно подлизываясь к ЕС и отвергая его, утверждая, что он является союзником Соединенных Штатов в войне против ISIS, одновременно снабжая его террористическую армию, пригревая ХАМАС, надеялся восстановить добрые отношения с Израилем, помогал Ирану уклоняться от санкций, одновременно выставляя себя в качестве главного союзника суннитских государств Залива.

Турция - этническая карта

Карта в полном размере: Турция - национальный состав

Но когда Эрдоган говорит о турецком демографическом крахе, он говорит от чистого сердца. Курдские граждане Турции по-прежнему имеют трех-четырех детей, в то время как турецкие – меньше двух. К началу 2040 годов большинство молодых людей в Турции будут иметь курдские корни. Юго-восток страны, где преобладает курдское население, неизбежно отвалится от Турции. Безнадежная битва Эрдоагана против неотвратимого мотивирует некоторые приводящие в замешательство зигзаги турецкой политики.

Почему причина упадка восточных стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?
а так же в статье:
В чем причина отсталости восточных стран

Обзор только что опубликованных данных о населении за 2015 год демонстрирует, что демографический разрыв между курдами и турками продолжает расширяться. Эрдоган может увещевать и взывать к традициям турецкой плодовитости, но спад рождаемости в турецких провинциях продолжается, в то время как курдская рождаемость остается одной из самых высоких в мире. Хуже того, уровень заключения браков обвалился, что повлечет за собой еще большее снижение рождаемости в будущем.

Турция курды

Сравнение рождаемости курдских и турецких провинций

По данным Turkstat, турецкие провинции с наименьшим уровнем рождаемости находятся на севере и северо-западе страны, там уровень рождаемости – 1,5.и Юго-восточные провинции с преимущественно курдским населением показывают уровень рождаемости 3,2- 4,2.

Турция курды

Заключение браков в курдских и турецких провинциях

В 2012-2015 количество браков, заключаемых в Стамбуле – самом большом городе Турции, сократилось на 30%, в столице, Анкаре – на 40%. Турецкие женщины не просто отказываются рожать – они отказываются выходить замуж. Резкое снижение уровня заключения браков превращает дальнейшее не менее резкое снижение рождаемости неотвратимым.

Как я сообщал в книге Why Civilizations Die (and Why Islam is Dying, Too), мусульманские страны, достигшие высокого уровня грамотности прыгают из младенчества в дряхление, минуя стадию зрелости. Также, как их иранские,алжирские и тунисские современницы, турецкие женщины отвергают рамки и ограничители мусульманской семейной жизни как только они получают доступ к среднему образованию. Шок от перехода из традиционного общества в современность стал причиной наиболее резкого падения уровня рождаемости в мусульманских обществах.

Иран, где уровень рождаемости сократился с 7 в 1979 до 1,8 сегодня, может похвастаться наиболее стремительно стареющим населением в мире. Турция на бумаге имеет уровень рождаемости 2,18 (уровень простого воспроизводства), но разрыв между этническими курдами и этническими турками превращает нынешнюю географическую конфигурацию Турции в невозможную.

Турция - карта религиозных предпочтений

Карта в полном размере: религия в Турции

Курдская храбрость и военное мастерство поставили Турцию в тупик. Любая эффективная военная акция против ISIS улучшает позицию курдов и приближает тот день, когда у курдов будет собственное государство, в состав которого войдет северо-запад Ирака и юго-восток Турции, а также юго-западный угол Ирана и кусок севера Сирии. Турция не может выйти из НАТО, который является гарантом ее территориальной целостности. У нее нет иного выбора, как играть на обе стороны, выступая в качестве члена альянса на публике, и, одновременно, тайно саботируя усилия по уничтожению ISIS.

И в этом – происхождение нынешнего мигрантского кризиса.

С начала нынешней волны беженцев прошлым летом, службы безопасности европейских государств обвиняют Турцию в том, что она спровоцировала мигрантский кризис. Турция, с помощью системы электронных виз открыла немедленный доступ страну мигрантов из 89 государств (из стран с мусульманским населением). Единственным условием является уплата небольшой пошлины он-лайн и использование “авторизованных авиалиний” каковыми являются Turkish Airlines и Pegasus. Для оформления электронной визы не требуется абсолютно никаких подтверждающих документов. Репортер Daily Telegraph в разгар мигрантского кризиса, выдав себя за гражданина Афганистана, получил визу в течение пяти минут. По прибытии в Турцию мигрантов практически не проверяют – только смотрят, чтобы их имена не фигурировали в списках разыскиваемых террористов.

Причины, по которым Турция распахнула свои границы неясны. Она могла сделать это для того, чтобы увеличить прибыли своих авиаперевозчиков – или для того, чтобы использовать мигрантов в качестве разменной монеты в игре с Европой. В любом случае, Эрдоган использовал это на полную катушку – заручившись обещаниями предоставления безвизового въезда для турок в Европу и выплаты шести миллиардов долларов. Если в обмен на это Эрдоган может закрыть границы, это означает, что он мог сделать это и год назад, на пике мигрантского кризиса.

Европа и Государства Залива, между тем, увеличили займы турецкой экономике, которая генерировала пузырь потребительского долга, который выглядит хуже, чем американский крах 2008 года. Народная поддержка Эрдогану зависит от свободного потока кредитов, в особенности, в строительстве и в покупке жилья. Расплата с долгами превратит его позицию в несостоятельную. И потому европейцы и Залив пытаются сейчас вытащить турецкого президента за уши из долгового кризиса.

Запад выбрал поддержку Эрдогана, предоставление ему любых поблажек и резервов. Это оставляет Левант и Месопотамию в состоянии перманентной гражданской войны. 19 мая широко отмечалось 100 лет с момента подписания соглашения Сайкса-Пико, по которому Британия и Франция выкроили карту современного Ближнего Востока. Империалистов мало интересовало благосостояние региона, но они добились одной важной вещи. Они стабилизировали Ближний Восток почти на столетие.

Еще в 2012 году в эссе для Asia Times я проконсультировался (метафорически, конечно) с Призраком кардинала Ришелье:

“Это простое упражнение в логике. У вас есть два баасистских государства, одно в Сирии, второе в Ираке. Оба управлялись меньшинствами. Асады пришли из алавитского меньшинства, подавлявшего суннитов, Саддам Хуссейн – из суннитского меньшинства, угнетавшего шиитов. Это вопрос расчета – то, что сегодня мы называем теорией игр.

Если вы изначально составляете государства из антагонистических элементов, правители должны быть из числа меньшинств. Все меньшинства будут чувствовать себя в безопасности, а большинство будет знать, что есть некая граница того, насколько плохо к ним будет относиться меньшинство. Именно поэтому режимы БААС в Сирии и Ираке – тирании, основанные на одном и том же принципе, являлись зеркальными отражениями друг друга”.

-“Что произойдет, если у власти окажется большинство?”

– “В тот момент, когда вы вводите правление большинства в трайбалистский мир, вы разрушаете естественное равновесие угнетения. У меньшинств нет выбора, кроме как сражаться до смерти. В случае Ирака, наличие нефти лишь усугубляет проблему. У шиитов есть нефть, а сунниты хотят часть доходов от нее. Для шиитов проще делится доходами, чем убить всех суннитов. Но, с другой стороны, наличие нефти – проблема, которая усугубляется присутствием агрессивного и могущественного соседа”.

postskriptum.org/2016/05/18/spengler/

И это именно то, что натворила администрация Буша в 2007, поддержав мажоритарное (шиитское) правление в Ираке. Сунниты ответили на это войной не на жизнь, а на смерть. Их мятеж был несколько отложен генералом Петраеусом, нанявшим их в качестве “Сынов Ирака”. Но без постоянной американской оккупации, Ирак и Сирия неизбежно провалились в гражданскую войну.

Могло ли продолжение угнетения большинства меньшинством сохранить стабильность Сирии и Ирака на следующее столетие – предмет чистой спекуляции. Мир Сайкса-Пико ушел и больше не вернется.

Единственная модель прекращения перманентной гражданской войны – это пойти по пути бывшей Югославии: создать этнические и конфессиональные анклавы в которых сунниты, шииты, христиане, курды, друзы и прочие будут защищены от тех, кто стремится их экстерминировать. Деградация – очень плохое решение. Но только она может снизить скорость массовых убийств. И она никак не повлияет на поток экономических мигрантов из Пакистана и Африки. Это будет выглядеть беспорядочно и неряшливо, это будет сопровождаться трансферами населения, но это лучше, чем массовое уничтожение.

Существует, однако, одно непреодолимое препятствие на пути создания подобных анклавов – Турция. Первым и наиболее жизнеспособным анклавом станет курдское государство. Турция любыми средствами будет противодействовать созданию этого государства, которое неизбежно проглотит внушительный кусок юго-востока самой Турции.

Тем не менее, как детективном романе, кто-то должен умереть, и это место зарезервировано для Турции. Гуманитарное решение для региона требует, чтобы Турцию поставили на место. Вместо этого, Берлин и Вашингтон создали необходимые материальные условия для того, чтобы президент Эрдоган хорохорился – до поры до времени. И это сохранит состояние войны в регионе на неопределенный период времени.

Турецкая демографическая зима и перманентная война в Леванте