Дональд Д. Трамп (Donald J. Trump) без сомнения получил непростую работенку, победив на президентских выборах в США в 2016 году. На дворе необычное время. время острого кризиса - политического, экономического, культурного, правового и морального кризиса. Застарелые проблемы, которые напугали бы самих неординарных людей, стоят перед Дональдом Трампом и популистскими бунтарями, собравшимися вокруг своего руководителя, любящего идти против толпы.

Масштаб ума Президента можно измерить различными способами, но, вероятно, самой важной его характеристикой является «чувство истории». Насколько далеко в прошлое проникает это чувство? Насколько верной является его оценка угроз и потенциальных возможностей, ожидающих нас как народ в будущем, благодаря политическому курсу, сформировавшему предыдущие декады? Мы узнаем все это о Трампе в следующие четыре или восемь лет. Насколько глубоко его «чувство истории»?

Нарушая законы природы

Факторы, формирующие нашу историю в первую очередь связаны с законами природы и тем подчиняемся ли мы, люди, этим законам, или пытаемся их нарушить. К сожалению, последствия того, что мы отметаем эти законы в сторону, не всегда проявляются сразу или явно. Часто возникает разрыв длиной в несколько десятилетий между нарушением законов природы и наказанием, которое за этим следует. Вот тогда-то и требуется «чувство истории». Например, видит ли человек причину сегодняшнего экономического кризиса в Бараке Обаме (BarackObama) и его предательском марксизме, или же в излишествах Джорджа Буша (George W. Bush) и Билла Клинтона (Bill Clinton)? Или во всех троих?

Детройт 3

Проблемы американских городов на отдельном примере
в статьях
Как разрушали Детройт
и
Кто погубил Детройт

В чем заключается наше «чувство истории»? Это очень важный вопрос, потому что сегодняшние проблемы не были порождены президентами, избранными за последние 25 лет. Такое поверхностное толкование ситуации должно заставить покраснеть любого человека, смотрящего на реальность с высоты птичьего полета, однако многие ученые мужи делают именно такой вывод. Напротив, корни наших проблем лежат гораздо глубже, чем пара десятилетий и политики, их населявшие.

Проблемы, от которых мы страдаем, а это надвигающаяся экономическая депрессия, культурный упадок, моральный нигилизм, и все более тяжелая тирания государства, были порождены не бессмысленными режимами Обамы, Буша и Клинтона. Их корни в прошедшем столетии философской, политической и кредитно-денежной коррупции, начиная с революции 1913 года, подарившей нам федеральный подоходный налог, перераспределивший наше благосостояние и Федеральную резервную систему, разложившую наши золотые и серебряные деньги с помощью бумажных денег.

Наши проблемы порождены коллективистским мировоззрением, появившемся в Америке в начале XX столетия, выраженным среди прочих в идеологиях Карла Маркса (KarlMarx), Антонио Грамши (Antonio Gramsci) и Джона Мейнарда Кейнса (John Maynard Keynes). Эти ненавидевшие свободу умы либо ненавидели капитализм (Маркс и Грамши), либо потеряли всю веру в его эффективность и моральную легитимность (Кейнс).

Поэтому чтобы знать, как будет править лидер, нам надо понимать каково его «чувство истории». Нам надо знать, понимает ли он долгосрочные связи идей и политических действий и есть ли у него чувство длины времени, необходимого для полного разворачивания последствий плохой и хорошей политики. Например, понимает ли Трамп кейнсианские корни нашего экономического кризиса? Осознает ли он марксистские корни культурного гниения? Если понимает, то будет реагировать на эти опасности совершенно иначе, чем демократ или номинальный консерватор.

Как Трамп будет править в условиях грядущего экономического краха?

Политический и экономический подход Трампа максимально направлен против течения, именно поэтому мы, его сторонники, так страстно его поддерживаем. Мы осознаем, что надо осушить вашингтонское болото, а этого не произойдет, если мы не возьмемся за решение проблем нелегальной иммиграции, плохих торговых союзов, давящего налогообложения, удушающих регуляций, империалистической внешней политики, социалистического здравоохранения и так далее.

Но помимо отважных позиций, занятых по вышеупомянутым важным проблемам, Трампу придется посмотреть в лицо, приближающегося к нам чудовищного экономического спада (возможно полнокровной депрессии). То, как он с этим справится, определит его президентский срок и вполне возможно либо спасет свободу, либо разрушит ее для нас как для народа.

Трамп говорит, что восстановит нашу военную мощь и перестроит национальную инфраструктуру, а это будут крупные государственные проекты, на которые потребуются горы денег. Откуда они возьмутся? Необходимо понизить налоги и здравый смысл говорит, что нам надо быть скромнее и отложить перестройку инфраструктуры на будущее и сконцентрироваться только на разумном восстановление нашей армии.

Почему? Потому что такие масштабы расходов породят огромные дефициты. Трамп получит ежегодные дефициты в размере от $1 трлн до $1.5 трлн в течение года после вступления в должность. Процентные ставки будут визжать. Стоимость обслуживания федерального долга станет чудовищной, что еще больше ухудшит ситуацию с дефицитами. Экономическая команда Трампа утверждает, что восстановление темпов экономического роста с текущих слабых 2% до 4% решит эти проблемы. Но история говорит об обратном.

Рейган накопил огромные дефициты с его доводом в пользу кривой Лаффера (Laffer), но налоговые поступления никогда даже не приблизились к балансированию бюджета. В этом, естественно, и заключается одна из причин, по которой у нас $20 трлн долгов. Каждый президент после Рейгана сдался на милость этой иллюзии – дефицитное финансирование можно нейтрализовать с помощью экономического роста. Это не так. Процветание невозможно построить на долгах.

Поэтому дефициты станут наследием первых четырех лет Трампа вместе с тяжелой рецессией и очень вероятно депрессией. Мы можем только надеяться, что он вместе с Конгрессом сможет провести иммиграционную и торговую реформу, а также отменить систему здравоохранения Обамы. Если ему это удастся, его первый срок, с исторической точки зрения, окажется успехом.

Как Трамп понимает экономический кризис

И вот где глубочайшая оценка мировоззрения человека, его «чувство истории», занимает первостепенное значение. У Трампа есть важнейшее преимущество по сравнению со всеми традиционными популистами из нашего прошлого (такими как Вильям Дженнингс Брайан (William Jennings Bryan), Роберт ЛаФоллетт (Robert LaFollette), Хьюи Лонг (Huey Long), Аптон Синклер (Upton Sinclair) и так далее), так как они были коллективистами и не обладали пониманием основ капитализма и рецептов успеха. У Трампа есть такое понимание.

Если Трамп действительно понимает экономическую историю, то он знает, что главной ошибкой того, как Франклин Рузвельт (Franklin Roosevelt) боролся с депрессией 1930-х годов было удушение свободного предпринимательства с помощью огромной бюрократии, карательных налогов и правил, вместе с жестким контролем цен и заработной платы. Рузвельт вызвал такую степень неопределенности в деловых кругах, что никто просто не осмеливался инвестировать. Они не знали, какие формы идиотизма обрушатся на экономику из месяца в месяц, и какую часть прибыли они смогут оставить себе.

Если Трамп это понимает, то он будет знать, что в момент следующего обвала экономики Вашингтону просто нужно будет отойти в сторону и позволить работать «предпринимательской функции», позволить предпринимателям рисковать без правил и субсидий, и пусть они оставят себе прибыли. Нам не нужна стая распределителей благосостояния, собирающаяся в Вашингтоне в духе Хьюи Лонга и Аптона Синклера.

Будет необходимо взять пример с того, как была решена проблема Депрессии 1920-1921 гг. Воррен Хардинг (Warren Harding) только что вступил в должность после Вудро Вильсона (Woodrow Wilson) и Конгресс еще не был переполнен социалистами Рузвельта. Они просто оставили рынок в покое. Они не вводили неуклюжие регуляции, налоги и субсидии, высасывающие капитал из инвестиционных каналов. Они не пытались поддерживать цены и зарплаты, они позволили им обнаружить верные рыночные уровни, и те опустились до более низких, более реалистичных отметок. В результате все вернулись на работу в течение 18 месяцев и спокойно зарабатывали на жизнь. Иными словами, правительство позволило рыночным силам пойти естественным путем.

Десятью годами спустя Рузвельт навязал стране огромную бюрократию, жестокие налоги и регуляции вместе с контролем доходов и цен, которые были никому не нужны. В результате мы получили Депрессию, продлившуюся 12 долгих лет (с 1929 по 1941 гг) до начала нашего участия во Второй мировой войне. [См., John T. Flynn, The Roosevelt Myth, 1956, и Murray N. Rothbard, America's Great Depression, 1983]

Мораль этой истории заключается в том, чтобы дать естественным силам рынка восстановить себя. У них есть корректирующая сила, если только наши навязчивые интервенты смогут просто не мешать, оставив людей и бизнесы в покое. Невмешательство (Laissez-faire).

Конечно же, сегодняшний крах будет огромным. Мы закачивали деньги в экономику страшно безответственными темпами в течение более 45 лет. Последствия будут катастрофическими. Но решением будет не сохранять кейнсианство и начинать вновь накачивать экономику деньгами. Решением является восстановление законной кредитно-денежной системы, основанной на золоте и серебре, и выход из Новой Депрессии с заменой нестабильных политических денег на драгоценные металлы. Восстановите разумные деньги, отмените конфискационные налоги и туманные регуляции, и безработица исчезнет за не очень долгое время, как это и было в 1920-21 гг. У наших граждан будут все рабочие места, которые они пожелают. Мы снова начнем расти на 3-4% в год.

Если у Трампа есть необходимое «чувство истории», то он будет направлять ситуацию к такой развязке. Он будет влиять на Конгресс, чтобы тот стоял в стороне. Он пойдет над головами СМИ и сообщит американскому народу, что он делает и почему это лучше для страны.

Для этого потребуется группа очень разумных экономических советников. Также будут нужны много удачи и население, готовое пойти на жертвы. Судьба Америки будет в руках Трампа. Если он все сделает правильно, то будущее свободы будет гарантировано для будущих веков. Если он ошибется, то будущим Америки станет падение в глобализм, когда коллективисты пойдут маршем на Вашингтон, чтобы ускорить централизацию нашей страны и сначала ввести «региональное» правительство, как первую остановку на пути к «мировому» правительству к середине столетия.

Есть ли у Трампа необходимое «чувство истории», чтобы достойно встать перед лицом грозящей катастрофы? Это вопрос. Следующие четыре или восемь лет будут тревожными. Следите за событиями.

Избрание Трампа в президенты США сильно встряхнуло американские и мировые рынки. С 8 ноября фондовые рынки США пошли вверх устанавливать новые исторические максимумы, акции банков заметно выросли, а американская валюта серьезно окрепла по отношению к другим валютам. Всё вроде бы выглядит для экономики вполне позитивно, если бы не несколько «но». Каждое по отдельности оно не очень хорошо, но когда их сразу несколько, это вызывает серьезную озабоченность. Итак, начнем.

Рост биржевых индексов – это хорошо. Но когда этот рост происходит одновременно со снижением объемов торгов, это обычно свидетельствует о том, что рынок находится на пороге смены тенденции с роста на падение.

Американская валюта растет относительно своих конкурентов, в том числе и евро. Проблема заключается в том, что евро снижается относительно американской валюты уже девять дней подряд. Это всего лишь второй раз за всю семнадцатилетнюю историю общеевропейской валюты. В прошлый раз аналогичное событие, когда евро столь же стабильно снижалось относительно американской валюты на протяжении 11 дней и достигло своего минимума, имело место 11 сентября 2008 года за четыре дня до краха банка Lehman Brothers.

Гораздо более неприятными, чем первые два момента может оказаться то, как после победы Трампа ведут себя американские казначейские облигации. Их доходность резко пошла вверх, и некоторые наблюдатели оценивают ситуацию последних дней на этом рынке как бойню. Владельцы бумаг активно стали их сбрасывать.  Доходность по десятилетним бумагам пробила вверх нисходящий тренд, имевший место по крайней мере с 2008 года, что может говорить о начале смены тенденции. Доходность по десятилетним облигациям перед выборами составляла 1,77%, а к настоящему времени выросла до 2,3% годовых. Скачок доходности этих бумаг всего за неделю был чрезвычайно мощным, и подобное происходило всего лишь трижды за прошедшее десятилетие.

Еще более неприятно обстоят дела с тридцатилетними бумагами. Доходность по ним также резко подпрыгнула вверх, и в отличие от десятилетних облигаций может свидетельствовать о гораздо более неприятном развитии событий. Дело в том, что за последние тридцать пять лет такая обстановка имела место перед всеми без исключения крупными экономическими кризисами. Так происходило в 1987, 1994, 1996, 1999, 2008 годах, а также накануне сравнительно недавнего кризиса, имевшего место в ЕС в 2010 году, и нефтяного кризиса 2013 года. Конечно, можно предположить, что на этот раз все будет иначе, но, как свидетельствует исторический опыт, это вряд ли.

Долговой рынок примерно на порядок превышает по своим объемам рынок акций, и происходящие на нем события оказывают гораздо более серьезное влияние на состояние экономики и финансов. А действия участников рынка наглядно демонстрируют то, что в условиях ухудшающейся экономической ситуации во всем мире они активно сбрасывают имевшиеся у них на руках чужие долги. Центральные банки различных стран за прошедший год избавились от американских казначейских обязательств на 374 миллиарда американских дензнаков. Всего же с начала августа 2014 года, когда совокупные бумажные резервы центральных банков достигли исторического максимума в 12,032 триллионов ам. дензнаков, к началу ноября 2016 года они сократились почти на один триллион до 11,006 триллионов ам. дензнаков.

В подобной обстановке вряд ли является случайностью то, что с 6 декабря 2016 года планируется ввести «шариатский золотой стандарт», который позволит мусульманам приобретать золото и связанные с ним финансовые продукты в соответствии с законами шариата. По оценкам, это затронет примерно 1,6 миллиарда человек, исповедующих ислам. Если по золотым слиткам и монетам шариат дает определенные рекомендации, то в отношении остальных связанных с драгоценным металлом продуктов этого раньше не было. Всемирный золотой совет ожидает, что в результате принятия такого стандарта дополнительный спрос на золото вырастет на «сотни тонн».

Если же всего лишь 2% активов, находящихся под управлением исламских финансовых институтов, поступит на рынок золота, то это может привести к дополнительному спросу на желтый металл, превышающему 1000 тонн. Каким будет спрос на самом еле, покажет время, что же касается розничного спроса, то он не утихает, и объемы продаж золотых «орлов» Монетным двором США с начала месяца достигли отметки в 82 тысячи унций.

Пока рынок акций находится в состоянии эйфории, а долговой рынок настойчиво указывает на резкое ухудшение финансово-экономической обстановки, население усиленно готовится к возможному финансовому краху и запасается твердыми обеспеченными деньгами - физическими драгоценными металлами.

Международные резервы центральных банков мира снизились с $12.032 трлн на пике, достигнутом 02.08 2014, до $10.814 трлн на 13 января этого года, по данным агентства Блумберг, - то есть примерно на 10.12%.

За последние 29 месяцев объем резервов снижался со скоростью около $42 млрд в месяц. Такими темпами к концу 2017 года международные резервы, вероятно, сократятся еще на $504 млрд до $10.31 трлн, то есть доля падения вырастет до 14.31%, по сравнению с пиком 2014 года.

Тем не менее, темпы снижения почти наверняка будут расти, так как источник, питавший международные резервы с 1971 года - дефицит торгового баланса США – привлек пристальное внимание г-на Дональда Трампа (Donald Trump). Он выразил намерение засыпать этот источник, сократив или полностью устранив дефицит торгового баланса США, который питает международные резервы центральных банков остального мира.

Снижение общего объема международных резервов – это явный признак мирового кредитного сжатия. Экономическим последствием для мира, основанного на предпосылке постоянного расширяющегося кредита, будет все более отчаянная ликвидация инвестиций юридических и физических лиц по всему остальному миру для погашения ранее сделанных долларовых долгов. Ликвидация станет огромной схваткой против течения растущего дефицита долларов.

Людвиг фон Мизес (Ludwig von Mises) указал много лет назад, что как только центральный банк начинает расширение кредита через понижение процентной ставки по кредитам, он уже не может его остановить: он вынужден продолжать расширение еще больше, снижая установленную им процентную ставку еще ниже. Если центральный банк решит позволить рынку вновь определять процентную ставку, то предыдущее расширение превратится в общую ликвидацию, которая очистит неверные инвестиции, созданные искусственно вызванным расширением. Если центральный банк не позволяет рынку устанавливать процентную ставку, расширение кредита продолжится, пока оно не вызовет инфляционный бум, за которым последует массивная ликвидация долгов.

Мировая оргия кредитного расширения началась в 1971 году. США, как мировой центральный банкир освобожденный от ограничения выкупать доллары за золото, вступили на путь длинной кредитной экспансии, в рамках которой товары со всего мира обменивались на доллары. Мир реагировал на потекший в центральные банки поток долларов, начав соответствующую кредитную экспансию, которая породила основанное на кредите глобальное процветание.

График, разработанный на основе данных Блумберг говорит нам, что мир достиг точки начала всеобщей ликвидации в августе 2014 года.

Теперь г-н Трамп планирует увеличить скорость, с которой мир пытается ликвидировать свои долларовые долги, намереваясь закрыть источник, дефицит торгового баланса США, питающий долларами центральные банки остальной части мира.

Таким образом, я полагаю, что 2017 год будет годом мирового экономического хаоса; сокращение кредита в мире в 2017 году будет проявляться в виде банкротств на всех уровнях, уничтожении финансовых активов, падении цен, массовой безработицы, повсеместной девальвации валют, и, конечно же, во всемирной политической нестабильности.

* * *

Всем нравятся любители много тратить. Человека, который щедро тратит, слушают с уважением и отмечают каждое его слово. Он является центром внимания большой толпы; все стараются ему угодить. Но когда его деньги заканчиваются, он оказывается на улице; его друзья больше не приходят и никого больше не волнует, что ему нравится или не нравится. Он смущает своих бывших друзей.

Отказавшись от товаров всего мира, за исключением, конечно же, нефти, г-н Трамп отпугивает друзей Америки. Торговля способствует дружбе и заинтересованности в благополучии твоего торгового партнера. Никакая торговля не порождает взаимное равнодушие.

Сократив количество иностранных товаров, поступающее в США, Америка потеряет влияние по всему миру. Зачем слушать США, когда они поворачиваются спиной к вашим товарам, к тому, что вы предлагаете? Остальной мир пойдет своей дорогой, забыв об американских интересах и мизерной ценности их поверхностной культуры.

Главное слово здесь: ОСТАВИТЬ.

Американский протекционизм означает, что США оставляет свое лидерство в мире и, как следствие, свое право на выпуск всемирных денег.

«Жил без тебя до нашей встречи – проживу без тебя и дальше».

http://www.goldenfront.ru/articles/view/tramp-i-gryadushij-ekonomicheskij-krah/

http://www.goldenfront.ru/articles/view/voskresene-s-aleksandrom-lezhavoj-predvestniki-buri/

http://www.goldenfront.ru/articles/view/dalnejshee-sokrashenie-mezhdunarodnyh-rezervov/