Очень странный сейчас пошел процесс. Как и в конце 80-х, вдруг "ожили" идеи возрождения монархии в России. И Кирилловичи опять в Россию зачастили, раздавая ордена; и недавно от лица прокурора Крыма прозвучало заявление, что оказывается Николай Второй от престола не отрекался, чем был дан намек на то, что монархия в России до сих пор де-юре существует.

И хотя, крымская Няша в этом ошиблась, тенденция, однако, интересная. Давайте поглядим на историю "ренессанса" монархических идей в России, а заодно попробуем понять - кто такие господа нынешние монархисты и можно ли считать их патриотами.

Первые неофициальные "патриотические" движения появились еще в СССР в конце 80-х. На фоне разваливавшейся на глазах советской официальной идеологии и зарождающейся в то же время "демшизы", их идеи находили весьма значительную поддержку среди тех, кому в самом деле была далеко не безразлична судьба России. Например, на закате перестройки вдруг резко набрали популярность идеи монархизма.

В середине 1989 года о монархической ориентации заявила "Память" Дмитрия Васильева, в ноябре 1989-го образовалась Православно-монархическая партия Сергея Юркова-Энгельгардта. Уже в те годы возрожденная монархическая идеология своим главным духовным источником провозглашает православие. В головы масс внедряется следующая логическая цепочка: русский — значит, православный, а православный — значит, монархист.

Уже в 1990 году монархисты заявляли, что правые (демократы тогда предпочитали называть себя левыми) — это те, кто по правую руку от Бога: на том свете Бог разделит людей на две части, поставив праведников по правую руку, а грешников — по левую. Хочешь попасть в рай — становись монархистом.

В принципе, на первый взгляд монархисты несли в народ правильные идеи — признавая ошибками обе революции (февральскую и октябрьскую) 1917 года, подвергая критике либералов позднего советского периода и выступая за восстановление русской истории, что находило отклик в творчестве очень почитаемого в монархических кругах певца и поэта Игоря Талькова.

С другой стороны, это совсем не мешало тем же монархистам подвергать резкой критике почти всё, что происходило в СССР с 20-х по конец 80-х годов. В этом плане они были солидарны с тогдашними либералами — повторяя вслед за ними одинаковые мантры про миллионы расстрелянных лично Сталиным, ужасы ГУЛАГА, про то, как немцев заваливали трупами сотен тысяч замученных голодоморами и индустриализациями крестьян.

Таким образом, монархисты — так же как и либералы — выступали за разрушение СССР как непригодного, по их мнению, государства. Только если либералы предлагали построить на обломках Советского Союза демократическое государство по западному, а скорее даже, по американскому образцу, то монархисты — на тех же самых обломках — отреставрировать монархию, ввести обязательное изучение во всех школах "Закона Божьего" и ввести вместо семейного кодекса "Домострой".

Их идеи были по сути в условиях современности, мягко выражаясь, утопичными и даже порой выглядели комично — как например, молодые люди в белогвардейской форме на митингах в начале 90-х, которые даже не знали того, что в реальности большинство представителей Белого движения были не в восторге от идей реставрации монархии в России. Впрочем, вся эта комичность с белогвардейскими мундирами и бесконечными крестными ходами не помешала монархистам принять посильное участие в "подтачивании" фундамента СССР: в событиях августа 1991 года есть значительная доля и их "заслуг".

В течении последующих лет в середине 90-х монархисты постоянно конфликтовали с другими патриотическими и оппозиционными по отношению к либеральному правлению Ельцина силами. После того, как идеи монархистов потеряли популярность, политологи либерального толка в своих схемах и построениях отвели им скромное место "одной из составляющих" пресловутого "патриотического движения от коммунистов до монархистов", рассматривая последних лишь в качестве части ельцинской оппозиции, прикрывающей свой нонконформизм выставляемым напоказ православием и монархической атрибутикой.

Иными словами, Российское монархическое движение "вписали в схему" в качестве "карманных патриотов", не представляющих серьезной опасности для либералов — такими, над которыми иногда можно вдоволь потешиться, а при необходимости — и попугать обывателей перспективой возрождения "черной сотни". Современные монархисты, конечно, уже утратили большую часть популярности, заработанной в конце 80-х и начале 90-х годов.

Тем не менее, их можно часто заметить на различных мероприятиях, организуемых оппозицией, не исключая и известный "Русский марш". А в 2012 году, как раз на волне протестной активности в России, была официально зарегистрирована Монархическая партия, возглавляемая предпринимателем и депутатом Антоном Баковым. Современные монархисты, в основном, негативно относятся к системе государственной власти в России.

В начале 2013 года Баков совместно с уральским писателем Андреем Матвеевым представил книгу «Идолы власти: от Хеопса до Путина». В ней они связывают светскую власть в современной России и ликвидированном СССР с древним языческим культом, и называют монархию единственным конструктивным путём развития российской политики. При этом, кандидатом на российский престол этими патриотами почему-то был предложен немецкий принц Карл-Эмих Лейнингенский, которого в этом году Баков объявил кандидатом на российский престол Николаем III.

Другие представители монархических кругов, не входящие в официально зарегистрированную монархическую партию Бакова, предлагают свои варианты "монархов" для России — начиная от потомков династии Романовых, вплоть до людей очень далеких от королевских и княжеских фамилий — вроде дочери маршала Жукова. В принципе, позиция большинства монархистов очень подходит под лозунг оппозиции и вполне устраивающий Госдеп США, который был озвучен в ходе протестных акций 2011-2012 годов: кто угодно, только не Путин.

Фактически, при внимательном рассмотрении, подавляющее большинство этих современных монархистов можно считать такой же несистемной оппозицией, как и наших либералов, только разве что не восторгающихся западным образом жизни и не называющими российский народ "быдлом" и "анчоусами".

На закате перестройки от монархистов отпочковалось еще одно политическое направление, которое, порой, также относят к патриотическим силам. В 1990 году от монархического общества "Память" откололась наиболее радикальная часть их сторонников, создавших свою националистическую организацию под названием Русское национальное единство (РНЕ). Вообще-то, националисты в центральной России перестроечного периода не приживались. В то же время, в союзных республиках, таких как Грузия, Азербайджан, Украина и Молдова происходил "подъем национального самосознания", а по сути — дикий разгул национализма, который приводил к кровавым межнациональным конфликтам.

Параллельно, националисты в республиках всячески продвигали лозунг: хватит кормить Москву, который устраивал местные элиты и нравился многим обывателям. В РСФСР — наоборот, националистические движения стали развиваться уже после развала Советского Союза. В 1992 году отставной генерал КГБ Стерлигов создает первую крупную национально-патриотическую организацию — Русский Национальный Собор.

Поначалу националисты активно сотрудничали с другими патриотическими партиями под эгидой Фронта национального спасения. Резкое неприятие политики либералов, оказавшихся у власти в 90-е, привлекло в их ряды не только сторонников лозунга "Россия для русских", но и настоящих патриотов. Тем более, что к числу националистов либеральная демшиза порой относила любые партии патриотического толка — например, Конгресс русских общин, который основал будущий вице-премьер Дмитрий Рогозин.

С другой стороны, на фоне массового исхода русскоязычного населения из бывших союзных республик, неудачной первой военной компании в Чечне и крайне нестабильной социальной обстановки внутри страны, идеи национализма стали набирать популярность.

Ситуация стала меняться с началом нулевых годов, когда в политике страны стала появляться внятная патриотическая направленность. Значительная часть патриотов покинула ряды националистических партий, перейдя в более умеренные патриотические движения, лишенные национализма как составной части программной политики. В итоге националисты стали тем, что можно наблюдать сейчас.

Значительная часть современных российских националистов уже давно не критикует либералов, а предпочитает с ними плодотворно сотрудничать. Например, созданная в 2012 году националистическая партия Новая сила в своей программе открыто поддержала идеи либерализма в России и деятельность Алексея Навального. Если проанализировать полный список партий и общественных движений, которые относят себя к числу националистов, то почти все они негативно относятся к современной политике России и в той или иной степени находятся в союзных отношениях с либералами.

Конечно, появление рядов националистов на Болотной и Манежной площади в ходе событий 2011-2012 годов в одной компании с хипстерами, геями, креаклами и либералами — с одной стороны выглядет очень странно. С другой, если посмотреть на события майдана на Украине в этом году, то ничего странного в этом союзе нет: либералы использовали националистов как ударную силу для захвата власти, а националисты надеялись "въехать" во власть на плечах либералов.

В итоге — в случае с Украиной — националисты обеспечили победу либералам в ходе "майдана". Затем их, разумеется, кинули. Сейчас украинские националисты тысячами гибнут в зоне "антитеррористической операции", а властные портфели в Киеве поделили между собой либералы. Что интересно, то в новой украинской власти нашлось место даже Виталию Кличко, но не нашлось места ни одному из видных украинских националистов. Не для них все затевалось, одним словом.

Вернемся к российским реалиям. В России "майдан" 2011-2012 года готовился по схожему с Украиной сценарию. Ситуацию в стране раскачивали по двум основным направлениям — сложные межнациональные отношения и ситуация с коррупцией. Поэтому и у российских либералов, включая Навального, "вдруг" появилась националистическая риторика, вроде лозунга хватит кормить Кавказ, и у российских националистов вдруг появилась любовь к либеральным ценностям. Например, российский Национально-демократический альянс мало того, что целиком и полностью поддерживает украинский "майдан", еще и предлагает создать вместо Российской Федерации несколько русских республик. Ну чем не подмога для той же Альбац, считающей, что "Россию надо разделить по хребту"?

Таким образом, большинство партий и движений националистического толка сейчас сложно отнести к лагерю патриотических сил. Скорее, они трансформировались за последнее десятилетие в "ударную силу" и своеобразный таран, который должен "пробить" дорогу для возврата к власти либералов, многие из которых и не скрывают своей дружбы с зарубежными грантодателями, и открыто демонстрируют ненависть даже к патриотической символике.

Стоит ли говорить, что такие "патриоты", ищущие союза с либералами и подкармливаемыми из посольств иностранных государств политическими силами — вряд ли способны принести в жизнь нашей страны что-то хорошее и полезное. Они также опасны для страны и государственности в случае своего прихода к власти, как и Альбац, Шендерович, компания "Гудков и сын", или Навальный с "борцами с коррупцией" вроде Неистового Жоржа Албурова.

Поэтому обыватель должен давно уже научиться различать настоящих и мнимых патриотов. Чтобы не повторить ошибки соседей из Украины.

http://vova-borodach.livejournal.com/109422.html