За последние два столетия паттерны глобальной торговли коренным образом изменились – в результате доминирования Британии, а затем Соединенных Штатов. Их национальные валюты превратились в средства выражения цен взаимных расчетов – в большей части международной торговли. Вместе с этим банкинг европейского стиля – оперирующий в рамках строгих бюрократических процедур – также выдвинулся на позиции глобального доминирования.

Но, несмотря на широко распространившееся предположение (по меньшей мере, с европейской точки зрения) о том, что менее формальные системы трансфера ценностей, такие, как хавала, в результате подобного напора были сведены до состояния терминального коллапса, как теперь стало очевидным, оказались ошибочными. Системы хавала не только выжили в результате этой тотальной атаки, хотя бы на обочинах нового мэйнстрима, но приспособившись к новым условиям, стали в последние десятилетия стремительно и экстенсивно развиваться.

Для возрождения трансакций хавала появилось несколько условий. Самое главное, стремительно увеличилось количество иммигрантов из стран третьего мира в Европе и Северной Америке. Они стали отсылать все более существенные суммы на родину. Во-вторых, с не меньшей скоростью развивалось индустриальное производство в Южной, Восточной и Юго-Восточной Азии – Индии, Китае и пост-революционном Иране. В этих государствах формальные ограничения на валютные операции настолько жесткие, что фактически являются удавкой для бизнеса. В третьих, большую роль сыграло развитие новых, гораздо более быстрых и дешевых средств коммуникаций – факса и интернета вместо традиционной телеграфной связи. Вместе взятые, эти обстоятельства позволили азиатским финансовым предпринимателям слепить альтернативную систему международного трансфера ценностей . Она куда более дешева, гибка, доступна и не менее надежна, чем формальная банковская система.

Вильсон ( в докладе МВФ Hawala and other Informal Payments Systems: An Economic Perspective) в 2002 году ясно и красочно описал эту систему: “Почему хавала так широко используется? Существует консенсус относительно мотивации. Трансферы хавала часто работают быстрее, стоят дешевле, более надежны, доступны в большем количестве направлений, иногда предлагают более выгодный курс обмена чем признанные, легализованные финансовые институты. Хавала особенно популярна в странах с большим количеством рабочих-мигрантов, которые отсылают заработки на родину, семье…

Рабочий-мигрант пользуется услугами посредника – хавладара, для организации перевода на родину. Он совершает платеж в долларах или другой конвертируемой валюте. Хавладар в стране-получателе передает семье рабочего платеж в местной валюте. Очевидно, некая система семейных или иных связей необходима для того, чтобы подобная система работала в крупных масштабах и на постоянной основе. Мелкие хавладары концентрируются в в определенных магазинах или бизнесах в соответствующих мигрантских общинах: больше всего подходят на эту роль туристические агентства, но также и киоски, продуктовые лавки и прачечные.

Экономическая привлекательность хавала, как правило, заключается в скорости, низкой стоимости и надежности, по сравнению с общепринятыми институтами.Особые преимущества появляются в том случае, если страна, из которой осуществляется перевод, имеет конвертируемую валюту и не имеет валютных ограничений, а страна-получатель платежа имеет неконвертируемую валюту и/или черный рынок обмена валюты”.

Доктор Сюзен Мартин, директор Института Изучения Международной Миграции в Университете Джордтауна предполагает, что по всему миру объем переводов иностранными рабочими денежных средств на родину превосходит 100 миллионов долларов в год, 60% из которых идет в развивающиеся страны. Представив эту оценку, стоит отметить, что в реальности денежный поток, скорее всего, больше на сотни и тысячи миллионов долларов, поскольку большинство стран не располагает адекватной системой оценки объема платежей, переводимых иностранными рабочими на родину.

Вильсон, в своем исследовании 2002 года, специфически выделяет Пакистан, и ряд “других государств Юго-Восточной Азии” в качестве примера особой роли систем неформальных денежных трансферов в экономике. Он также выделяет центр, через который проходят все эти трансакци – ОАЭ: “Где сконцентрированы подобные образования? – Мы не можем сказать это точно, но, по неким причинам Дубаи, во многих случаях выделяется в качестве центра где трансакции хавала консолидируются и где осуществляется их клиринг. В Эмиратах зарегистрированы 105 обменных домов – и даже пока мы тут с вами говорим, власти ОАЭ проводят международную конференцию по хавала”.

Хавала и международная торговля

Несмотря на то, что переводы платежей иностранными рабочими значительно усилили хавала, они ни в коем случае не являются единственной формой трансферов, осуществляемых посредством этой системы. Именно из-за строгости, с которой валютный обмен регулируется во многих частях не-европейского мира, не говоря уж о безумно высоких уровнях налогообложения и акцизов, жестком контроле над тем, что может или не может быть произведено, экспортировано или импортировано, – и все это усугубляется неконвертируемостью местных валют, бизнесмены все чаще обращаются к хавала – в качестве средства ускорения трансакций с заморскими партнерами.

Таким образом, рост платежей из первого мира в третий совпал, в широком смысле слова, с параллельным ростом встречного трансфера , генерируя “баланс”, в банковских терминах. Отсюда следует логический, но не очевидный для всех вывод: отток хавала вызывающий куда большую степень аналитического внимания, но за оттоком следует (и последние отчеты МВФ однозначно это признают) необходимость баланса , который по определению должен быть тех же масштабов, что и отток платежей зарплат мигрантов.

В отчете МВФ представлен большой список того, какие формы может принимать этот встречный трансфер:

Простая обратная хавала

Сложная обратная хавала

Двустороннее финансовое урегулирование

Многостороннее финансовое урегулирование

Двусторонняя торговля

Многосторонняя торговля

Искажение торговых стоимостей (чрезмерный или недостаточный показ инвойсов)

Контрабанда (покупка золота в Дубаи для клиентов в Индии)

Покупка услуг в области здравоохранения и образования за рубежом

Международные инвестиции и бегство капитала

МВФ признает, что в то время как объем хавала, в широком смысле, можно определить по объему переводов мигрантами в третий мир “главное отличие хавала от формальных институтов в том, что последующий порядок взаиморасчетов, как правило, остается за пределами формально оперирующих каналов, и потому не мониторится национальными властями”.

Хавала. Антропологический обзор II