Министр Войны Эш Картер (Ash Carter) (министр обороны США – прим. перевод.) озабочен позой Америки. Нет, не посадкой со строго вертикальной спиной и сдвинутыми коленями. Это о том, сколько внешних врагов угрожает Соединенным Штатам и что, глобально, мы должны делать, чтобы держать их в страхе. Эш изложил свои взгляды во время “слушаний о позе” в сенатском комитете по вооруженным силам 17 марта, что было частью процесса выделения еще больших ресурсов Пентагону, а именно $582.7 миллиарда в 2017 финансовом году.

Я уважаю Эша в какой-то мере, потому что он изучал средневековую историю в Йеле, хотя он явно забыл о Столетней войне и Войне Роз. Обе одинаково разорили победителей и побежденных, что было бы полезным уроком для тех, кто обеспокоен тем, что Соединенные Штаты делали в последние 15 лет. Но Эш, который никогда не служил в армии, и для кого война – это абстракция, которая поддерживается только бухгалтерией, думает, что больше – это всегда лучше, когда речь идет о замысловатых игрушках. Его проект бюджета дает ВМС несколько десятков миллиардов на подлодки класса Огайо (Ohio), и ВВС получает свой собственный стратегический бомбардировщик, так что никто не будет себя чувствовать обойденным. Подождите еще, пока придут счета от сухопутных войск.

Эш обосновал эти бессмысленные траты тем, что сообщил сенаторам о пяти “угрозах безопасности” Соединенных Штатов – терроризм, Северная Корея, Китай, Россия и Иран – перед тем, как перейти на язык Пентагона, чтобы рассказать, почему больше денег всегда лучше, чем меньше денег. Он высказался против попыток секвестра, который потрбовал бы урезания всех программ, потому что это создает риск для “критических инвестиций”.

Если вы думаете, что инвестиции – это то, чем занимаются финансисты, вы ошибаетесь. Министерство Войны тоже в этом разбирается, и может произвести “новую позу в некоторых регионах” с помощью этих дополнительных денег. Зачем? Чтобы “защитить страну”, конечно, и чтобы “быть уверенным, что любой, кто начнет конфликт с нами, пожалеет об этом”.

Эшу во время этих слушаний могло бы помочь знание истории, которое позволило бы ему вспомнить, что последним, кто начал войну с США была Японская империя в 1941 году. Все последующие конфликты начинали Соединенные Штаты.

Картер изложил сенаторам подробности о врагах из своего списка. Никто не спорит, что Северная Корея является региональной, а то и большей угрозой, если у нее есть химическое, биологическое, и ядерное оружие, которым она хвастается, и средства доставки, о которых можно поспорить. Ее полоумный лидер, Ким Джон-Ын, который напоминает Дика Чейни (Ричард Брюс Чейни, больше известный под именем Дика Чейни, был вице-президентом при президенте Буше-младшем – прим. перевод.) похоже, способен практически на все, и шаги, предпринимаемые в координации с Японией, Южной Кореей, и Китаем, направленные на минимизацию этой угрозы, могут только приветствоваться. Но даже в худшем случае Пхеньян не представляет угрозы Соединенным Штатам.

Терроризм – это тоже проблема международной безопасности, но угроза европейцами и американцам от него сильно преувеличена. Он не может серьезно повредить США. В действительности угроза США от Аль-Каиды и ИГИЛ была бы гораздо меньше, если бы солдаты США не были “там”, дестабилизируя существующие правительства и создавая вакуум власти, который боевики умеют использовать. Ситуация на Ближнем Востоке и в Южной Азии была бы намного лучше, если бы Соединенные Штаты не вмешивались, но Эш придерживается стандартной позиции правительства США об угрожающем статус кво, который проецируется за пределы ближайшего будущего (“угрозы за горизонтом”, любимая фраза Пентагона, когда ему нечего сказать).

И еще есть Китай и Россия, которые, по Эшу, разрабатывают и внедряют “передовые военные системы, которые угрожают американским преимуществам в разных областях”. Что значит, что Вашингтон всегда и всюду должен всех превосходить во всем. Это цель, к которой предшествующие империи, будучи реалистами, не стремились, и это явная дорога к финансовому краху для американских налогоплательщиков.

Эш выступает за “сильный и сбалансированный подход к сдерживанию российской агрессии”, также упоминая Китай, который “действует агрессивно”. К тому же, всегда есть Иран, который демонстрирует “безрассудное дестабилизируещее поведение”, проявляющееся в агрессии, как и “злонамеренное” влияние, которое мешает Вашингтону соблюдать свои “нерушимые обязательства” перед Израилем.

То, что Россия, Китай, и Иран изображаются, как серьезные угрозы Соединенным Штатам из-за того, что они делают в Восточной Европе, Южно-Китайском море, и Персидском заливе, просто смешно. К сожалению, это сходит за внешнеполитический консенсус в Вашингтоне, как среди неоконов, так и про-демократических интервенционалистов типа Картера. На самом деле Россия отреагировала на американское вмешательство на Украине; Китай участвует в региональных спорах, существующих со времен вьетнамской войны; и безъядерный Иран окружен врагами. Ни одна из этих стран не угрожает США.

К сожалению, Эш Картер не одинок в своей воинственности. Председатель комитета начальников штабов генерал морской пехоты Джозеф Данфорд (Joseph Dunford), которого часто называют интеллектуальным офицером, поддержал своего начальника, заявив, что Конгресс должен адекватно финансировать “волну закупочных рекомендаций”. Больше кораблей, больше самолетов, больше высокотехнологических игрушек для армии. Все это несмотря на то, что военные возможности США уже превосходят ресурсы всех потенциальных противников вместе взятых.

Верховный главнокомандующий НАТО генерал ВВС Филип Бридлав (Philip Breedlove)  в прошлом месяце, и сообщил сенатскому комитету, что Россия является долгосрочной угрозой для Соединенных Штатов. Она “хочет оказывать безусловное влияние на окружающие страны”, и уже использовала военную силу для нарушения “суверенитета и территориальной целостности Украины, Грузии, и других, таких, как Молдова”.

Как это угрожает Соединенным Штатам, даже если это правда, с чем можно поспорить? Бридлав, летчик, который никогда не участвовал в боевых действиях, объясняет: “Россия пытается восстановить лидирующую роль в мире”, но добавляет, чтобы подбодрить, что он усиленно трудится с союзниками по НАТО, чтобы “остановить Россию сейчас и подготовиться воевать и победить, если будет нужно.”

Можно легко понять, почему легко оговориться и назвать Breedlove – Strangelove. Несомненно, при дурачках (игра слов: Блидлав был Air Force Head, а “airhead” значит “дурачок” – примю перевод.) типа Бридлава у власти каждый американец может спокойнее спать по ночам, но непонятно, что заставляет таких офицеров искать врагов там, где их нет. Ни в экономическом, ни в военном отношении Россия не может стать Советским Союзом. Нет никаких доказательств, что Москва намеревается вторгнуться в каких-то из Восточно-Европейских соседей, а убеждение России, что НАТО направлено против нее и является угрозой, вполне оправданно, как показывает Бреедлав. Большинство наблюдателей согласятся, что российское вмешательство в Сирии против ИГИЛ было положительным событием. Похоже, все это понимают, кроме Бридлава и тех людей в НАТО и Вашингтоне, которые хотят, чтобы деньги продолжали литься рекой. Для этого нужен враг, чем крупнее, тем лучше.

Читатели, несомненно, заметили, что я говорю “Министерство войны”, вместо принятого после второй мировой войны эвфемизма “обороны”. Это потому, что то, что Соединенные Штаты делают через свои африканское, европейское, тохоокеанское, и южное “командование”, имеет мало общего с тем, что можно назвать обороной. Раз мы воюем с большой частью мира, якобы на основе плохо продуманных интересов, но больше просто чтобы доказать, что мы можем, то настало время честно это назвать.

http://vk.cc/57jteW