Каждый год в октябре Ассоциация армии Соединённых Штатов (AUSA) проводит ежегодную встречу-выставку в Вашингтонском конференц-центре. Это масштабное событие, проводимое с армейской чёткостью, привлёкшее внимание в этом году обнародованием новой Концепции ведения боевых действий американской армией, которая должна стать руководящим принципом в развитии будущих вооружённых сил.

Базы США в мире

В полном размере: Базы США в мире

Но встречи AUSA длятся всего несколько дней, а когда заканчиваются, солдаты возвращаются задачам управления упадком своей организации. Американская армия ежегодно уменьшается на 20 000 военнослужащих действительной службы, её боеготовность падает, а планы поддержания технологического превосходства над вероятным противником в значительно мере ослабли.

В прошлом армия была свидетелем и больших сокращений. Через десять лет после того, как армия Федерации на завершающем этапе Гражданской войны завербовала миллионы солдат, она сократилась до не более чем 25 000 человек. После каждой из мировых войн количество солдат срочной службе сокращалось более чем на 90%. Так что перспектива того, что списочный состав регулярных войск съёжится с 570 000 до 420 000 от начала до конца нынешнего десятилетия, не является чем-то значительным по историческим меркам. В чём заключается сегодняшнее отличие, так это в том, что войны не закончены, а новые вызовы, требующие проведения наземных операций, лишь множатся. От западного побережья Тихого океана до Ближнего востока, северной Африки и восточной Европы, вероятность вовлечения в новые конфликты растёт.

И при этом армия сокращается. Если бы это сокращение личного состава было вызвано необходимостью поддержания высокой степени боеготовности оставшихся соединений, или инвестиций в новое поколение вооружения, обеспечивающего победу в войне, возможно, тогда это бы имело смысл. Но реальность такова, что сокращается всё сразу. А это означает, что вскоре, в один прекрасный день, политическим лидерам США придётся либо начать отказываться от давних обязательств, либо подвергнуться риску испытать сокрушительное поражение в заморских конфликтах. Мы уже знаем, что военно-воздушные силы и флот не могут добраться до противника, нашедшего убежище среди гражданского населения, если только их не поддерживают сухопутные войска – либо наши лидеры по мере выкорчёвывания врага предпочитают убивать тысячи несчастных, не принимающих непосредственного участия в военных действиях людей.

США - военные базы

В полном размере: США - военные базы в стране

Для того чтобы остановить этот процесс, не нужно слишком много. С финансовой точки зрения три-четыре дня дополнительных расходов (32-43 миллиарда долларов) в год наведут порядок. Но подмога не идёт. Перед вами 5 причин, из-за которых в следующий раз, когда разразится война, американская армия, возможно, не будет готова одержать победу, не потеряв тысячи жизней и сотни миллиардов долларов.

  1. Бестолковая, посредственная политическая культура. Когда на исходе Вьетнамской войны была отменена воинская повинность, президент Никсон обезвредил один из крупнейших источников сопротивления  заграничным военными компаниям. Чего тогда не понимали, однако, это того, что полностью добровольные вооружённые силы могут потерять свою базу в политической культуре. Хотя 24% мужчин и 2% женщин США и являются ветеранами, менее одного процента населения страны в настоящее время служит в разных родах войск. Четверо из пяти конгрессменов никогда не служили. Так что когда армейское командование предупреждает, что санкционированные конгрессом фиксированные максимумы бюджетных расходов подрывают боеготовность, большинство законодателей не проявляют беспокойства, поскольку военные привилегии, которые получают их избиратели, и без того гарантированы. Они не чувствуют угрозу и не понимают, что недостаток выучки или технического обеспечения может означать в военное время. Они будут усердно трудиться для того, чтобы защитить рабочие места (читай голоса) в местах локального размещения вооружённых сил, но многие из них больше озабочены победой в будущих выборах, чем в будущей войне.
  2. Недофинансирование новых технологий. Выучка и технологии – два столпа военного успеха США. У других стран есть большие армии, но ни одна из них не превосходит американскую в профессионализме или материально-техническом обеспечении. К несчастью, это преимущество армии в технологиях ведения войны размывается из-за того, что каждая президентская администрация, начиная со времён Рейгана, уделяла больше внимания обеспечения военных льготами, чем модернизации. Годовой бюджет, выделяемый на новое оборудование для армии, составляет одну десятую процента национальной экономики, что соответствует суммарным 15-ти дневным продажам в «Уолмарте». Одна за другой все боевые системы нового поколения были свёрнуты из-за недостаточного финансирования, а армейское командование не ожидает увидеть адекватного финансирования новых технологий вплоть до середины следующего десятилетия. При таком раскладе опасения, которые высказывают пентагоновские стратеги по поводу того, что такие страны как Китай догонят США в военных технологиях, практически наверняка сбудутся.
  3. Недоиспользование резервистов. Большинство американских солдат не служит на постоянной основе в регулярных войсках; являясь вместо этого членами Резерва сухопутных войск или Национальной гвардии. Стоимость содержания резервистов для государства стоят правительству малой толики того, что стоит содержание личного состава проходящего действительную службу, вытягивая меньше средств на здравоохранение, содержание жилья и пенсионные льготы. Их основная роль заключается в том, чтобы служить стратегической преградой, если регулярная армия будет разбита, и, в случае оказания помощи Национальной гвардии и правительству, помочь справиться с внутренними потрясениями. За время Иракской войны около 300 000 служащих сухопутных войск и ВВС Национальной гвардии были призваны на правительственную службу, но сегодня регулярные войска находятся в противоречии со своей резервной компонентой по вопросу распределения съёживающегося бюджета. Генерал-лейтенант Дэвид Барно из аналитического Центра новой американской безопасности отметил, что служащие Национальной гвардии обладают специальными навыками в таких областях как информационная безопасность и вскоре поднимутся на более высокие интеллектуальные уровни опыта ведения боевых действий, чем регулярная армия, но полностью потенциал резервистов не может быть использован до тех пор, пока армейское командование рассматривает их как конкурентов, а не как партнёров.
  4. Недостаточные межкультурные знания. Если солдаты не понимают местного языка и обычаев, они будут вынуждены совершать ошибки в пылу боя. Это особенно верно, если политические лидеры рассматривают наземную операцию в качестве последнего средства, когда всё остальное потерпели неудачу, лишая солдат возможности сориентироваться в ситуации, прежде чем они будут должны сражаться. В армии существует курсы профессиональной подготовки офицеров для службы за рубежом в соответствующих регионах, но этот персонал обычно служит в посольствах, а не в оперативных подразделениях. Через десять лет после событий 9-11 в армии до сих пор не хватает специалистов по Ближнему Востоку, Северной Африке и Южной Азии. Стратегические силы для выполнения сухопутных операций обнаружили, что успешное предотвращение или ведение войны может зависеть от размещения солдат в потенциально проблемных точках задолго до начала боевых действий, таким образом они смогут завязывать отношения и собирать разведданные, но это потребует запроса к перегруженной задачами армии на отправку солдат туда, где они не нужны немедленно.
  5. Задушенный творческий потенциал. Как действующая, так и резервная составляющие вооружённых сил полны ярких, высоко мотивированных солдат, выдвигающие уникальные идеи. Однако армейская культура зачастую направляет воображение этих индивидов в ведомственно близкие области, которые не затрагивают всего спектра потенциальных вызовов безопасности. В результате некоторые солдаты заканчивают написанием требований к вооружениям будущего, которые оказываются слишком требовательным для того, чтобы быть доступным с финансовой точки зрения, или вообще невыполнимыми. К примеру, сколько идей подавалось до того дня, когда террористы начали использовать смартфоны для того, чтобы управлять «импровизированными взрывающимися дронами», или каким образом будет действовать армия, если каналы связи будут разрушены электромагнитными импульсами? Вероятно, не так много. Самый важный технологический урок последних войн состоит в том, что скромные инновации могут в бою перевесить чашу весов, если окажутся в руках целеустремлённых воинов. Поэтому армия должна принимать во внимание все необычные средства, которые будущий противник сможет претворить в жизнь.

Хотя главным вызовом, с которым сталкивается сегодня армия при подготовке к будущим войнам, является недостаток финансирования, некоторые из этих проблем могут быть решены с минимальными финансовыми затратами. Это важно потому, что останется ли Акт бюджетного контроля или нет, в обозримом будущем времени на набор, обучение и оснащение американской армии, если даже появятся избыточные ресурсы - не предвидится. Постулат, размещённый в самом начале новой Концепции ведения боевых действий армии США, гласящий о том, что армия через десять лет будет иметь «достаточные для сохранения боеготовности ресурсы, силовую структуру и модернизацию, необходимые для того, чтобы удовлетворять требованиям стратегии национальной безопасности» скорее амбициозен, чем реалистичен. Так что армейскому командованию необходимо проявлять творческую активность в том, что касается того, каким образом они могут поддерживать боеготовность. Но, возможно, какая-то часть этой активности может быть направлена на то, чтобы донести до разлаженной политической системы, какими человеческими последствиями грозит отсутствие боевой готовности, когда придёт следующая война.

http://polismi.ru/army/voenno-polevye-novosti/797-5-prichin-po-kotorym-amerika-ne-budet-gotova-k-sleduyushchej-vojne.html