Отставка министра обороны Чака Хейгела вызвала широкие дискуссии в американской экспертной среде. Ведущие американские  аналитики задаются вопросом, была ли отставка главы Пентагона вынужденной или его уход стал итогом противостояния внутренних элит. С одной стороны, после победы республиканцев на промежуточных выборах в Сенат, Белый дом объективно был вынужден внести коррективы во внешнеполитическую стратегию. Как известно, в американской политической традиции любая перестановка в администрации служит четким сигналом и для общественности, и для партийных элит.

Президент Барак Обама многократно подчеркивал, что основной приоритет внешней политики является борьба с Исламским государством, которая не может быть эффективной без тесного сотрудничества с партийным большинством обеих палат Конгресса. Исходя из этого, спикер Джон Бейнер и лидер большинства Митч Макконнелл могли потребовать от Обамы смены шефа оборонного ведомства как условия дальнейшего сотрудничества в рамках борьбы с ИГИЛ. Но, версия о том, что Хейгел стал жертвой конкретной политической ситуации и межпартийных интриг является упрощенным взглядом на ситуацию.

Причины кроются в самой личности Чака Хейгела. Важно заметить, что, будучи сенатором-республиканцем, он поддерживал близкие отношения и разделял взгляды демократа Барака Обамы. Общие взгляды миролюбивого республиканца, выступившего против принятия «Акта патриота США», войны в Ираке и активного вмешательства в ближневосточные конфликты стали фундаментом для развития тесных, дружеских отношений с будущим президентом.

В 2009 году ведущие американские СМИ предрекали Хейгелу пост министра обороны, но Обама не мог себе позволить заменить опытного Роберта Гейста, который пользовался уважением и авторитетом как в Пентагоне и Государственном департаменте, так и среди лидеров обеих партий в Конгрессе. Президент Обама выдвинул кандидатуру Хейгела после своего переизбрания на второй срок. Уже на ранней стадии утверждения республиканец встретился с серьезным сопротивлением со стороны и членов администрации, и партийных лидеров. «Чайная партия» критиковала его за поддержку демократа Обамы во время президентских выборов, «ястребы» назвали худшим из худших кандидатов на этот пост за всю американскую историю, большинство демократов также относились к выбору Обамы без энтузиазма.

Достаточно сказать, что лишь предварительные слушания в комитете по международным делам Сената при демократическом большинстве продлились более восьми часов. Более того, демократы утвердили его кандидатуру на последних слушаниях, боясь, что солидарность с республиканцами будет интерпретировано как раскол партии и негативно отразится на самом президенте-демократе.

Почему именно Хейгел? Во-первых, Обама отблагодарил его за многолетнюю личную поддержку. Во-вторых, честолюбивому и гордому Обаме нужен был менее амбициозный министр, который не станет оспаривать его решения, как это делали  Гейтс или Паннета. В-третьих, кандидатуру активно лоббировали вице-президент Джо Байден и госсекретарь Джон Керри, с которыми Хейгел много лет проработал в комитете по международным делам.

Уже первые месяцы показали, что глава Пентагона не отличается инициативностью. Так, во время первых слушаний перед комитетом по делам вооружённых сил, Хейгел выступал с трехстраничными отчетами. Этот факт раздражал большинство конгрессменов, которые привыкли к 30-страничным документами с полной отчетностью. Так, экс-лидер республиканской партии в вышеназванном комитете Джим Инхофе не раз заявлял, что Хейгел ленивый и некомпетентный министр. В пассивности его обвиняли и самые близкие соратники Обамы в Сенате – Карл Левин и Джек Рид.

Чак Хейгел известен резкостью. Он никогда не извинялся перед иностранными коллегами за опоздания. «The Washington Post» освещала многочисленные инциденты, когда иностранные гости отмечали дурной характер министра обороны, который мог позволить себе оскорбительные высказывания в адрес лидеров и министров разных стран. Сенатор-республиканец Джон Маккейн отмечал, что некомплектность Хейгела «очень дорого обходится Америке». Возглавив Пентагон, он уволил наиболее компетентных работников, что отразилось на внутреннем функционировании оборонного ведомства.

Говорили, что его главные помощники Марк Липперт и Рексон Рю не справлялись с такими примитивными функциями, как управление корреспонденцией и составление графика зарубежных поездок министра. Неприятный инцидент произошел, когда Пентагон более двух недель не отвечал на письмо французского министра обороны, пригласившего Хейгела на важную встречу. Подобные случаи происходили довольно часто, что, несомненно, отражалось на американской внешней политике.

Сразу после объявления об отставки Хейгела, ведущие СМИ назвали трех кандидатов на его должность: сенатор-демократ Джек Рид, экс-заместителя министра обороны по внешнеполитическим вопросам Мишель Флурной и бывший первый заместитель Хейгела Эштон Картер. Рид и Флурной отказались сами. Рид – член Демократической партии, никогда не работавший в исполнительных органах власти и его кандидатура была бы заблокирована республиканским большинством, а Флурной – ястреб и ее выдвижение стало бы четким сигналом о слабости Обамы и победе неоконсервативной элиты.

Эштон Картер изначально являлся наиболее компетентной и компромиссной фигурой. Несмотря на большой опыт работы в Пентагоне, Картер часто подвергался критике со стороны американской общественности за резкие заявления. Так, в  2006 году, когда власти Северной Кореи заявили о завершающих стадиях заправки дальней баллистической ракеты, Картер с бывшим министром обороны Уильямом Перри открыто выступили за ракетные удары по Пхеньяну.

«Разве могут США позволить стране, откровенно враждующей с нами и вооруженной ядерным оружием, совершенствовать свою межконтинентальную баллистическую ракету, способную доставлять ядерное оружие на территорию Америки? Мы убеждены, что нет», - писал Картер в The Washington Post. Будучи соратником и близким другом Роберта Гейтса, Картер оставил преподавательскую деятельность в Гарварде и стал одной из ключевых фигур в администрации Обамы, отвечающих за реализацию стратегии «Поворот к Азии». В частности, Картер работал над укреплением военно-технических связей с Индии, прилагая усилия по созданию более комфортных условий передачи технологий между двумя странами и ослабив ограничения, которые препятствовали продаже американского оружия. Благодаря стараниям Картера, Америка значительно расширила свои военно-технические связи с Японией, Вьетнамом, Индонезией и Австралией.

Сегодня, в разгар борьбы против Исламского государства, американской внешней политике не хватает гибкости, которую способен обеспечить политик ранга Эштона Картера. Администрация Белого дома категорически запретила использование наземных войск для противодействия террористам в Сирии и Ираке, а воздушные атаки американских и союзнических войск хоть и ослабили позиции боевиков, но не решили стратегической задачи. Более того, Картеру  предстоит завершить вывод войск из Афганистана на фоне резкого всплеска военной активности в Кабуле, не позволяя талибам вернуть себе контроль над крупными городами. Помимо Ближнего Востока, Картеру предстоит упрочить положение США в Азии. В частности, Вашингтон планирует и дальше расширять военное сотрудничество с Индией и укреплять своих союзников в регионе, стремясь сдерживать растущие амбиции Китая.

Республиканцы связывают с новым министр большие надежды и в рамках украинского кризиса. Новый глава Пентагона должен выступить в поддержку предложения о поставках вооружения Украине и сдвинуть с мертвой точки вопрос о развертывании американских систем ПРО в Польше. По всем параметрам Картер – не просто главный кандидат, но и внеконкурентный. Пока Белый дом и высокопоставленные чиновники Пентагона отказались подтверждать его выдвижение и делать какие-либо официальные заявления.

Учитывая тот факт, что Сенат завершает свою деятельность в уходящем году, в лучшем случае утверждение состоится в январе. Сенат при большинстве республиканцев, несомненно, выдвинет против Картера претензию относительно стратегии администрации по противодействию ИГИЛ, но ему, скорее всего, не придется иметь дело с согласованным противостоянием. И если в конечном итоге назначение будет одобрено Сенатом, 60-летний Картер столкнется с огромным количеством трудных задач, как внутренних, так и внешних.

http://www.globalaffairs.ru/global-processes/Rokirovka-v-Pentagone-17162