Возможно, мы входим в период, в котором более тесные объятия Индии и США сблизят Россию и Пакистан, а усиление связей России с Пакистаном ещё больше сблизит Индию и США.

По мере укрепления американо-индийских объятий, бывшие противники времён холодной войны, Пакистан и Россия, укрепляют связи друг с другом.

Пакистан в начале холодной войны был партнёром США, в конечном итоге помогая изгнать Советы из Афганистана в 1989-м. Хотя Индия и заявила о политике неприсоединения, она была надёжным союзником Советского Союза, который многие десятилетия был основным поставщиком для её обороны. Эти крепкие связи сохранялись и после окончания холодной войны, в недавнем прошлом.

Хотя оборонный арсенал Индии остаётся в подавляющем большинстве российского производства, но за прошедшие четыре года Вашингтон обошёл Москву, став ведущим поставщиком для её обороны. Москва, поняв, что давний её партнёр теперь ищет других людей, сняла эмбарго на поставки вооружений Исламабаду, который жаждет модернизировать свои войска и снизить зависимость от Вашингтона. Рост сотрудничества между Пакистаном и Россией выходит за рамки просто продаж вооружений. Две страны будут резко наращивать экономическое и энергетическое сотрудничество. А далее может возникнуть и стратегическое партнёрство – потенциально с участием Китая.

По разные стороны в холодной войне

В Пакистане стандартный сценарий отношений Исламабад-Москва начался, предположительно, с судьбоносного выбора, сделанного в 1949-м. В том году первый премьер-министр Пакистана Лиакват Али Хан был приглашён в Москву с государственным визитом, приглашение он сразу же и принял. Однако получив приглашение из Вашингтона, Лиакват отменил визит в Москву, вместо этого отправившись в Вашингтон, с чего и началось постоянное переключение отношений между Пакистаном и США из положения «Вкл» в положение «Выкл» и обратно.

Высокопоставленный пакистанский дипломат, который дважды состоял на службе в Москве, утверждает, что так считать некорректно. Тем не менее, с 1950-х до конца холодной войны Пакистан в целом оставался на стороне США. Пакистан присоединился к возглавляемым США альянсам Организации Центрального Договора и Организации Договора Юго-Восточной Азии. Пакистан принимал миссии шпионских полётов ЦРУ из Пешавара (в том числе и печальной памяти U-2 с пилотом Гэри Пауэрсом). Президент Пакистана Аюб Хан видел свою страну «самым союзным из союзников США в Азии».

В 1965 году, когда разразилась война между Пакистаном и Индией, США ввели эмбарго на поставки вооружений обеим странам. Пакистан, подгоняемый тогдашним министром иностранных дел Зульфигаром Али Бхутто, пытался снизить свою зависимость от США и заигрывал с движением неприсоединения. Исламабад принял участие в советских переговорах об урегулировании войны 1965 года с Индией. В последующие годы Советы построили крупнейший в Пакистане производственный комплекс, производящий железо и сталь, он известен как Пакистанский Сталелитейный. Попытка Бхутто диверсифицировать связи принесла существенные выгоды на китайском фронте – это наследие живо и поныне. Но Советы твердо были на стороне Индии, особенно в вопросах обороны и безопасности.

В августе 1971 года, когда усилилась гражданская война между западным и восточным Пакистаном, которые разделяли тысячи миль территории Индии, Москва и Нью-Дели подписали индийско-советский «Договор о дружбе», в котором говорилось, что в случае нападения на одного члена договора, второй будет считать это нападением на самого себя. Несколькими месяцами позже Индия, которая давно тайно поддерживала сепаратистов в Восточном Пакистане, вмешалась официально, нанеся поражение Западному Пакистану, и помогла создать новое государство – Бангладеш.

Советский Союз и США поддерживали различные стороны в войне 1971 г. Вашингтон вмешался поставками вооружений Исламабаду и направил авианосец Энтерпрайз в Бенгальский залив, демонстрируя поддержку Пакистана. В то же время и Советы направили корабли, чтобы противодействовать американскому морскому присутствию.

Менее чем десятилетие спустя, при Советском вторжении в Афганистан в 1979-м, Пакистан стал государством на передовой холодной войны. Пакистан вместе с США и другими, более мелкими, государствами усилили разношёрстных моджахедов до грозной боевой силы, проложив путь к вытеснению советских войск из Афганистана и, в конечном итоге, падению самого Советского Союза. Пакистан был пристанищем для миллионов афганских беженцев и служит военной и политической базой для групп повстанцев. Афганское разведывательное агентство KHAD, вместе с КГБ, проводило террористические нападения в Пакистане. Советы проводили воздушные и артиллерийские атаки на территорию Пакистана.

Непрерывность после холодной войны

Индийско-советский альянс сохранялся и после окончания холодной войны. В 1990-х обе страны поддерживали Северный Альянс в Афганистане против поддерживаемого Пакистаном Гульбеддина Хекматиара и позже – Талибана. Москва оставалась ведущим поставщиком оружия для Нью-Дели вплоть до недавнего времени. И обе страны наращивали совместные предприятия в оборонной промышленности, примером может служить крылатая ракета «БраМос». С конца 1990-х Пакистан искал возможности расширить связи с Россией, но Москва оставалась преданна Нью-Дели и у неё были глубокие озабоченности относительно поддержки Исламабадом групп повстанцев и прошлых действий в области нераспространения.

В ноябре 2003 года в совместном заявлении Индии и России была озвучена «необходимость для Пакистана» воспрепятствовать проникновению боевиков в контролируемый Индией Кашмир и «демонтаж инфраструктуры террористов в Пакистане и на контролируемой Пакистаном территории». Месяцем позже президент Пакистана Первез Мушараф нанёс визит в Россию по приглашению президента России Владимира Путина. Но встреча мало что сделала для продвижения отношений. Наличие чеченских и центрально-азиатских боевиков в Пакистане и Афганистане продолжало тревожить Москву, и ещё большие тревоги выросли после террористического нападения на школу в Беслане в 2004 году.

Расхождения с традиционными союзниками вызвали сдвиг

2011 год был ужасен для американо-пакистанских отношений. Началось с убийства двух пакистанцев офицером безопасности ЦРУ на улице в Лахоре. Несколько месяцев спустя силы специального назначения США провели тайный рейд в глубину территории Пакистана, чтобы убить Усаму бин Ладена. В последующие месяцы официальные лица США, озлобившись из-за присутствия бин Ладена в Пакистане, занялись информационной войной против Исламабада, давая утечки разрушительных заявлений в Атлантик, Нью Йорк Таймс и другие издания о нарушениях в Пакистане прав человека, поддержке боевиков и программе ядерного вооружения. Год завершился американским нападением на пакистанскую базу, при котором погибло две дюжины пакистанских солдат, что вынудило Исламабад перекрыть пакистанский маршрут поставок для сил НАТО в Афганистане.

США потребовалось восемь месяцев, чтобы принести извинения, и маршрут поставок был вновь открыт. Отношения между Исламабадом и Вашингтоном после этого постепенно улучшались. Но события 2011 вызвали в Пакистане долгие обсуждения необходимости отойти от США, чтобы диверсифицировать отношения с глобальными державами.

В колонках пакистанских газет, на ток-шоу и на официальных встречах проявился консенсус: конец американской гегемонии близок, и Пакистану стоит подготовиться к нему и воспользоваться миром G-Zero. На самом деле, в общественном дискурсе в Пакистане уже упомянутый случай с предпочтением премьер-министром Лиавкатом Али Ханом визита в Вашингтон и отказом от поездки в Москву, что проложило путь к длительному и бурному партнёрству с США, часто поминали и критиковали.

В тупике Вашингтон-Исламабад Москва увидела шанс, которым могла воспользоваться. И пакистанские силовые элиты жаждали участия России. В январе 2012 конференция пакистанских посланников рекомендовала расширение связей с Москвой, «чтобы снизить зависимость от США». Месяцем позже министр иностранных дел Нина Раббани Хан, твёрдый реалист, нанесла визит в Москву, начав диалог о будущем Афганистана, продаже самолетов, энергетической торговле и вложениях капитала в ныне уже оперившийся Пакистанский Сталелитейный. Начальник Штаба Армии Ашфаг Парвез Кайани нанес визит в Москву в сентябре, чтобы продвинуть диалог о получении оборонных вооружений. Вскоре после этого Путин наметил визит в Пакистан, но затем визит был отменён по неизвестным причинам.

Давайте заниматься делом

Несмотря на отмену визита Путина, интерес Москвы к контактам с Исламабадом только вырос. Россия считает Пакистан ключевым для стабильности на своём заднем дворе. Поскольку американское присутствие в Афганистане сокращается, роль Пакистана в урегулировании путём переговоров с Талибаном становится ещё более важной. В отличие от 1990-х Россия больше стремится работать с Пакистаном по стабилизации Афганистана, особенно с учётом поддержки Китаем мирных переговоров.

Кроме того, факторы, которые ранее удерживали Москву от дел с Исламабадом, ослабели. Пакистан по большей части очистил зону племён от иностранных боевиков, в том числе с Кавказа и из Средней Азии. За десятилетие Исламабад совершил большие шаги в улучшении ядерной безопасности и экспорте систем управления. Да и давний партнёр Москвы, Нью-Дели, быстро увеличивал закупки оборонных вооружений у Вашингтона, за последние четыре года превратив США, а не Россию, в крупнейшего поставщика оружия.

Международные санкции после вторжения на Украину придали особую остроту для России, чтобы воспользоваться новыми рынками торговли оборонительными системами и энергией. Россия ещё и сдвинулась в сторону Пакистана с продажами вооружений, несмотря на возражения Индии.

В июне 2014 года заместитель премьер-министра России был проинформирован индийскими официальными лицами, что продажа боевого самолета Пакистану будет означать переход красной черты. Тем не менее, в ноябре прошлого года Исламабад и Москва подписали соглашение о сотрудничестве в области обороны, в которое входило обязательство по продаже боевых вертолётов Ми-35. Продажа первых четырёх Ми-35 была завершена в августе этого года и может быть расширена до 20 штук в ближайшие годы.

Ранее в этом году Пакистан закрыл договор с Россией по поставке двигателей РД-93 завода им. В.Я.Климова для самолёта JF-17, произведённого совместно с Китаем. До этого Пакистан импортировал их из России через Китай. Прямые поставки снизят цену производства и, возможно, поддержат экспортные перспективы Пакистана.

Удивительно, но Москва и Исламабад ещё и находятся в первой стадии переговоров о продаже истребителей Су-35, боевого самолёта дальнего радиуса действия, который укрепит возможности Пакистана проводить морское патрулирование и глубже проникать на вражескую территорию. Экспорт Су-35 даст точный ответ, до каких масштабов Россия хочет отойти от исторического альянса с Индией. Пакистан ещё и пользуется целым рядом российских оборонных средств, в том числе и учебным самолётом Як-130.

Пакистан и Россия намерены усиливать и экономические связи. Они близки к заключению соглашения по трубопроводам стоимостью $2-2.5 миллиарда, которые будет подавать природный газ из портового города Карачи в Лахор, второй по величине город Пакистана. Россия может присоединиться и к энергетическому проекту с Таджикистаном и Киргизией  CASA-1000 по обеспечению Афганистана и Пакистана электричеством.

Несколько лет ходят слухи, что Москва заинтересована либо обеспечить Пакистанский Сталелитейный денежными вливаниями, либо купить пакет акций в государственном предприятии. Пакистан к концу года собирается приватизировать компанию, и мы вполне можем увидеть, что среди владельцев будут и русские компании. Исламабад и Москва кроме того рассматривают расширение двусторонней торговли. Пакистан выразил интерес к выработке соглашения о свободной торговле с возглавляемым Россией Евразийским Экономическим Союзом. Делегация торговых властей Пакистана недавно нанесла визит в Москву с предложением переговоров о более низких нетарифных торговых барьерах для товаров из Пакистана.

К стратегическому партнёрству?

Между Россией и Индией не всё гладко. Недавние продажи Москвой вооружений Исламабаду – сигнал о прежних разногласиях с Нью-Дели. Россия могла ещё и сговориться с Китаем, чтобы воспрепятствовать стремлению Индии к постоянному членству в Совете Безопасности ООН.

Но Индия и Россия вряд ли полностью разорвут прошлые связи. Индия останется основным оборонительным партнёром России. Премьер-министр Индии Нарендра Моди посетит Москву в декабре. Две страны могут подтолкнуть соглашение о покупке самолёта пятого поколения совместного производства Сухой Т-50, и они продолжат сотрудничество по развитию стратегических вооружений. Нью-Дели может купить у Москвы и танки Т-90МС.

Если сотрудничество в области обороны между Москвой и Нью-Дели продолжится, они окажутся менее связанными общей региональной стратегией. В то же время Китай проводит широкое вхождение в Центральную и Южную Азию, главным образом в смысле торговых коридоров, но, кроме того, и в целях установления мира в Афганистане. Он развивает порт Гвадар в Пакистане, наряду с продажей восьми подлодок Исламабаду, что может проложить путь к более напористой стратегии в Аравийском море и Индийском Океане.

Есть ли пространство для России во всём этом? Комментаторы в Индии и Пакистане упомянули возможный стратегический союз Китай-Пакистан-Россия, включая и морской театр. Но это может быть в большей степени отражением пакистанских стремлений, а также индийской ненадёжности и отсутствия сдержанности в аналитике.

Что мы увидим скорее всего – это Индия и Россия, продолжающие действовать более автономно друг от друга. Но Индия должна будет научиться приспосабливаться к новообретённой симпатии России к Пакистану. Если она в этом испытает затруднения, есть риск, что мы можем войти в период, когда более тесные объятия Индии и США сблизят Россию и Пакистан, а усиление связей России с Пакистаном ещё больше сблизит Индию и США.

Успешное ухаживание Пакистана за Россией – один из примеров его способности ловко перемещаться в сложном мире G-Zero, в котором есть несколько центров притяжения и никакая единственная страна или альянс не в состоянии «вести международную повестку дня». С сильными или растущими связями со всеми постоянными членами СБ ООН, а также такими региональными державами, как Иран, Катар, Саудовская Аравия и Турция, Пакистан становится тем, что геостратег Ян Бреммер называет «стержневым государством».

Для страны, которая стояла перед потенциальной глобальной изоляцией в 2011 году, растущий список друзей Пакистана является свидетельством его дипломатического мастерства и военно-гражданского консенсуса, способных подтолкнуть эти отношения вперёд.

http://polismi.ru/politika/bolshoj-blizhnij-vostok/1214-pakistan-novyj-luchshij-drug-rossii.html