Чем обеспечен доллар? Конечно же нефтью. Начало этому негласному альянсу было положено в 1971 году, когда в Вашингтоне подписали Смитсоновское соглашение, избавившее американскую валюту от квазизолотого обеспечения. На пятки доллару тогда наступала дойчмарка, подорожание которой вынудило президента США Ричарда Никсона задуматься об устойчивости собственной валюты. Решение проблемы лежало на поверхности: в 1973 году Америка вступила в тактический долларовый альянс с Саудовской Аравией. Вашингтон обязывался поддерживать безопасность королевства, снабжать его оружием и военными советниками взамен использования Эр-Риядом доллара во внешнеторговых операциях.

Спустя год стороны подписали соответствующий договор, каждую букву в котором проштудировал государственный секретарь США Генри Киссинджер. Так на свет появился нефтяной доллар (Petrodollar), о котором впоследствии напишет профессор экономики Джорджтаунского университета Ибрагим Овеисс (Oweiss). С исторической точки зрения, американская администрация только дополнила известное соглашение («договорённости Куинси») президента Франклина Рузвельта и саудовского монарха Абдель-Азиза ибн Сауда от 1945 года, которое давало США эксклюзивное право на добычу, разработку и покупку нефти из королевства взамен гарантий безопасности.

Парадокс состоит в том, что нефтяной союз между Вашингтоном и Эр-Риядом окончательно оформится в разгар арабо-израильской войны октября 1973 года, когда арабы объявили Соединённым Штатам эмбарго. К 1975 году американцам удалось убедить и остальных членов ОПЕК. Активность Белого дома вызвана тем, что суннитские монархии Персидского залива заигрывали с европейскими странами, смягчив или вовсе отгородив их от ограничений по поставкам топлива. На Западном берегу Атлантики запомнят поведение «союзников».

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

Американо-европейские отношения — основной фронт глобальной борьбы за власть, если на время упустить из поля зрения политику США в отношении Китая. Эксперты и политические комментаторы привыкли апеллировать категориями белого и чёрного, завлекая аудиторию в примитивную парадигму «холодной войны», где Старый Свет неизменно предстаёт в образе подопечного. Однако реальность далека от идеологических штампов. Речь идёт о конструкции, состоящей из множества переменных, которые заявляют о себе в периоды обострения ситуации на Ближнем и Среднем Востоке.

Примером служит ввод войск США и Великобритании в саддамовский Ирак, который еще в сентябре 2000 года объявил на переходе на евро в торговле нефтью. Для того чтобы запустить маховик войны понадобился год (теракты 11 сентября 2001 года). В ноябре 2000 Багдад получил одобрение ООН на трансакции в евро — скандальная программа «Нефть в обмен на продовольствие» велась в счетах, номинированных в евро. Вот как Radio Free Europe описала тогда логику Саддама Хусейна: «Ирак переходит в торговле нефтью с долларов на евро, чтобы обличить жесткую санкционную политику США, вынудить Брюссель оспорить политику Вашингтона».

Багдад терял на обменных операциях с евро большие деньги, но продолжал сопротивляться, утратив всякий экономический смысл. Любопытно, не так ли? Аналитик Джеффри Хёрд поделился с порталом Globalpolicy.org метким замечанием, приоткрыв завесу тайны буквально за несколько дней (март 2003 года) до ввода войск в арабскую республику: «Ирак — плацдарм американо-европейского противостояния. Главная причина войны скрыта, но очень проста. Борьба развернулась вокруг валюты, в которой будет продаваться нефть. Если американцы пойдут на вторжение в Ирак, то евро будет вытеснено, что укрепит позиции США в качестве доминирующей в мире экономической силы». Коротко и ясно.

Речь идёт о Евросоюзе, который запустил единую валюту в январе 1999 года. Странным выглядит и поведение чиновников ООН, которые с легкостью удовлетворили требование Багдада спустя два месяца после того, как последний пригрозил заблокировать поставки нефти, если в Нью-Йорке ему откажут в праве использовать евро. Согласно официальной версии, ООН решило не провоцировать иракского диктатора, на долю которого приходилось 5% от общемирового экспорта нефти. Международные чиновники были настолько «взволнованы», что порекомендовали Хусейну скинуть 10 центов со стоимости барреля, чтобы покупатели не испытывали дискомфорта в ходе обмена валют. Экономическая политика Ирака устраивала Германию и Францию, новая валюта которых мгновенно получила международное хождение.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Однако март 2003 года всё изменил: англичане и американцы установили над Месопотамией военный контроль, превратив бегство от доллара в чрезвычайно дорогую затею. Только в феврале 2003 года, когда партия была уже отыграна, британская Guardian откровенно напишет, что с 2001 года почти весь экспорт иракской нефти в рамках программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие» осуществлялся в евро. За 3,3 млрд баррелей нефти на специальный счет в Нью-Йорке поступило 26 млрд. Французский банк BNP Paribas, в котором иракское правительство открывало счета, специально увеличил проценты по вкладам в евро, оставив (по доходности) долларовые счета позади. Брюссель почувствовал мощь, которую можно применять не располагая единой армией.

Когда перелистываешь аналитические хроники, сформированные по итогам иракской военной кампании, то в глаза бросаются следующие «мелочи»:

  • англоязычное информационное поле зачищено: материалы с финансово-экономическим обоснованием войны публикуются порталами левацкого или либертарианского толка (типа Globalpolicy.org, Monetary.org и Globalresearch.ca), но не газетами. Тему пытались всячески маргинализировать;
  • западные медиа начинают описывать проблему с 2009 года, когда к власти в США приходят демократы во главе Бараком Обамой;
  • ливийский лидер Муаммар Каддафи, избранный в феврале 2009 года (Обама принял присягу 20 января) председателем Африканского союза, сразу объявляет о необходимости создания единой валюты в масштабах всего континента. Причем в качестве обеспечения указывается именно золото.

Однако апогей противостояния доллара и евро наступил за год до инициативы Каддафи, когда грянул мировой финансово-экономический кризис, обваливший долговые рынки Старого Света, потянув за собой Грецию, Италию, Испанию и Португалию. Европейский центральный банк (ЕЦБ) долго прорабатывал ответный маневр, решившись в первом квартале 2015 года (март) на крупную программу количественного смягчения (путем выкупа активов) до сентября 2016 года: объем выкупа составляет 60 млрд евро в месяц, основан на взносах национальных центробанков в капитал ЕЦБ.

За 18 месяцев в экономику планируется влить 1,08 трлн евро. Реакция оппонентов не заставила себя ждать. 18 марта открытие штаб-квартиры ЕЦБ во Франкфурте-на-Майне спровоцировало уличные бои, в ходе которых ранения получили более сотни полицейских. Лозунг оказался творческим: «Смерть капитализму!».Глава регулятора Марио Драги выступил с жестким заявлением: «Это здание — символ того, почему не позволим разделить себя. Речь идет о том, чтобы наш валютный союз продолжил существование».

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

Евросоюз имеет представление о том, как обезопасить себя от финансово-экономического давления США. В авангард выходит Франция. Президент-социалист Франсуа Олланд призывает создать правительство еврозоны с самостоятельным бюджетом и парламентом. Такой Евросоюз не входит в планы американцев, которые со времен Джона Кеннеди активно насаждают в Старом Свете разделительные линии. Экономист Жак Аттали, сделавший в своё время многое, чтобы Франсуа Миттеран закрыл глаза на объединение Германии, считает инициативу Олланда «моментом истины».

«Глава Франции перешел Рубикон. Не говоря об этом открыто, Олланд признает, что Евросоюз должен стать полноценной федерацией. В противном случае союз будет уничтожен», — пишет Аттали на страницах газеты L`Express. Он предостерегает — Италия стоит на очереди после Греции. По Аттали, единую Европу спасёт лишь Европейский валютный фонд, который вытеснит МВФ (преследующий американские интересы), сократив долговое бремя стран-должников.

Борьба за власть продолжается. К противостоянию подключился и Китай, который 11 августа провёл девальвацию юаня, ударив по торговым позициям евро и японской йены. Европейский центробанк и Банк Японии грозят дополнительно ослабить свои валюты. Не исключено, что китайцы действовали по «дружеской рекомендации» США, с которыми в последние месяцы товарооборот вырос на 9,3%. Вашингтон соблюдает с Пекином экономический политес — доллар дорожает, усиливая экспорт из Поднебесной. Так, что финансовая война продолжается. И царствует в ней политика.

http://regnum.ru/news/polit/1952105.html