С 11 марта Россия полностью приостановила действие Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Запад отреагировал моментально. Как минимум Россию заподозрили в нежелании блюсти мирные интересы, а то и вовсе увидели в этом решении давно зреющие планы по проявлению агрессии.

«Мы разочарованы решением России приостановить участие в работе группы. Консультации по вопросам сокращения вооружений важны», - расстроился генсек НАТО Йенс Столтенберг. «В этом заявлении я вижу прежде всего очень плохой политический сигнал. Однако будет ли это иметь влияние на действия — увеличение количества военнослужащих или оружия — увидим», - заявил министр национальной обороны Польши Томаш Семоняк.

Разномастные эксперты, комментирующие новость для прозападной прессы, пошли дальше и заявляют, что уже много лет Президент России Владимир Путин готовился к вооруженному противостоянию. «Согласно договору, действительно нужно было предъявлять всю военную технику, включая БТР, артиллерию, авиацию, танки и вертолеты, пересчитывать их. Это мешало подготовке к войне с Грузией. Сейчас, конечно, будет мешать войне с Украиной. И это главный смысл, почему Россия от этого договора отказалась», - объясняет «Голосу Америки» независимый военный обозреватель Павел Фельгенгауэр, подчеркивая, что Путин понял это давно и еще в 2007 году взял курс на конфронтацию с Западом.

В чем же настоящая причина выхода России из ДОВСЕ и действительно ли Кремль наплевательски относится к необходимости мирного сосуществования государств или даже готовится к вооруженным конфликтам? Чтобы разобраться в этом, стоит начать с того, как и когда договор этот был подписан.

В конце 80-х у руля Советского Союза встали силы, подверженные западному влиянию. Под задорные разговоры о перестройке, демократических ценностях и евроинтеграции СССР подписывал все новые международные договоры, стремясь идти в ногу с развитыми странами и мировыми тенденциями, при этом уже не особо заботясь о своих суверенных интересах.

Многие из таких документов, на словах обеспечивающих действительно важные вещи вроде сохранения мира, заботе о правах человека и прочем, на деле преследовали единственную цель: набросить на Советский Союз юридическую удавку и ослабить его влияние. Под этим же соусом нам втюхали и Договор об обычных вооруженных силах в Европе.

Подписанный в 1990 году странами-участницами блока НАТО и Организации Варшавского договора ДОВСЕ предусматривал квоты на вооружение, которое может располагаться обеими сторонами на европейской территории. В частности, государства, входящие в Североатлантический альянс и ОВД могли иметь суммарно не более 40000 танков, 60000 бронированных машин, 40000 артиллерийских систем калибром свыше 100 мм, 13600 боевых самолетов и 4000 ударных вертолетов в границах от Атлантического океана до Уральских гор, реки Урал и Каспийского моря. Между блоками количество техники делилось поровну.

После распада Советского Союза и прекращения действия Варшавского договора квоты СССР были перераспределены между Россией, Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Грузией, Казахстаном, Молдавией и Украиной путем подписания дополнительного соглашения в 1992 году. Однако Азербайджан и Грузия так его и не ратифицировали, а бывшие советские Латвия, Литва и Эстония не стали присоединяться к ДОВСЕ в принципе.

Распределение сил в мире стремительно менялось. Прежние республики СССР и страны, ранее входящие в состав ОВД, одна за другой начали присоединяться к Североатлантическому альянсу. Одновременно стали всплывать недостатки ДОВСЕ, ставящие под удар непосредственно Россию. Так, во время войны в Чечне Северо-Кавказский военный округ, попадавший под фланговые ограничения договора, не мог обеспечить присутствие нужного количества военной техники, не нарушая условий международного соглашения. С другой стороны к необеспеченным должной защитой российским «флангам» все активнее подтягивались силы НАТО, расширяющегося на Восток за счет новых стран, вступающих в Североатлантический альянс.

В 1999 году по инициативе России было подписано новое соглашение об адаптации ДОВСЕ к современным условиям. В частности, блоковые квоты в нем заменялись национальными и территориальными лимитами. Было пересмотрено и само количество вооружения, чтобы устранить сложившийся в пользу сил НАТО перевес. Соглашение не подписали страны Прибалтики и балканские государства, однако среди тех, кто его все же подписал, ратифицировали документ лишь Россия, Казахстан, Белоруссия и Украина. Остальные же отказались, ограничиваясь обещаниями, что ратифицируют его тогда, когда Россия выведет свои подразделения из Грузии и Молдавии в соответствии со Стамбульским соглашением.

Однако это можно воспринимать лишь как отговорку, так как Стамбульское соглашение и соглашение об адаптации ДОВСЕ юридически ни коим образом не связаны. Впрочем, ничего удивительного, что НАТО не пожелало накладывать на себя новые ограничения – учитывая, что фланговые лимиты уже не были для Альянса существенной преградой, уступать России ради какого-то сомнительного сохранения мира в потенциальном театре военных действий Европы желающих не нашлось.

Несколько лет наша страна ждала, что Запад все-таки соглашение ратифицирует, но действия сил НАТО демонстрировали прямо противоположные перспективы. Поставить жирную точку в этом вопросе призвал Владимир Путин во время своего послания Федеральному собранию в 2007 году:

«В 1990 году государства Варшавского договора и НАТО подписали Договор об обычных вооруженных силах в Европе. Если бы продолжал существовать Варшавский договор, был бы понятен смысл этого документа. Сегодня же это означает лишь то, что на территории собственной страны мы ограничены в вопросах дислокации Вооруженных Сил общего назначения. С трудом можно себе представить, чтобы, например, Соединенные Штаты Америки ограничивали на таком основании передвижение войск на собственной территории. Вместе с тем Россия не только подписала, ратифицировала, но и на практике выполняет все положения этого договора, или, сокращенно, ДОВСЕ.

Мы существенно сократили количество войск. На Северо-Западе у нас не осталось ни одного управления армейского и корпусного масштаба. Из европейской части страны выведены практически все виды тяжелых вооружений. Фактически мы единственная страна, которая имеет так называемые фланговые ограничения на юге и на севере. И даже в условиях обострения ситуации в Чеченской Республике Россия продолжала выполнять условия этого договора, согласовывала свои действия с партнерами.

А что же они, что же наши партнеры? Они даже не ратифицировали адаптированный договор, ссылаясь при этом на Стамбульские договоренности, предусматривающие вывод российских подразделений из Грузии и Приднестровья.

Однако, во-первых, наша страна целенаправленно работает над решением этих непростых задач. А во-вторых, что самое главное, Договор об обычных вооруженных силах в Европе юридически вообще никак не связан со Стамбульскими договоренностями.

Это дает нам полное основание утверждать, что наши партнеры в данном случае ведут себя как минимум некорректно, добиваясь односторонних преимуществ. Не ратифицируя под надуманными предлогами ДОВСЕ, они используют сложившуюся ситуацию для наращивания возле наших границ системы военных баз. Более того, они еще и планируют разместить элементы противоракетной обороны в Чехии и Польше. А такие новые страны НАТО, как Словения и государства Прибалтики, например, несмотря на предварительные договоренности с альянсом, вообще не присоединились к ДОВСЕ, что создает для нас реальные опасности с непредсказуемыми сюрпризами.

В этой связи считаю целесообразным объявить мораторий на исполнение Россией этого Договора. Во всяком случае, до тех пор, пока все страны НАТО без исключения не ратифицируют его и так, как это сегодня делает фактически в одностороннем порядке Россия, не начнут его строго исполнять. Пора наконец и нашим партнерам не на словах, а на деле внести свой вклад в сокращение вооружений. Они ведь только увеличивают их. Но пора наконец внести свой вклад в сокращение вооружений хотя бы в Европе.

Предлагаю обсудить эту проблему в Совете Россия–НАТО и в случае отсутствия прогресса в переговорах рассмотреть возможность прекращения наших обязательств по ДОВСЕ».

Вскоре была созвана чрезвычайная конференция стран-участниц ДОВСЕ, на которой Россия потребовала ратифицировать соглашение об адаптации 1999 года или хотя бы начать его временное применение, снизить квоты для стран НАТО из-за расширения блока, отменить фланговые ограничения для нашей страны и присоединить к договору страны Прибалтики. Однако наш голос вновь был проигнорирован, и уже летом 2007 года Россия ввела мораторий на действие неприемлемого договора.

Но по многочисленным просьбам государств, подписавших ДОВСЕ, наша страна не прекратила участия в заседаниях Совместной Коллегиальной Группы в рамках этого договора. Мы все же надеялись, что эту площадку можно будет использовать для обсуждения перспектив договора об обычных вооруженных силах в Европе и отстаивания наших интересов. Однако на деле ничего подобного не происходило. «Когда Wikileaks опубликовали секретные документы, материалы Госдепа, подтвердилось то, что мы и тогда видели: США запретили союзникам обсуждать любые субстантивные вопросы в СКГ. В этих условиях большого смысла в продолжении нашего участия в СКГ уже не было, это становилось все более очевидно, и сейчас мы приняли решение приостановить участие и в работе этой группы», - рассказал директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями Министерства иностранных дел Михаил Ульянов.

Мало того, что заседания СКГ были безрезультатны, так за участие в них еще и платить приходилось. «В этих условиях продолжение участия в заседаниях СКГ, как правило, сводящихся к зачитыванию повестки дня, становится для России бессмысленным с политической и практической точек зрения и неоправданно затратным – с финансово-экономической», - уверен представитель российского МИДа Антон Мазур.

Одновременно с отказом Запада вступать в диалог и приходить к решениям, устраивающим все стороны, мы наблюдаем все более активное бряцанье оружием, которого у Североатлантического альянса скопилось немало, в том числе и благодаря махинациям с ДОВСЕ. Осенью прошлого года генсек НАТО заявлял, что Североатлантический альянс может располагать свои войска где угодно, и грозился создать войска немедленного реагирования. А на днях в Рижском порту Латвии США выгрузило 120 танков и другую бронетехнику, подчеркивая, что американские военные будут оставаться в Прибалтике и Польше столько, сколько потребуется.

Неудивительно, что на фоне всего этого Россия поставила на ДОВСЕ крест. Давно было пора прекратить добросовестно исполнять навязанные обязательства, чем активно пользовались наши «западные партнеры». Сегодня с учетом все большей агрессии, проявляемой Североатлантическим альянсом, нашей стране следует думать прежде всего о повышении собственной обороноспособности, а не о том, как будут интерпретировать те или иные наши действия западные пропагандисты.

http://politrussia.com/vooruzhennye-sily/pochemu-rossiya-pokhoronila-787/