В субботу 11-го июля была официальная 20-летняя годовщина того, что именуется «резней в Сребренице» или «геноцидом в Сребренице», когда  мужчины боснийских мусульман были убиты сербскими войсками во время Боснийской гражданской войны 1992-1995 годов.  Доминирующее на Западе представление о том, что случилось в Сребренице, как и официальная история бойни в Руанде, вызывает споры среди ученых, журналистов и адвокатов по криминальным делам, включая Эда Хермана, Дэвида Петерсона, Майкла Паренти, Робин Филпот, Джона Филпота, Кристофера Блэка, Петера Эрлиндера, Рэмзи Кларка и Диану Джонстоун. Обе официальные истории служат в качестве оправдания западной идеологии интервенционизма.

Перед годовщиной 11-го июля на прошлой неделе Россия вызвала гнев Саманты Пауэр, посла США в ООН, наложив вето на резолюцию Совета безопасности о Сребренице, потому что она включала слово «геноцид».  Четыре члена Совета Безопасности, Ангола, Китай, Нигерия и Венесуэлла, воздержались. Выступая по Голосу Америки, Саманта Пауэр тогда назвала всех, кто не согласился с западной точкой зрения, «отрицателями геноцида». Я беседовала с «отрицательницей геноцида» Дианой Джонстоун, автором книг «Крестовый поход дураков: Югославия, НАТО и Западные иллюзии» и «Королева хаоса: Неприятности Хиллари Клинтон», которая вскоре увидят свет в издательстве CounterPunch Books.

Эн Гаррисон: Диана Джонстоун, посол в ООН Саманта Пауэр назвала Вас «отрицателем геноцида», вместе в Эдом Херманом, Дэвидом Петерсоном, Майклом Паренти и всеми остальными, кто позволил себе бросить вызов Западной точке зрения на то, что произошло в Сребренице в июле 1995 года. Как Вы ответите на это?

Диана Джонстоун: Я и в самом деле «отрицательница геноцида», чем горжусь и могу объяснить, почему.

ЭГ: Сделайте одолжение.

ДД: Потому что то, что случилось, не было геноцидом. Заметьте, что отрицать «геноцид» означает отрицать интерпретацию, а не факты, каковыми бы они ни были. Было убийство пленных, масштабы которого вызывают споры. Это было военное преступление. Но это не был геноцид. Когда жертвами являются годные к военной службе мужчины, а женщин и детей щадят, это не геноцид в любом осмысленном понимании. Международный Трибунал по Югославии был создан для того, чтобы обвинить сербов в геноциде, что он и сделал, используя малопригодное социологическое объяснение, что поскольку общество боснийских мусульман было патриархальным, то убийство мужчин являлось как-бы типом геноцида в одном городе. Но это совсем не то, что люди понимают под геноцидом.

ЭГ: Почему сербы оказались мишенью для США? Почему США встали на сторону боснийских мусульман?

ДД: В основном потому, что администрация Клинтона и все последующие придерживались политики поддержки мусульман во всем мире.  Частично как часть общей долгосрочной анти-российской стратегии, восходящей к политике поддержки муджахеддинов Афганистана Збигнева Бжезинского. Идея состояла в том, что мягкое подбрюшье России мусульманское, и что они могут быть использованы против православных христиан – это долгосрочная стратегия США, начиная с идей Бжезинского в 70-е годы.

ЭГ: В администрации Картера?

ДД: Да, и таким образом Сербия рассматривалась как потенциальный союзник России в регионе, поскольку сербы православные, и поэтому они стали мишенью. История подавалась, что православные плохие, а мусульмане хорошие. И это являлось постоянной стратегией США на протяжение последний нескольких десятилетий.

ЭГ: То есть, Вы говорите, что США не борются с ужасными мусульманами постоянно во всем мире?

ДД: Нет, они воют с менее ужасными. Они воюют с более светскими. Они воюют с менее фанатичными. В Боснии США поддерживали Изетбеговича, наиболее исламского политика среди тамошних мусульман, который написал декларацию, утверждающую, что страна с мусульманским большинством должна управляться по законам шариата. США боролись с Каддафи, основными противниками которого были мусульманские фанатики, и избавились от него, и теперь эти фанатики захватили Ливию. США напали на Саддама Хусейна, общество под управлением которого было светским, которого исламские экстремисты ненавидели. И теперь эти экстремисты захватили Ирак. США были всегда против режима Ассада в Сирии. Они всегда были именно против не откровенно фанатично религиозных мусульманских режимов. Конечно, ислам неоднороден, и США убивают мусульман, но они поддерживают наиболее экстремистских.

Еще я хочу подчеркнуть, что называть события в Сребренице геноцидом очень вредно по многим причинам. Конечно, мы знаем, что основной причиной для этого было то, что можно использовать эти события для оправдания будущих войн, заявив: «О, как же так, мы позволили такому случиться в Руанде. Мы позволили такому случиться в Сребренице, поэтому мы должны учинить предупредительные войны, чтобы не позволить такому случиться опять». Это идеологическое оправдание, используемое США.

Но в реальности, поддерживать точку зрения, что Запад просто наблюдал, ничего не делая – точка зрения, которая так нравится Саманте Пауэр –  что мы просто ничего не делали и позволили сербам осуществить геноцид мусульман – это очень вредно и в другом смысле. Эта идея, не соответствующая действительности, используется для привлечения людей к экстремистскому исламу против Запада, то, что сейчас происходит на Ближнем Востоке. Поскольку они думают, что Запад –  это враг, Запад поддержал геноцид мусульман, мы жертвы, поэтому мы в своем праве. И они привлекают молодых мужчин со всего мира, включая Европу, идти и бороться против Запада частично на основе этого утверждения. Поэтому эта ложь очень вредна.

ЭГ: Итак, все нападения США на светские государства, где ислам является основной  религией, привели к исламскому фундаментализму и привлечению в группы, подобные ИГИЛ?

ДД: Совершенно верно. Вся политика США в течение последних десятилетий в реальности вдохновляла мусульманский радикализм против Запада. Исходная идея была, что мы привлечем мусульман на нашу сторону, поддерживая их, но в реальности это сработало наоборот, потому что мы ослабили светских мусульманских лидеров, и не без помощи нашего дорогого союзника Саудовской Аравии, которая, естественно, экстремистское мусульманское государство и наш ближайший союзник в регионе.

ЭГ: Не хотите что-то сказать по поводу небесспорной цифры в 8000 убитых? Глобальные Исследования опубликовали интервью с Эдом Херманом под названием «Резня в Сребренице была гигантским политическим жульничеством», в котором он говорит, что цифра завышена без каких-либо физических доказательств, что было множество случаев резни  в районе Сребреницы, включая убийства женщин и детей в сербских поселениях.

ДД: Я очень скептически отношусь к цифре 8000, более, чем скептически. Я думаю, что это просто неправда, но я не хотела заострять на этом внимание, потому что моя основная мысль состоит в не том, как много было погибших, а как это используется, с какими целями. А также, поскольку это были мужчины и мальчики в возрасте, подходящем для воинской службы, это не может быть геноцид. Это тип убийства, которые случаются во время войн. Мужчин убивают из-за того, кто они; они на другой стороне. В этом весь смысл. И, конечно, это происходит с обеих сторон. Это война; это не было только сербы, убивающие мусульман. Мусульмане убивали сербов. Это была гражданская война, где воевали обе стороны.

ЭГ: Это как раз то, что не замечают в случае Руанды. Печально знаменитые 100 дней в Руанде были последними днями четырехлетней агрессивной войны, начавшейся, когда армия Уганды вторглась в Руанду в октябре 1990 года и потом воевала 4 года до тех пор, пока не захватила власть в Кигали. Стандартная история рассматривает эти 100 дней, как будто они произошли в вакууме.

Вы хотите что-нибудь добавить о Сребренице?

ДД: Я думаю, мне нужно добавить еще одно.

ЭГ: Пожалуйста.

ДД: Это горькая ирония, что Бил Клинтон отправляется в Сребреницу в качестве одного из официальных участников траурной церемонии, поскольку история, рассказываемая за пределами официальных СМИ состоит в том, что вся резня в Сребренице была ловушкой, специальной созданной, чтобы заманить туда сербов, поскольку Алия Изетбегович, лидер мусульман, слышал от Била Клинтона, что Клинтону нужно, чтобы  там была бойня по крайней мере в 5000 мусульман для того, чтобы политически привлечь в войну на стороне мусульман США и НАТО.

Есть книга, написанная лидером мусульман Ибраном Мустафиком. Книга, к сожалению, на сербско-хорватском. В докладе ООН было упоминание, что многие мусульмане говорили, что бойня в Сребренице была ловушкой, чтобы обвинить сербов и привлечь США и НАТО на сторону боснийских мусульман. Многие это говорили, и об этом есть документальный фильм, но эти факты держали полностью вне пределов общей дискуссии.

ЭГ: Существуют документы, что Клинтон такое говорил?

ДД: Есть документы, что Изетбегович думал, что он такое говорил. Нужно помнить, что они говорят на разных языках.  Клинтон, возможно, обронил походя «Мне нужна будет резня на по крайне мере на 5000, что бы я мог вмешаться  с политической точки зрения», вовсе не имея в виду, что кто-то должен организовать такую резню. Я не обвиняю Клинтона в том, что он заказал эту резню. Но, с другой стороны, это очень вероятно, что Изетбегович, вся стратегия которого состояла в том, чтобы представить боснийских мусульман как исключительно жертв, мог бы на это пойти. И он приказал командиру уйти из Сребреницы.

Там не было никакой защиты, хотя было больше солдат, больше солдат-мусульман, чем сербов, которые нападали. Но мусульманские солдаты не защищали. Они убегали.  И это было воспринято многими боснийскими мусульманами, как намеренное действие, чтобы организовать месть сербов, потому что было много жертв со стороны сербов от мусульманских солдат. Они убили более 3000 сербских жителей в регионе. И поэтому многие верили, что так было сознательно организовано, чтобы были жертвы, что позволило бы включить США на стороне боснийских мусульман.  Даже французский генерад Морийон так говорил.

Другой причиной, почему это не было геноцидом против мусульман – это то, что сербы были в союзе с другой группой боснийских мусульман в западной части Боснии, лидером которых был умеренный мусульманин Фикрет Абдик, вначале более популярный, чем Изетбегович, с большим количеством голосов. Поэтому определение геноцида совершенно абсурдно, и, действительно, я отрицательница геноцида, потому что это неправда.

Источник: http://vk.cc/419xXD