На протяжении десятилетий, в надежде на финансовую и экономическую стабильность страны делали ставку на доллар. Попыталась было взбрыкнуть Британия со своим непоколебимым фунтом, так его тут же обрушил Джордж Сорос. Иран за один только намек на отказ от долларовых расчетов по нефти загнали под санкции…

Лишь Шарлю де Голлю однажды, когда он потребовал в обмен на «зеленые» французское золото, позволили нечто вроде финансовой независимости. Но, как затем выяснилось, в обмен на полную политическую несамостоятельность всех преемников великого президента. Даже глобальный проект «евро» в итоге вылился в создание еще одного громадного долларового филиала в Старом Свете.

Ну, а не самый «цивилизованный» Советский Союз просто развалили, и уже «в легкую» подсадили на доллар и Россию, и все бывшие союзные республики. На сегодня даже Китай с его юанем может противопоставить всесилию американской валюты только весьма ограниченные игры с курсом. Казалось бы, взаимная зависимость двух крупнейших экономик мира лишь укрепляет позиции доллара. В качестве доказательства такого тезиса приводят тот факт, что в Пекине практически не отреагировали на отповедь в адрес доллара и евро, с которой выступил на заседании Генеральной Ассамблеи ООН президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Однако даже США не могут себе позволить просто отмахнуться от предложений главы государства, которое может стать ключевым перекрестком на глобальном транзитном маршруте Восток-Запад. Неслучайно многие наблюдатели обратили внимание: Вашингтон сейчас резко форсировал процесс снятия санкций с Ирана. И дело тут не только в поисках «противовеса» ставшей «не в меру активной» России.

Чуть более года назад, во время «крымского кризиса», как его именуют западные журналисты, в США всерьез рассматривалась возможность изоляции России от долларовой системы. У нас особо патриотично настроенные эксперты поспешили с оценками вроде «большего подарка из Вашингтона нам и не надо», хотя никаких реальных оснований для подобной эйфории, увы, не было.

Тем не менее, даже с учетом того, что половину своих экспортных доходов Россия получает в евро и долларах, уйти от доллара в остальных расчетах, на самом деле, не так сложно, а, главное, не так страшно, как нас пугают либерал-экономисты.

В конце концов, интеграция в рамках ЕАЭС и Союзного государства нужна России вовсе не для того, чтобы подкрепить некие политические амбиции. Задача – обеспечить собственную экономическую независимость, скорее, даже безопасность выгладит на сегодня куда более важной. Тем более что для реально мыслящих политиков приписываемые России имперские амбиции – лишь миф.

Надо, кстати, помнить, что Россия, как и Казахстан, в своем стремлении уйти от никак им неподконтрольного доллара отнюдь не одиноки. Постоянные консультации в БРИКС по поводу отказа от расчетов в долларах давно ни для кого не секрет. Северный сосед Соединенных Штатов почему-то предпочитает свой, «канадский» доллар. Даже абсолютно лояльные к Вашингтону арабские шейхи или не менее верноподданный ближневосточный союзник Израиль при всем пристрастии населения к «зеленым» бумажкам помнят, что никак не могут влиять на них, и крепко держатся за собственные динары и шекели. Страны ОПЕК так и вовсе подписали соглашение, по которому с 2018 года они отказываются от расчетов за нефть исключительно в долларах США. А пресловутая электронная альтернатива доллару, биткойн, тоже родилась не где-нибудь, а в самой Америке.

В мировой прессе сегодня весьма регулярно появляется информация о том, что многие развивающиеся страны медленно, но верно снижают долларовую составляющую в своих резервах. И чем же заменяется «американец»? Не биткойнами, а, как правило, золотом, юанями или иными валютами, у которых, в отличие от американской, есть хоть какое-то реальное обеспечение. Все-таки, даже юань, давно уже почти «родной брат» доллара, суррогатен лишь отчасти, за ним - вся мощь китайской индустрии. К тому же, и контролируется он не частной лавочкой вроде Федеральной резервной системы, пусть и под контролем из Вашингтона, а Народным банком Китая.

Попробуем с этого же ракурса взглянуть на российский рубль. Так вот, он отличается от юаня только тем, что обеспечен не продукцией бесчисленных заводов и фабрик Поднебесной, а российскими нефтью, газом и немного сталью.

А избавить рубль от его суррогатной сути, фактически продиктованной нам когда-то МВФ и Мировым банком – значит, все той же ФРС – мы можем только сами. Как это сделали в Пекине, при всей пресловутой «привязке» юаня к доллару. Судя по тому, как аккуратно, даже скрупулезно девальвируют юань, в Поднебесной последователей милорда Кейнса, призывавшего стимулировать эффективный спрос, намного больше, чем в России, и, может быть, даже не меньше, чем в Соединенных Штатах.

Однако избавлять рубль от суррогатности нам предстоит отнюдь не сразу, поскольку это может оказаться себе дороже. Начинать, разумеется, придется с финансового сектора, который сегодня занимается, по сути, ничем иным, как банковским террором. Если уже с высоких трибун звучат заявления о том, что малому и среднему бизнесу на снижение процентных ставок по кредитам рассчитывать не стоит, явно пришло время и «власть употребить». Нет, не призываю к тому, чтобы диктовать из Кремля банковские ставки. Однако иным путем, кроме того, чтобы сделать рубль привлекательным, подсадить реальный сектор экономики на родную валюту, вряд ли удастся.

В этом смысле ситуация сейчас в нашей стране близка к тупиковой. Хоть какое-то движение финансового ресурса, и отнюдь не всегда в виде «живых денег», наблюдается только в потребительском секторе и там, где бесперебойно функционирует механизм государственного финансирования. Даже сфера жилищного строительства, которая вполне могла оказаться тем самым спасительным якорем, из-за стремительного падения спроса сейчас оказалась на грани стагнации. И тут опять же все упирается в недоступность кредитных ресурсов. Под залог недостроенного жилья на приемлемых условиях банки уже практически никого не кредитуют. Субсидировать завышенные ставки региональным властям фактически нечем, поскольку банки их тоже кредитуют только под бешеные проценты. Гарантиям от местных администраций давно уже никто не верит, а выпуски региональных займов раскупаются все теми же банками, у которых местная власть и так уже фактически в заложниках.

И, похоже, в нынешней ситуации выходом могло бы стать намного более масштабное, чем сейчас, государственное субсидирование реального сектора экономики.

Через систему госзаказа, целевых закупок сырья, медикаментов, тех же стройматериалов и товаров, необходимых для выполнения масштабных национальных проектов.

В настоящее время по этим направлениям у нас действует система тендеров и конкурсов, призванная, казалось бы, сбить цены, но на практике выливающаяся в самый эффективный и абсолютно неуловимый механизм коррупции. О таком даже во времена «семибанкирщины» при первом президенте России мечтать не приходилось.

Можно даже на время забыть о субсидировании банковских ставок или льготном кредитовании, иначе можно вернуться туда, откуда пытаемся уйти – на поклон к банкирам, у которых на все один ответ: «Денег нет!».

А вопрос ведь в том, для кого нет? Начать стоило бы, пожалуй, с возвращения под реальный контроль государства самого государственного из частных банков – «Сбербанка». Для него ввести систему куда более жесткого, чем ныне, контроля за ставками – лишь вопрос той самой политической воли.

Многие обратили внимание, как откровенно агрессивно были встречены либеральной экономической общественностью программные предложения Сергея Глазьева по более активному государственному регулированию экономики. Агрессия показательная: ведь советник президента фактически «покушается на святое». На выстроенные под копирку с «банановых республик» основы такой экономики, которая уже едва не превратила страну в один из дешевых, даже очень дешевых и при этом на удивление «емких» сырьевых резервуаров. Который, в обмен на реальные ресурсы, можно и дальше накачивать «зеленью», причем в довольно скромных объемах, ни за что при этом не отвечая.

Одновременно не совсем понятно, почему Россия, сегодня столь активная в мировой политике, настолько пассивна в финансовой.

И не только это касается продвижения рубля на постсоветском и сопредельных пространствах. Да и вообще, в стремлении к превращению страны с пока еще действительно огромными ресурсами в реальный евразийский финансовый центр притяжения, или, для начала, хотя бы в перекресток. Озвученную Владимиром Путиным идею о необходимости энергичнее работать в направлении создания единого валютного пространства на уровне министерств и ведомств «обкатали» так, что сейчас многие воспринимают ее с точностью до наоборот. Предложенный другим президентом, Н. Назарбаевым «алтын» и вовсе стал притчей во языцех в кругах либерал-экономистов, которых оказалось неожиданно так много даже в Казахстане.

Да, нам в России можно, конечно, опасаться обвинений в некоем финансово-экономическом и даже политическом давлении, но ведь о позиции Казахстана такого не скажешь при всем желании. У нас же получается так: на словах мы вроде бы за рубль, на деле - за доллар. Когда в Санкт-Петербурге на бирже стали продавать нефть и газ за рубли, обороты оказались такими мизерными, что торги чуть ли не пришлось сворачивать.

Что-то держится опять же за счет госзакупок. Подписываем соглашения с Китаем на высшем уровне о переходе в расчетах на рубли и юани. А вслед за этим, вместе с партнером, словно по команде, девальвируем и рубль, и юань. И контракты любые частные партнеры, разумеется, постараются подписывать в долларах. Чтобы не рисковать.

Что же можно действительно считать началом глобального отхода мира от доллара? Россию с ее долей в треть поставок газа в Европу просто так ниоткуда не «вычеркнешь», даже с учетом возвращения Ирана на нефтяной рынок. Надо искать более реальные пути. Тем более что уже давно и ни для кого доллар не является символом мира.

Однако на сегодня, к сожалению, прямолинейный отказ от доллара - это что-то из области фантастики. Ненаучной. Даже если представить, что можно запретить хождение доллара в России, так от этого он только еще дороже станет, как водка при «сухом законе».

Бесспорно, появление альтернативной резервной валюты, исходя из принципа диверсификации, то есть рекомендаций не класть все яйца в одну корзину, надо считать за благо.

И отнюдь не случайно тот же Н. Назарбаев с трибуны ООН говорил не про алтын, а про некую мировую валюту вместо доллара и евро. Она должна обеспечить мировой экономике нечто вроде независимости от одного курса, а в итоге – шанс на стабильность. Ведь главный недостаток доллара в том, что ему все еще верят, прекрасно зная, что ФРС может напечатать «зеленых» просто сколько угодно. А конгресс просто увеличит государственный долг США и позволит именно своему капиталу скупать по миру все, что ему приглянулось.

Конкретно для России было бы совсем неплохо, стань рубль резервной валютой или хотя бы расчетной в некоторых странах. Но ведь в него-то, в отличие от доллара, не верят не только сами сограждане, в него, кажется, не верят даже те, кто его печатает. А вот это уже совсем плохо, потому что современные деньги, даже если это и сырьевая валюта, как рубль, в гораздо большей степени – суррогат доверия, нежели бумажное отражение некоей суммы богатств. Увы. Даже в ЕАЭС после девальвации рубля едва не случился кризис доверия, и не произошло это только потому, что через девальвацию прошли и «зайчики», и тенге, и драмы.

Современный мир, вся внешняя торговля и финансовые рынки построены на долларе. И это, на самом деле, устраивает всех. Россияне даже после двух девальваций рубля вряд ли захотят отказаться от импортных товаров или поездок за рубеж. После дефолта же не отказались. Не зря многие специалисты считают, что слишком активная антидолларовая позиция сейчас для России не совсем выгодна. Ведь, кроме рубля, нужна еще сильная валюта, сильная экономика.

Да, внутренние обороты надо насыщать рублем намного активнее, смелее, чем сейчас, не опасаясь инфляции. Нормальные зарплаты учителям и медикам, конечно, сразу будут выброшены на прилавки. Но ведь это же не только ценами аукнется, но и тем самым эффективным спросом. Тем более что на тех самых прилавках сейчас самое время обосноваться именно российским производителям. Да, с рублем надо повсеместно оперировать и в ЕАЭС и в Союзном государстве.

Но зачем же сразу требовать рубли за то, за что нам с удовольствием платят валютой? Мы же не собираемся упустить последние экспортные рынки. В одиночку отказаться ни от доллара, ни от евро у России не получится. Это надо делать совместно с Китаем и Индией, которые тоже все больше подсаживаются на долларовую иглу. И выплачивают США и ФРС регулярную дань с каждой бумажки с портретом президента. Вместе с ними мы можем организовать какую-то серьезную валюту. И пусть даже юань при этом имеет куда больше шансов стать такой валютой, чем рубль.

Вспомним классика, который со своим «Капиталом» сегодня снова популярен. Так вот, он утверждал, что государство может быть суверенным, только если у него есть своя собственная работающая экономика. Об отраслях Маркс не говорил, но что такое работающая экономика, растолковал очень внятно. Это экономика, в которой есть производство. Есть производство – есть экономика – есть государство. Нет производства – экономика разваливается, может быть и очень медленно, но верно, а после разваливается и государство.

Россия же заработанные на нефти и газе деньги вложила, в лучшем случае, в отверточные производства, а в основном – в торговлю и логистику, а еще в порой инновационный «пшик». И это в то время, когда вполне дееспособные атомная и космическая отрасли буквально задыхались от нехватки средств. Хорошо еще, что стали что-то в инфраструктуру вкладывать, хотя глобальные стройки – это едва ли не самый коррупционный адрес для госинвестиций из всех, какие только можно придумать. Остается лишь надеяться, что и мост в Керчи построят, и БАМ с Транссибом до ума доведут, хотя «локомотивы» для экономики из этих проектов получились какие-то хилые.

Так не пришло ли время заработанное направлять – чуть ли не президентскими указами – на поднятие производства продукции, на которую есть устойчивый спрос внутри страны?

А еще – на производства, в которых Россия до сих пор сохранила хоть какие-то конкурентные преимущества.

http://www.stoletie.ru/ekonomika/poka_jeshhe--zelenyj_874.htm