Ежегодные российско-индийские встречи на высшем уровне в последнее время стали прохладными – чем-то вроде годовщин надоевшего брака. Как часто пары в возрасте возбуждает страсть? Но предстоящее в Дели в следующем месяце мероприятие с участием Владимира Путина обещает быть захватывающим. Геополитика способна действовать возбуждающе.

Проверенные временем отношения  не часто подвергаются испытаниям. Но не успевает Путин вернуться в Москву, как посторонние угрожают вмешаться в них и натаскивают всякого мусора.

Индийские эксперты не понимают истинную глубину внутренней неприязни президента США Барака Обамы к Путину. Это – враждебность, кипящая в крови и сжимающая сердце, которую обычно спокойный президент едва ли способен скрыть, что и было замечено   на саммите «двадцатки» в Брисбене.

США - Россия сравнение армий

США - Россия: сравнение армий

Общее направление рассуждений индийских экспертов о предстоящем в январе визите Обамы в Индию касается укрепления американо-индийского партнёрства в «Индо-тихоокеанском регионе». Отчасти это так, поскольку США стремятся убедить Индию выступить партнёром-попутчиком («опорой») в своей стратегии «поворота» к Азии.

И всё же не обманывайтесь этим, поскольку на деле сегодня Россия возглавляет «чёрный список» Обамы – а не Китай. Не так давно «Вашингтон пост» выложила часть увлекательного обмена мнениями двух выдающихся американских экспертов, оценивавших, способен ли Обама найти решение по двум «недисциплинированными» развивающимися странами, России и Китаю, угрожающих американскому глобальному доминированию. Каково их заключение?

Они написали: «Хорошая новость заключается в том, что, в отличие от путинской России, Китай не стремится – или ему не предначертано – пересматривать общепринятые концепции. Поездка президента Обамы в Пекин в этом месяце показала, что возможно направить отношения с Китаем по более спокойному курсу».

Верно, суть дела в том, что Россия представляет вызов глобальной репутации США в том смысле, в каком Китай не может и не имеет возможности сделать в обозримом будущем.

В конце концов, Москва единственная на планете имеет возможность вести переговоры о глобальном стратегическом балансе с Соединёнными Штатами. Китаю просто не хватает для этого стратегического мастерства одного или двух поколений.

Заместителя госсекретаря США по вопросам контроля над вооружениями и международной безопасности Роуз Геттемюллер в своем выступлении в Румынии в прошлый вторник заявила, что Россия имеет больше средств перехвата МБР, чем США. По её утверждению, у России в московской системе противоракетной обороны развёрнуто 68 ракет-перехватчиков (что на 24 больше чем 30 перехватчиков, развернутых в настоящее время в США на Аляске и ещё 14-ти, которые планирует развернуть.)

Таким образом, смысл существования стратегии неослабевающего сдерживания России, проводимой американскими властями, должен рассматриваться в перспективе.

Колоссальный стратегический фон российско-американского соперничества в действительности никогда не вызывал сомнений у наблюдавших за этими  отношениями в последнее десятилетие и до него; его подталкивали «цветные революции» в Грузии и на Украине в начале прошлого десятилетия, война Грузии с Россией в 2008 году и сегодняшний конфликт на Украине. (См. беспристрастный документ Heritage Foundation, датированный мартом 2009-го и озаглавленный «Как Обама должен заниматься российской ревизионистской внешней политикой»).

Россия - США сравнение экономика

Разница в подходах к России и Китаю со стороны администрации Обамы заметна сразу. Пока Соединённые Штаты усиливают санкции против России, стремясь ослабить её экономику и вынудить сократить оборонный бюджет (показавший с 2008 года увеличение на 31 процент за пятилетку благодаря буму в российской экономике), Обама совершает наиболее продуктивный визит в Китай за последнее время.

Качественное обновление китайско-американских отношений видно по отчётам Белого дома, подробно освещающим результаты визита Обамы в Пекин. Его содержание подобно глотку кофе с утра, и в нём, среди прочего, говорится:

«Соединенные Штаты и Китай обязуются сотрудничать в интересах общего видения по Афганистану: демократической, суверенной, единой, и безопасной стране. Вместе с Афганистаном США и Китай договорились инициировать американо-китайско-афганский диалог для продвижения этой концепции. США и Китай согласились работать вместе, чтобы поддерживать афганское правительство национального единства, силы безопасности и экономическое развитие, чтобы Афганистан не мог быть использован как убежище для террористов. Они соглашаются поддерживать возглавляемый Афганистаном и проводимый в Афганистане процесс восстановления мира и согласия... они также выступают в поддержку других проектов и структур по содействию региональной интеграции Афганистана и созданию государственного потенциала экономического развития». [Выделено мной.]

Подводя итог вышесказанному, США обхаживают Китай как партнёра в первом круге своих стратегий в Центральной и Южной Азии. К тому же, в то время как у США нет достойных экономических отношений с Россией, китайско-американского партнёрство является одним из глубоко взаимозависимых, когда каждая сторона заинтересована в экономическом благосостоянии другой.

Несомненно, американская программа «изоляции» России никогда не сработает. Россия была и всё ещё остается заядлым «глобализатором». Её программа евразийской интеграции неуклонно развивается и вызывает международный интерес. Около 40 государств официально стремятся к соглашению о свободной торговле с Евразийским экономическим союзом.

И при этом сегодняшний мир не покрыт трещинами конкурирующих идеологий. Россия слишком завязана на капиталистический мир. Едва ли кто-то вне западного мира  настроен прислушиваться к Соединённым Штатам, в том числе даже ближайшие союзники, такие как Израиль или Турция.

Достоин иронии прошедший на прошлой неделе визит в Москву министра иностранных дел Саудовской Аравии Фейсала Аль-Сауда для обсуждения с Россией замешательства на нефтяном рынке из-за падения цен на нефть.

Как выразился министр иностранных дел Сергей Лавров, две стороны «сошлись во взглядах», согласившись с необходимостью сохранить баланс между спросом и предложением и отвергать любые «политические или геополитические соображения, влияющие на рынок». И это как раз перед решающей встречей ОПЕК, которая должна произойти в четверг в Лондоне (так в тексте – прим. перев.),  где, как ожидается, обсудят сокращение добычи нефти.

Нужно сказать, что Индия – никак не Саудовская Аравия или Израиль, которые стали вести диалог с Россией только после окончания холодной войны. Индия, наоборот, является одним из старейших и самых близких друзей России в современной истории. Любая эрозия этих отношений будет иметь пагубное влияние на обоих в стратегическом плане.

Имеет значение не столько содержание этих отношений, сколько отношения сами по себе. Для Индии отношения с Россией служили «запасным якорем» стратегической независимости страны в течение последних шести-семи десятилетий.

Индия ослабевает без этого запасного якоря – уменьшается её способность маневрировать, затронута её способность разрабатывать варианты, поколеблена её убеждённость в абсолютной достоверности обращений за помощью во всё более изменчивой международной обстановке. Достаточно сказать, что Россия является незаменимой в индийской стратегической матрице.

Напротив, американская стратегия в отношении Индии неизменно направлена на ослабление её установки на стратегическую автономию (которая была камнем преткновения на пути втягивания Индии в возглавляемую Соединёнными Штатами систему региональных альянсов).

Согласованные нападки на индийскую политику «неприсоединения», развенчание внешней политики Джавахарлала Неру или льстивые разговоры, потворствующие великодержавному тщеславию Индии, лишь служили этой американской цели.

Нет сомнения, разрушение индийско-российских связей будет на руку и американским деловым кругам. Во-первых, Индия по-прежнему для России рынок номер один в области экспорта вооружений. В случае снижения российского присутствия пересыхает существенный источник дохода для России. Это одно.

С другой стороны, Соединённые Штаты никогда не смогут быть достойным России соперником, когда речь идет о передаче Индии военных технологий. США никогда не будут передавать Индии в аренду атомные подводные лодки или расставаться с авианосцем. Им ещё предстоит воплотить в конкретные дела своё обещание предоставить Индии технологии переработки радиоактивных отходов, как и ожидалось после подписания ядерной сделки 2008 года.

Без сильного российского конкурента, США будет легче уклоняться от передачи любой стоящей военной технологии на индийский рынок.

Во-вторых, у Москвы существует стратегия диверсифицикации экспорта энергоносителей и ухода с европейских рынков на азиатские. Западные санкции вынудили Россию искать новых азиатских партнёров. Китай уже получает от этого выгоду. Индия потенциально также является крупным энергетическим партнёром России.

Таким образом, в целом посещение Путиным и Обамой Дели в следующем месяце на фоне напряженности холодной войны в мировой политике ставят перед индийским руководством глубокую интеллектуальную проблему. Определяющим фактором является то, что прочные отношения с Россией позволят Индии эффективнее вести переговоры с Соединёнными Штатам.

Таким образом, значимость визита Путина в Индию в следующем месяце не должна быть  снижена до символического события, своего рода ежегодного ритуала, который должен так или иначе пройти. Очень важно, что Москва проводит подготовительную работу - и с индийской стороны тоже растут ожидания результатов - и вкладывает в  визит Путина новаторское содержание, что может оживить стратегическое партнёрства.

В американской прессе уже приведена в действие кампания по дезинформации, направленная на отравление атмосферы визита Путина – распространяется «утка» о том, что Россия оставила Индию и обхаживает Пакистан.

Примем во внимание, что для налаживания по-настоящему стратегических отношений России и Пакистана понадобятся световые годы, если это вообще возможно. Поиск Россией возможности нормализовать отношения с Пакистаном совершенно понятен, учитывая актуальный сценарий безопасности в регионе защиты и желание Москвы сохранить уровень влияния на афганские события, которые влияют на нестабильную ситуацию на Северном Кавказе и в Центральной Азии.

Конечно, стратегическая перегруппировка в Южной Азии может стать неизбежной, если Индия в итоге откажется от независимой внешней политики и стратегической независимости, и вместо этого примет сторону Соединённых Штатов, в известной мере задевая основные проблемы и жизненные интересы России. Но под руководством премьер-министра Нарендра Моди трудно представить, что такое произойдет, как бы не возражали самозваные эксперты.

http://polismi.ru/politika/geografiya-i-politesy/880-rossiya-a-ne-kitaj-vozglavlyaet-chjornyj-spisok-obamy.html