Помните знаменитый рассказ Александра Куприна про столкновение русских варваров с цивилизованными чухонскими обычаями? Наверняка помните, представители нашего креативного класса цитируют его регулярно. Согласно их мнению, эта вымышленная наверняка сценка идеально точно передаёт всю безнадёжную отсталость и злочинность русского народа. Цитирую:

Помню, лет пять тому назад мне пришлось с писателями Буниным и Федоровым приехать на один день на Иматру. Назад мы возвращались поздно ночью. Около одиннадцати часов поезд остановился на станции Антреа, и мы вышли закусить. Длинный стол был уставлен горячими кушаньями и холодными закусками. Тут была свежая лососина, жареная форель, холодный ростбиф, какая-то дичь, маленькие, очень вкусные биточки и тому подобное. Все это было необычайно чисто, аппетитно и нарядно. И тут же по краям стола возвышались горками маленькие тарелки, лежали грудами ножи и вилки и стояли корзиночки с хлебом.

Каждый подходил, выбирал, что ему нравилось, закусывал, сколько ему хотелось, затем подходил к буфету и по собственной доброй воле платил за ужин ровно одну марку (тридцать семь копеек). Никакого надзора, никакого недоверия. Наши русские сердца, так глубоко привыкшие к паспорту, участку, принудительному попечению старшего дворника, ко всеобщему мошенничеству и подозрительности, были совершенно подавлены этой широкой взаимной верой. Но когда мы возвратились в вагон, то нас ждала прелестная картина в истинно русском жанре. Дело в том, что с нами ехали два подрядчика по каменным работам. Всем известен этот тип кулака из Мещовского уезда Калужской губернии: широкая, лоснящаяся, скуластая красная морда, рыжие волосы, вьющиеся из-под картуза, реденькая бороденка, плутоватый взгляд, набожность на пятиалтынный, горячий патриотизм и презрение ко всему нерусскому — словом, хорошо знакомое истинно русское лицо. Надо было послушать, как они издевались над бедными финнами.

— Вот дурачье так дурачье. Ведь этакие болваны, черт их знает! Да ведь я, ежели подсчитать, на три рубля на семь гривен съел у них, у подлецов... Эх, сволочь! Мало их бьют, сукиных сынов! Одно слово — чухонцы.

А другой подхватил, давясь от смеха:

— А я... нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул.
— Так их и надо, сволочей! Распустили анафем! Их надо во как держать!

И тем более приятно подтвердить, что в этой милой, широкой, полусвободной стране уже начинают понимать, что не вся Россия состоит из подрядчиков Мещовского уезда Калужской губернии.

http://az.lib.ru/k/kuprin_a_i/text_4060.shtml

Как видите, на календаре уже давно двадцать первый век, но если какой-нибудь креативный блогер разместит её у себя в журнале с минимальными исправлениями, незнакомые с классикой читатели даже не поймут, что речь идёт о веке девятнадцатом. Это, вообще, характерно для политики. Если почитать, что классики писали, например, о либералах, становится ясно, что ничего в настроениях общества с тех времён особо не изменилось:

http://ruxpert.ru/Цитаты_о_либералах

Так вот. Весь юмор ситуации с рассчитанным на честных людей столиком заключается в том, что в том, сейчас — да и тогда, собственно — в роли вандалов-разрушителей выступала именно та самая либеральная общественность, которая так много значения придаёт этим «европейским» удобствам.

Вот вам ещё одна ситуация из жизни. В то время как я добираюсь в Петербурге из точки «А» в точку «Б» за, допустим, час, есть люди, которые делают то же самое за 45-50 минут.

За счёт чего происходит экономия времени? Они лучше водят или, может быть, быстрее трогаются со светофоров?

Да вовсе нет. Просто они пользуются тем, что водители Петербурга стараются быть корректными и пропускают всех, кому надо перестроиться перед ними. Таким образом они постоянно перестраиваются и объезжают тех, кто едет «как дурак», соблюдая некую воображаемую очередь.

Это, разумеется, скотство: так как таким образом они банально воруют время у тех, кто едет честно, не играя в «шашечки» и не рыская из ряда в ряд. Но если, скажем, перед кассой в супермаркете лезть без очереди у нас уже как-то не принято, то спрятанные от окружающего мира за жестяным панцирем водители зачастую совершенно бесцеремонно воруют время окружающих.

Обратите внимание: ситуация ровно та же, что и в фантастическом рассказе Куприна. Есть некий ресурс, и люди, которые платят честно, вынуждены платить не только за себя, но и за халявщиков и за вандалов.

Если обманывающих систему «лайфхакеров» становится слишком много, системе приходится изменяться, чтобы выжить. К лотку с едой приставляется следящий за порядком продавец, а особо наглых нарушителей ПДД начинают наказывать.

Кстати, на днях произошло важное событие — Верховный суд постановил, что водители больше не обязаны пропускать тех, кто едет по обочине. Следовательно, при авариях виновным по умолчанию будет назначаться обочинщик, что правильно и справедливо:

http://www.spb.kp.ru/daily/26503.5/3372574/

Конечно, этого мало, чтобы решить проблему воровства времени на дорогах. Однако мы живём в реальной жизни, и быстро такие проблемы не решаются. Полагаю, через какое-то время и водители станут посознательнее, и навигаторы перестанут предлагать водителям аморальные варианты «спрямления» пути.

Впрочем, я отвлёкся от наших либералов.

Что говорит оппозиционно настроенный либерал, когда государство просит его помощи — заплатить налоги, отправиться на службу в армию, поддержать отечественного производителя или хотя бы проявить патриотизм?

Либерал говорит, что плевать хотел он на это поганое государство, и что он из принципа будет ему всячески гадить просто потому, что он может. Разумеется, какую-то идеологическую базу под свои поступки либерал также без труда подведёт, но суть при этом будет ровно та же, что и у воображаемых купцов Куприна:

— А я... нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул.
— Так их и надо, сволочей! Распустили анафем! Их надо во как держать!

При этом государственники, наоборот, стараются государство всячески поддерживать. Осознанно выбирают отечественные товары, встают во всех дискуссиях на сторону России, вообще, думают не только о себе, но и об интересах государства.

И получается в итоге забавная вещь. Все мечты нашей либеральной оппозиции связаны с брюхом: немаловажной частью которого является тот самый европейский уют, когда все люди честно платят за скушанное даже тогда, когда никто за ними не наблюдает.

Однако когда речь заходит о том, чтобы честно заплатить за съеденное — поддержать родное государство делом или хотя бы словом — либералы немедленно превращаются в лубочных гогочущих купцов, которые на три рубля съедают еды, а затем ещё и бьют стакан и плюют в рыбину.

Собственно, в этом и заключается сермяжная суть либерализма: пока ты соблюдаешь законы, ты имеешь полное право делать всё, что считаешь нужным. Соблюдать же те законы, за которые не прописана прямая ответственность, либералы считают не просто ненужным, но и даже оскорбительным.

Само собой, вслух либералы себя эгоистами не считают. Они даже готовы без колебаний поучаствовать в каком-нибудь митинге или пожертвовать 500 рублей в фонд очередного прозападного оппозиционера. Но как только речь заходит о чём-то большем, немедленно начинается агрессия к «этому государству», которое недостаточно хорошо, чтобы чего-то требовать.

Вместо подведения итога напомню, что идейные либералы регулярно собираются в большие компании, в которых они пытаются осуществить свою мечту об обществе без «патриотически настроенного зомбированного быдла». Заканчиваются эти попытки всегда одинаково. Или кто-нибудь из либералов становится диктатором и строит жёсткую вертикаль власти, или же либералы начинают жадно делить имеющиеся у них ресурсы, и, не успев даже приступить к делу, вдрызг ссорятся друг с другом.

http://fritzmorgen.livejournal.com/868412.html