Общаясь с выпускниками местных университетов, разделяющими консервативные взгляды, заметил, что хоть по одному, а то и по нескольким пунктам, они стоят на левацких позициях. Безусловно, мы, люди, существа иррациональные и потому непоследовательные, но почему-то левые поддержку отдельным правым идеям не оказывают.

Можно принять во внимание такое когнитивное искажение, как “мнимую гомогенность чужих” (out-group homogeneity effect), но факт остается фактом: на порядок легче найти консерваторов или либертарианцев, поддерживающих гомобраки или аборты, чем левых либералов, выступающих против того и второго (правда, после скандала с желанием руководителей главной абортной конторы Штатов продавать ткани плодов тому, кто готов платить, поддерживать аборты безоговорочно некоторым либералам стало трудновато).

Та же самая ситуация с отношением к нелегальной иммиграции, праву граждан на владение оружием (Вторая поправка к Конституции США) и некоторым другим острым темам американской (и в меньшей степени – канадской) политики.

Канадские университеты не менее левые, чем американские, что означает серьезный идеологический прессинг на тех, кто не разделяет ту или иную версию социалистических взглядов. Тем не менее кто-то только укрепляется в правых взглядах. Более того – по некоторым данным 80% представителей поколения 1980-2000 годов рождения стоят на консервативных или либертарианских позициях (примерно поровну тех и других). Вот только хоть по одному (а чаще – нескольким) вопросу практически все они солидаризируются с леваками. Почему? Какая выгода в уступке идеологическим противникам по паре не самых принципиальных пунктов?

Подумалось, что критически важно, что уступки идут по малозначительным пунктам.

Рой Баумейстер в экспериментах обнаружил феномен истощения воли (ego depletion): если испытуемому приходится напрягать волю в одном эксперименте (например, удержаться и съесть что-то вкусное), он быстрее сдастся в другом (решение задач). Не только наши физические, но и психологические ресурсы конечны. Банальность? Да. Но деваться некуда.

Двух-процессная теория сознания предполагает мощную автоматическую, но не совсем логичную часть, удачно сравненную со “слоном”, и заметно меньшую, ленивую, медленную, быстро-утомляющуюся, но зато рациональную часть, кою можно сравнить с маленьким “наездником” на вышеупомянутом “слоне”. Потому легко представить, что “наездник” может заставлять огромного “слона” двигаться туда, куда надо “наезднику”, весьма недолго, и коли “слон” повернет один раз против своих желаний, то во второй заставить его будет сложнее, в третий – еще сложнее и т.д.

Выдерживать пропагандистское давление по всем фронтам чрезвычайно трудно. И подсознательно принимается решение – сдать какие-то, кажущиеся непринципиальными позиции. В результате удается сохранить силы для того, чтобы противостоять давлению в других, более важных вопросах.

А зачем вообще в чем-то уступать? Потому что мы, люди, – животные стадные, нам неприятны конфликты, нам нужно мирное сосуществование с соседями, если мы хотим чего-нибудь в жизни добиться, а не потратить жизнь на борьбу, сутяжничество, пакости или козни.

С точки зрения стратегии, такой подход – отступить в мелочи, чтобы удержать принципиально-важные рубежи, – один из самых эффективных.

Но из этого следует неприятный вывод – дрейф правого лагеря влево и разобщенность из-за расхождений в том, в чем один уступил левацкой идеологии, а в чем – другой, будут продолжаться и усиливаться. Покуда не будут найдены способы противостоять, а еще лучше самим перейти в идеологическое наступление.

https://khvostik.wordpress.com/2015/08/14/ego-depletion-in-politics/