Все-таки не удержался и написал несколько слов о результатах выборов и не только:

Феномен восприятия «внесистемной оппозиции» как главного оппонента власти, был порожден госдумовскими выборами 2011, вызвавшими массовые протесты, достиг своего апогея на выборах мэра Москвы 2013, и (как видится из сегодня) довольно бесславно завершился выборами 2016.

До конца 2011 «Другая Россия» «Солидарность» и прочие похожие структуры воспринимались властью, элитой и «либеральной общественностью» как откровенные маргиналы. В то же состояние они вернулись и сегодня.

А ведь еще недавно все это казалось если не мейнстримом, то, по крайней мере, модой. Определенные слои общества поддерживали и возлагали надежды. Ряд представителей элиты (Гудков старший например) открыто перешли в этот лагерь, другая часть (Прохоров) с ним откровенно заигрывала.

Да и сама власть воспринимала «внесистемную оппозицию» более чем серьезно. Напомню, что Собянин, чей первый мэрский срок истекал в 2015, перенес выборы на 2013 потому, что был уверен, что дальше его результаты будут только снижаться, а оппозиции нарастать. Какая горькая ирония:) Из сегодня не несложно представить его результат образца 2015.

Вставлю и свои 5 копеек о некоторых причинах такой динамики. Я не скажу ничего концептуально нового, скорее хочу расставить акценты, о том, что, на мой взгляд, более, а что менее важно. Слава богу в политике я теперь не участвую и могу себе позволить говорить, что вздумается.

I. Деньги и люди

Сначала о проблеме внешней по отношению к самой «внесистемной оппозиции», но, на мой взгляд, самой основной. Эта проблема называется дефицитом денег и человеческого капитала.

Не то, чтобы о существовании этой проблемы не говорили вовсе, но на мой взгляд большинство представителей «либеральной общественности» недооценивают ее определяющего значения.

Я не случайно объединяю деньги и качественный человеческий капитал, ибо они прямо взаимосвязаны. Как правило, «качественный человеческий капитал» стремится туда где есть деньги, и он же всегда приносит деньги с собой.

В 2011-2013 году мы наблюдали переток в «несистемную оппозицию» ряда представителей элиты, и наращивание ее материальной базы. Сегодня все «перетекшие» наказаны. Новых нет. А главным провалом на последних выборах, на мой взгляд, является не столько результаты подсчета голосов, сколько абсолютная неспособность оппозиционных кандидатов мобилизовать финансовые и людские ресурсы.

Ведь люди в принципе идут в политику ради:

1. амбиций и самореализации;

2. решения прикладных, в первую очередь, экономических задач;

3. реализации своих представлений о том «как должно быть» исполнения «гражданского долга» и прочих альтруистических мотиваций.

Последовательность не случайна. Не буду однозначно утверждать, что людей, движимых в первую очередь амбициями или меркантильными интересами в политике больше, чем «идейных» (хотя думаю, что больше). Но у меня нет никаких сомнений, что люди движимые неальтруистическими мотивациями определяют силу и значение политических группировок.

Мы можем посмотреть на самые развитые демократические системы Запада и увидеть, что несущими конструкциями всех политических машин является сочетание политтехнологов, работающих за деньги, и финансирующих их бизнес-группировок, решающих вполне прикладные задачи.

Конечно, фотогеничные лидеры, прозорливые идеологи, и идейные активисты тоже имеют значение, но они – ничто в отрыве от организующей роли политических машин.

Без денег, и профессионалов, которых можно за эти деньги нанять нельзя преуспеть в политической конкуренции в условиях постиндустриального общества.

Мой личный опыт общения с различного рода политическими активистами однозначно свидетельствует о том, что люди более циничные и «политически гибкие», как правило, гораздо, более дееспособны и договороспособны, нежели люди искренне в чем-то убежденные, бескорыстные и прекраснодушные. Первые гораздо чаще и эффективней обеспечивают результат нежели вторые.

Конечно мечты о «новых» «не циничных» людях в политике, которые все будут делать «по честному» прекрасны, но совершенно безосновательны. Без денег или понятной перспективы социального продвижения невозможно привлечь достаточное для эффективной борьбы с системой число дееспособных людей.

У Майдана от Болотной всего два отличия: 1) среди лидеров Майдана было много представителей действующей элиты, в то время как лидеры Болотной в подавляющем большинстве состояли из “бывших” и “новых” но не действующих. Кудрин с Прохоровым покрутились рядом и ушли; 2) Майдан финансово поддерживали некоторые местные олигархи, а Болотную нет.

Власть, в отличие от многих оппозиционеров прекрасно осознает этот факт.

Сформулированный американцами принцип борьбы с терроризмом гласит: «бороться не с конкретными террористами, а с каналами их материально-технического обеспечения». Именно этот принцип и использует действующая власть в отношении оппозиции.

Я лично знаю несколько человек, кто по разным причинам в разные моменты времени начинал финансировать около-оппозиционные проекты. (Имею ввиду не тех кто по 100 000 рублей скидывался, а тех кто реально Финансировал). Все они вдруг и внезапно отказались от своих намерений.

Я не знаю как с кем и о чем разговаривают, но на своем примере прекрасно понимаю, что, если ты не совсем маргинал, система всегда найдет убедительные для тебя аргументы.

Да, не все и не всегда работают только за деньги. Многим (особенно представителям творческой интеллигенции) важны другие составляющие – слава, признание, профессиональная самореализация. Но и в отношении подобных людей власть уже давно выработала вполне себе действенные механизмы.

Принятие заказа (и уж тем более волонтерство) в оппозиционных проектах означает потерю многих других заказов, а, соответственно, возможностей заработать или реализоваться.

Талантливые люди в массе своей двигаются туда, где действующая система еще может предложить социальный успех и самореализацию, или уезжают заграницу. Настоящих альтруистов, еще и талантливых при этом, к сожалению, слишком мало.

Как результат ужасающее качество человеческого потенциала в рядах «внесистемной оппозиции».

Если вспомнить приснопамятный Координационный совет оппозиции, то кроме разного рода «бывших» и представителей творческой интеллигенции он в массе своей состоял из пацанов, не успевших в своей жизни преуспеть ни в чем, кроме самопиара, причем в рамках крайне ограниченных аудиторий. Редкие исключения – состоявшиеся профессионалы типа Ашуркова, лишь подчеркивают правило, и сразу же выдавливаются системой.

Не буду сейчас про «вождей», к ним свои претензии. Для целей данного текста допустим, что вожди адекватны стоящим задачам, однако даже самые гениальные люди не могут ничего сделать в одиночку. Короля всегда играет свита, а лидеров команда.

«Либеральная общественность» напрасно тешит себя иллюзиями, и старательно поддерживаемыми мифами, что за последние годы оппозиции удалось вырастить собственных талантливых политтехнологов и администраторов.

Их “историю успеха” можно описать следующей аналогией. Играли дворовые команды. И было там несколько игроков лучше остальных. Если их отправить играть даже не в высшую, а во вторую лигу, то окажется, что игроки – гораздо ниже среднего. Однако в силу того, что либеральные СМИ последовательно уделяли матчам этих дворовых команд гораздо больше внимания, нежели матчам высшей лиги, в сознании либеральной общественности “дворовые игроки” оказались профессионалами экстра-класса.

Это безосновательное и опасно заблуждение. “Легионеры” привлекаемые властью на несколько порядков профессионально превосходят, этих доморощенных “талантов”.

В завершение этой части еще раз повторю: деньги и люди, люди и деньги – вот чего не удалось привлечь на “сторону света” . Остальное – лишь следствия.

Я глубоко убежден, что реальная борьба за власть происходит не между носителями определенных идеологий, а между группировками, обладающими определенными ресурсами и использующими те или иные идеологические установки как инструмент. И если на стороне “либеральных ценностей” оказалось пару пешек, а на стороне “оголтелой диктатуры” много фигур большей силы, исход игры предрешен.

Для того, чтобы иметь хоть какие-то шансы нужно перетягивать на свою сторону доски фигуры с другой стороны, а не растить новых пешек. Милые и прекраснодушные мальчики и девочки в массе своей были изначально обречены вернуться в маргинальное состояние

Все это конечно не вина, а скорее беда “внесистемной оппозиции”. Может быть Путин оказался через чур эффективным в деле удержания власти, а может быть моральные качества и уровень пассионарности в нашем обществе оставляют желать лучшего (первый сам каюсь). Не знаю. Хотел лишь прямо идентифицировать проблему.

Теперь о некоторых заблуждениях, присущих самой «внесистемной оппозиции» которые только усугубляют и без того объективно тяжелую ситуацию.

II . «Новые технологии», интернет и «победа Навального 2013»

За последнее время несколько раз слышал от проигравших выборы кандидатов фразы вроде: «Зато я потратил на один отданный за меня голос Х рублей, что в 50 раз меньше, чем победивший единорос. Я работал гораздо эффективнее чем они».

Эта арифметика – лишь способ самообмана и самоуспокоения.

Реальная арифметика сводится с геометрической прогрессии роста стоимости каждого следующего голоса.

Проиллюстрирую этот тезис следующим примером:

Допустим на прошедших выборах, в случае одномандатников, идущих по округу в Москве, кандидат от «Яблока» гарантировано имел свои 10%, даже если он ничего не делал. Ноль усилий – 10% голосов. Они практически бесплатны.

Для того, чтобы набрать 12% голосов нужно было приложить 1Х усилий.

Чтобы набрать 15% голосов уже 5Х усилий

Для 20% голосов нужно уже 25Х

А для 25% голосов 50Х, а то и все 100Х

Разница в затраченных усилиях между 24% и 25% набранных голосов больше, чем между 10% и 15%.

Усилия, конечно сводятся не только к деньгам, а еще к имеющимся медиаресурсам, команде сторонников и прочему, однако в сегодняшнем мире почти все покупается за деньги. Если они есть – есть и сторонники и медиа.

И определенное количество денег со всеми поправками соответствует определенному числу Х усилий. Поэтому без достаточного объема финансовых ресурсов нет никаких шансов на достойный результат.

Однако среди “внесистемной оппозиции” царит убеждение, что за счет новых технологий, интернета и волонтеров можно достичь высоких результатов за значительно меньшие деньги, проведя кампанию «за дешево».

Тому есть несколько причин, затрону некоторые.

Одним из немногих вопросов по которым в либерально-оппозиционной среде существует консенсус это то, что в 2013 году на выборах мэра Москвы Навальный одержал «победу». (Многократно от разных людей слышал именно это словосочетание – “победа Навального”).

Отсюда ориентированность большинства кандидатов на методы, использованные штабом Навального в 2013 году, а также излишняя зацикленность на интернете и других «новых технологиях».

Для Навального выборы мэра Москвы действительно стали большой политической победой. Он превратился в политика первой величины, убедив значительную часть аудитории в своей состоятельности и эффективности и прочно заняв определенную нишу. (И он то в этом плане молодец). Более того, с точки зрения количества голосов, поданных за любого представителя «внесистемной оппозиции» результат Навального 2013 является абсолютным рекордом.

Однако все это не имеет ничего общего с результатами выборов. Электорально Навальный те выборы проиграл. Причем не «чуть-чуть проиграл» типа «там бы еще пару процентов и второй тур», а проиграл совершенно разгромно, в чистую, потому как 27%, по указанной выше математике возрастающей стоимости голосов это не в 2 раза меньше, чем 51% Собянина, а в 5 или даже 10 раз меньше. Между 27 и 51% в электоральном смысле огромная непреодолимая пропасть.

Поэтому если кандидат ставит задачу выиграть выборы, а не попиарится и приобрести репутацию в либеральной тусовке, то пытаться скопировать опыт Навального довольно глупо, а возможно его и вовсе стоит избегать. (Я уже не говорю про то, что для абсолютного большинства кандидатов копирование этого опыта невозможно, ибо он работает лишь для «звезд» первой величины).

Аналогичная история с интернет-технологиями. Один наш известный политтехнолог, как-то читал лекцию про интернет технологии на выборах в США и Великобритании на семинаре, на котором я присутствовал. Он рассказал кучу интересных и весьма технологичных примеров, но закончил ее словами «да все это сегодня очень модно и без этого сегодня нельзя, но я не знаю ни одних выборов, на которых интернет-технологии принесли реальные дополнительные голоса».

Интернет технологии хороши В ДОПОЛНЕНИЕ к серьезной традиционной оффлайн-работе с избирателем, а не вместо нее.

Понятно, что интернет-технологии, волонтеры и тому подобное это в том числе и от бедности. Но подавляющее большинство кандидатов, находящиеся под гипнозом мифов о «победе Навального» и «интернет технологиях» этого не понимают.

Если человек осознанно говорит: «денег нет, поэтому шансов выиграть нет, ну хоть сделаю модно и попиарюсь» - это разумная самооценка и стратегия. Но большинство оппозиционных кандидатов ведь реально верило в свою победу и «супероружие» в виде интернет технологий.

Типичный мой разговор с подобными кандидатами «Вы начали кампанию?» «Да! Мы вовсю уже работаем» «А что сделали то?» «Мы запустили сайт в интернете!» Далее следует рассказ о «фишках» «крутых движах» и прочих механизмах, призванных обеспечить успех. И ты не знаешь смеяться по этому поводу или плакать.

Я и сам, кстати, тоже оказался в плену мифологии о мэрской кампании 2013. В то время вся моя лента в соцсетях, а также все СМИ были настолько переполнены информацией о кубах и растяжках на балконах за Навального, что у меня несмотря на то, что в живую я обилия этих кубов и растяжек не наблюдал, до текущей весны сохранялось стойкое ощущение необычайной масштабности кампании 2013.

Когда я начал работать по Кунцевскому округу, я с большим для себя удивлением узнал, что количество выставленных мной кубов в пересчете на число избирателей уже весной оказалось в 3-4 раза больше, чем на пике кампании Навального. И очевидно я планировал к сентябрю еще в разы увеличить их число.

Исходя из представления о том, что мэрская кампания 2013 была супер-масштабной я усомнился в разумности своих затрат. Стал разбираться и выяснил, что целый ряд депутатских кампаний МГД и ГД коммунистов или СРов по своей плотности оффлайн контактов с избирателем (соотношения количества пикетов или числа печатных материалов, и избирателей) в несколько (иногда более чем в 10) раз превосходили офлайн-активность мэрской кампании 2013.

Таким образом, мы имели следующую ситуацию: большинство «внесистемных» кандидатов рассматривали кампанию 2013 как почти недостижимый образец для подражания, в то время как реальный масштаб этой кампании (в пересчете на количество избирателей) был в несколько раз меньше, чем у любого кандидата в депутаты, кто реально играет на победу против административного ресурса. Т.е. заведомо недостаточен для победы.

(Жалко, что мне не удалось довести до конца эксперимент с масштабной оффлайн кампанией «внесистемного кандидата», но сейчас не об этом.)

То что Навальный сумел многих убедить в том, что поражение это победа это он, опять-таки молодец. Политик и должен так делать. Но массовый самообман “второго эшелона” оппозиционеров лишь иллюстрирует тезис о низком качестве человеческого капитала.

III. Зацикленность на мнении «ядра протеста» и «тусовки»

У политиков есть аудитория до которой простроены каналы коммуникации, а есть аудитория одобрение или неодобрение которой является критерием принятия решения о том, что делать. Назовем первых «аудиторией» а вторых «референтной группой сторонников». Если аудитория у лидеров «внесистемной оппозиции» в эти годы скорее росла, то число тех, ради чьего одобрения все делается, скорее снижалось.

В результате лидеры оказались заложниками одобрения весьма радикализированной, а потому маргинальной группы, чьим единственным достоинством является активность в социальных сетях.

Дело не в том, что среди этой группы, как и среди любого актива, велика доля людей откровенно сумасшедших. Дело в том, что значительная часть из них живет в прекрасном, но выдуманном мире, весьма далеком от российской реальности. Если вы решили, что законы физики несправедливы, и вы будете жить по другим, лучшим, законам, то это не значит, что вы не упадете шагнув из окна.

В результате желания соответствовать «представлениям о прекрасном» этой весьма специфической референтной группы делалось и делается огромное количество крайне вредных для реальной политической борьбы вещей. Таких вещей много, но я остановлюсь лишь на тех что в прямую повлияли/могли повлиять на последние выборы.

Самый яркий пример, прекрасная, но с практической точки зрения, крайне вредная идея о праймериз как методе выбора кандидатов. О причинах контрпродуктивности этого механизма я неоднократно и развернуто писал ранее и жизнь лишь подтвердила мою правоту. Этот механизм основан на презумпции, что те самые «новые» «не циничные» пацаны могут реально конкурировать в избирательном процессе.

Это необоснованное заблуждение.

Я считаю, что чисто финансовый ценз, для выдвижения по одномандатному округу, который исповедовался на этих выборах рядом партий “системной оппозиции” гораздо честнее по отношению к избирателю, чем те, кто использовал, пусть даже самые честные праймериз и другие механизмы выбора «достойных».

Ведь тот у кого деньги есть имеет шанс выиграть, а тот у кого их нет (каким бы замечательным человеком он не был) не имеет никаких.

А мы наблюдали следующую картину, если один деятель от оппозиции считает себя вправе идти в кандидаты лишь на том основании, что его посты в фейсбуке читает несколько тысяч человек, то и другой чем хуже его?

Ну вот выдвинулся в Москве по округам целый ряд “товарищей по борьбе”, некоторых из которых я весьма уважаю. С бюджетами в единицы миллионов рублей. И зачем? Людей смешить?

Ведь абсолютно очевидно, что, если ты играешь против системы, то для того, чтобы у тебя появился хоть самый минимальный шанс на победу нужно от 100 миллионов рублей на округ (только не смешите меня ссылками на выборное законодательство).

Любой настоящий (не «дворовый») политтехнолог сразу скажет, что для того, чтобы возник самый минимальный шанс на победу нужно 100-150 млн. Без этих денег любой поход на выборы – игра не на победу.

Я знаю что бюджеты некоторых одномандатников на этих выборах были и 250 и 300 млн. и даже больше, . Понятно, что закон убывающей полезности никто не отменял и эффективность расходования снижается с ростом бюджета, но играя против административного ресурса просто необходимо превосходить оппонента финансово.

Чтобы здраво оценить ресурсы, необходимые для прохождения одномандатника от Яблока или ПАРНАСа на этих выборах стоит проанализировать самый успешный кейс по Москве - моего друга Дмитрия Гудкова.

Действующий депутат, поддержка либеральных СМИ, отсутствие конкуренции в округе на либеральном фланге (далеко не везде выполненное условие), не самый сильный единорос, и бюджет около 40 миллионов рублей. Все это позволило набрать 20% против 26% у единороса.

20 против 26 это совсем не «ноздря в ноздрю» как писал Дима. Это огромный (хотя и не непреодолимый) разрыв. По закону возрастающей стоимости голосов, набрать не хватившие до победы 5-6% «стоило» бы Диме дороже, чем предыдущие 20%. Однако, если бы у Димы было 100 миллионов рублей на кампанию его выигрыш был бы вполне реален.

Опять-таки эмпирически выходим на тот же самый масштаб цифр: плюс минус 100 миллионов для Гудкова с его набором других «нематериальных активов», а значит примерно 150 для менее известных кандидатов.

Это – реальность понятная профессионалам еще на старте кампании. Но «внесистемная оппозиция» к сожалению жила в другой, придуманной реальности.

Другой мелкий пример из личного опыта, иллюстрирующий масштаб маразма и недееспособности «ядра протеста».

Когда я начал кампанию, то очевидно использовал лазейку в законодательстве о том, что затраты, которые ты провел до официального объявления выборов можно не учитывать никак, в т.ч. в лимите максимальных расходов. И тут же столкнулся с порицанием некоторых «товарищей по борьбе» в том, что «веду себя как единоррос» и так нельзя.

Судя по результатам выборов, если ты играешь на победу , ТЫ И ДОЛЖЕН ВЕСТИ СЕБЯ КАК ЕДИНОРОС!!! Используя все возможности. Иначе можно сразу идти на кухню, и нудеть о несправедливости мира.

В результате на данных выборах я не знаю кто больше занимался имитацией избирательного процесса: власть или «внесистемная оппозиция». Власть может быть и имитировала какие-то отдельные элементы, но работала с широкими слоями населения с понятными целями и задачами.

За редчайшими исключениями «внесистемная оппозиция» в выборы буквально «игралась», в массе своей, выступая не перед реальными избирателями, а все перед той же фейсбучной аудиторией. Ресурсы были заведомо недостаточны, цели нереалистичны, методы коммуникации неадекватны. Единственной реально выполненой задачей, этого процесса, была попытка доказать самим себе факт своего существования.

Я не знаю, как изменить все вышеперечисленное. Наверно это невозможно. Но я уверен, что начинать в любом случае нужно с возврата в реальный мир и адекватной самооценки.

Комментарий:

Да, на первый взгляд, оппозиция проиграла выборы действительно по причине отсутствия необходимого количества денег. Но в реальности деньги это просто инструмент. Важный. Нужный. Но не более того. Оппозиция проиграла не по деньгам, она традиционно обмишуривается по причине отсутствия внятных работоспособных и действительно привлекательных идей.

"Мы хотим перемен" - красиво только пока ограничивается строками песни на концерте. В реальной жизни главным является ответ на вопрос - перемен каких именно. Что конкретно предлагается начать делать по-другому? И по-другому, это как именно? Что конкретно позволяет предполагать, что это "по-другому" станет работать лучше, чем имеющееся сейчас?

Ну, допустим, мы заменим президента, кабинет министров, название правящей партии, флаг, герб, гимн, и что, полиция на местах или там, скажем, рядовые сотрудники ЖЭКов начнут как-то иначе работать? Контролирующие и надзирающие перестанут брать взятки? Система капитализма заработает как-то иначе? Или может быть популисты резко одумаются и перестанут по любому поводу требовать раскулачивания любого, у кого денег больше?

Проблема оппозиции не в отсутствии денег, а в отсутствии внятной альтернативной идеи. Точнее, проблем две. Отсутствие самой идеи и отсутствие веры в нее даже среди самой этой оппозиции. Воровать нельзя - декларирует оппозиция, но при этом сама себе она нарушать это правило позволяет. Причем, оскандаливается она даже сейчас, еще не имея власти и доступа к государственным ресурсам. Если она не чиста на руку и в мыслях сейчас, то что позволяет предполагать, что она станет принципиально "белой и пушистой" потом, "когда победит"?

Проблема оппозиции в том, что она сосредотачивается только на истерике вокруг "нам не нравится"! Но вместо альтернативы, которая будем безусловно симпатичнее, оппозиция предлагает только меры полицейского государства. Ужесточить. Запретить. Ограничить. Отказать. Это очень плохо стыкуется с красивыми сказками про расширение свободы и демократии, потому и не работает.

Это не значит, что деньги не нужны совсем, но это как с наличием таланта в любом серьезном и сложном деле. В зависимости от степени его наличия или отсутствия единица вложенных денег (шире - ресурсов) дает совершенно разное количество результата.

Так что поражение оппозиции закономерно. У партии власти никакой броской официальной титульной идеи, откровенно говоря, тоже нет. И это, кстати сказать, безусловно плохо. Именно отсутствие идеи в первую очередь порождает массу глупостей в повседневных поступках, возмущение последствиями которых и приводит к формированию протестных настроений.

Однако вместе с тем, следует признать, что партия власти, тем не менее, решает текущие задачи страны. Не идеально. С огрехами и оговорками. С ошибками и шараханьями. Но решает и в целом делает это поступательно успешно. Только слепые и заведомо идиотски тенденциозные люди могут не видеть роста уровня благосостояния в стране. Особенно за последние полтора десятка лет.

Таким образом, пусть и без Большой Идеи, партия власти делает реальное дело. В текущих условиях, с этими, далеко не идеальными людьми, в условиях этих проблем и ограничений. А оппозиция, которая не имеет идеи тоже, требует все сломать фактически ничего не предлагая взамен. Даже на уровне лозунгов, оппозиции нужны другие условия и другие люди, такие, которых сейчас нигде нет. Впрочем, даже сама оппозиция на уровне лидеров показывает свое несоответствие заявляемым стандартам правильности. Надо договариваться - говорит оппозиция, но тут же в обсуждениях на своих ресурсах демонстрирует уровень тоталитаризма и нетерпимости к чужому мнению еще более высокий, чем у критикуемой ею власти.

Власть ничего не хочет объяснять, власть проявляет безразличие к простым людям - критикует оппозиция, но при этом она сама демонстрирует точно такие же черты. Программа действий? Какая, нафиг, программа! Дайте нам власть и не мешайте нам потом работать, вот и вся программа! Мы знаем, как надо все сделать, но вам не скажем, потому что вы все тупые, недалекие и необразованные, вы все равно не поймете, так что нечего на эти для вас объяснения и время тратить! А потом удивляются, почему народ оппозицию не поддерживает и не понимает.

В общем, деньги - это важно, но только во вторую очередь. Ибо в первую нужна прежде всего идея, которая не столько для лозунга на рекламном баннере, сколько для реальной жизни. И пока ее не будет, вся эта оппозиция так и останется странствующим цирком-шапито.

http://alex-leshy.livejournal.com/891800.html

https://www.facebook.com/dmitry.al.nekrasov/posts/979697445474635