Седьмого июля, во время саммита НАТО в Варшаве, польский сенат принял резолюцию о признании геноцидом так называемой «Волынской резни». Эта резолюция — и своего рода месть Украине за героизацию ОУН и УПА, прославленных решением Верховной рады 9 апреля 2015 года — как раз во время визита в Киев президента Польши Бронислава Коморовского. Мало того, что этот жест нанес непоправимый ущерб самому Коморовскому, проводившему в то время предвыборную кампанию, так еще и поляки расценили его как публичное унижение их президента и чести всей нации.

Надо сказать, что решение Рады было вынесено в тот день по ошибке: украинская политика сейчас носит столь непрофессиональный характер, что в Киеве просто не смогли рассчитать нужную дату и — «так совпало», о чем украинцы потом очень сожалели.

Зато теперь польский сенат специально подготовился к визиту Порошенко, ответив ему примерно тем же и поставив, несомненно, в очень трудное положение. Пока это не окончательное решение. Резолюцию сената должны еще поддержать сейм и президент Польши, но уже трудно сомневаться, что признание геноцида вскоре будет иметь норму закона.

Текст выдержан в крайне жестких формулировках: речь идет не только о деятелях ОУН-УПА и СС «Галичина», но и о прочих «украинских коллаборантских формированиях», а обвинение касается вообще всех «украинских националистов», жертвами которых в те годы признается «сто и несколько десятков тысяч граждан» разных национальностей. Надо сказать, такое большое число встречается вообще впервые — раньше шли дебаты о том, было ли жертв украинского геноцида 20–30 тыс. или всё же доходило до ста? 11 июля — день, когда в 1943 году украинцы напали сразу на полторы сотни польских деревень, теперь будет официально отмечаться в качестве «Национального дня памяти жертв геноцида, осуществленного украинскими националистами в отношении граждан II Республики в 1939–1945 гг.»

Надо сказать, что в Польше уже не раз поднимался вопрос о признании тех событий геноцидом, но государственные интересы перевешивали — ссориться с Украиной признавалось нецелесообразным. В 2003 году президенты двух стран открыли памятник жертвам резни и сделали совместное заявление. 15 июля 2009 года на волне разочарования киевскими политическими реалиями и после признания героями Украины Степана Бандеры и Романа Шухевича, ответственных за массовые убийства поляков, сейм принял специальную резолюцию, в которой Волынская резня была названа «массовыми убийствами, имеющими характер этнической чистки и признаки геноцида». Однако от прямого обвинения в геноциде тогда всё же решили воздержаться.

Польские политики, в том числе и предыдущий президент Бронислав Коморовский, выступали с довольно странными заявлениями о невиновности украинцев — мол, резня наверняка была спланирована Сталиным и осуществлялась переодетыми сотрудниками НКВД. Большая работа с польской стороной была проведена при Януковиче в 2013 году, Киев тогда предложил целую программу совместного отмечания 70-й годовщины событий, а бывший в то время председателем Верховной рады Владимир Рыбак даже высказался за учреждение совместного Дня памяти и примирения украинцев и поляков.

Украина очень опасается выведения вопроса о признании ответственности Украины за геноцид на официальный уровень, и прежней власти удалось этого избежать. Но вот нынешняя не смогла.

Принятие резолюции — свидетельство сильнейшего разочарования Польши в новой украинской власти. Польская политика в отношении Украины находится в кризисе, и выражается он в первую очередь в сильном недоумении: столько лет старались привести к власти в Киеве проевропейские силы, а тут вдруг оказывается, что это бандеровцы!

Ладно при Ющенко — думали, это просто его личная глупость, на чем он и погорел. Но теперь-то на кого ставить? Сейчас так получается, что бандеровцами оказались там все, а на поле проевропейских и одновременно антибандеровских сил вообще никого нет!

Проблема в том, что эти две составляющие друг друга исключают — если ваш герой Бандера, то вас в Европе не примут, вас там никто с такими настроениями не ждет. То есть современная государственная идеология Украины со стороны выглядит совершенно абсурдно: если хотите в Европу, осуждайте Бандеру и иже с ним, если же вы считаете себя его идейными наследниками, то зачем вам современная Европа? На самом деле это абсурдно только для поляков, искренне желавших привлечь Украину к европейскому сообществу в качестве своей сферы влияния, о чем говорилось открыто.

Для менее романтично настроенных западных союзников Польши все выглядит как раз очень разумно: настрой современной политической элиты Украины как раз такой, чтобы оторвать Украину от России — и этого достаточно.

Важно, чтобы Западу не пришлось брать на себя обязательства по принятию этой страны в качестве полноправного члена своего сообщества. А украинский национализм как раз является своего рода гарантией того, что никаких европейских перспектив у Украины нет и не будет, о чем не устают довольно честно заявлять ответственные лица ЕС.

Примечательно, что в тот же день, 7 июля, Верховная рада приняла закон прямо обратного содержания — об амнистии участников АТО в Донбассе — то есть об освобождении от какой-либо ответственности украинских боевиков — тех же бандеровцев — за преступления, совершенные в отношении мирного населения.

В Польше верхняя палата парламента (Сенат) приняла 8 июля резолюцию, призывающую депутатов Сейма признать массовые убийства поляков украинскими националистами на востоке страны в годы Второй мировой войны геноцидом. Согласно предложению Сената, Национальный день памяти жертв Волынской резни должен быть установлен 11 июля. Постановление принято голосами правящей партии «Право и справедливость».

По словам историка и политолога Олега Неменского, резолюция Сената Польши по признанию Волынской резни геноцидом – это, в первую очередь, свидетельство глубокого разочарования, которое сейчас царит в Варшаве в отношении современных украинских властей.

«Там ведь наивно думали, что продвигают на Украине проевропейские силы, а теперь видят, что все они так или иначе могут быть охарактеризованы как бандеровцы. Но как можно сочетать одно с другим – почитание Бандеры со стремлением присоединиться к Европе – в Польше не понимают. Более того, для поляков однозначно, что с бандеровцами не может быть никакого диалога, и уж тем более партнёрских отношений.

В Варшаве всё ещё высказываются надежды на то, что вся эта идеологическая составляющая – это просто необходимые уступки со стороны Порошенко и правительства в трудных условиях, что всё это несерьёзно и ненадолго. Но политиков, верящих в такую перспективу будущего отказа Украины от бандеровской идеологии, всё меньше. Да и откровенные провалы нынешней власти почти во всех сферах управления обществом наводят на мысль, что союзные отношения с нею вряд ли разумны».

Кроме того, считает Неменский, дата принятия резолюции – это чистой воды месть с польской стороны.

«В прошлом году, 9 апреля, аккурат во время визита президента Польши Бронислава Коморовского в Киев и сразу после его выступления в Верховной Раде, парламент Украины принял закон о героизации ОУН и УПА. Это был тяжелейший удар по самому Коморовскому, который тогда проводил предвыборную кампанию (и в результате проиграл её с минимальным отрывом Анджею Дуде). Но это также было воспринято и как жестокое оскорбление всей польской нации.

Украинцы, правда, сами этого не хотели – у них просто настолько непрофессионально ведётся политика, что они не смогли рассчитать нужные даты и учесть польское восприятие этого вопроса (парламентарии вообще думали о реакции на это в Москве, а не в Варшаве). Но факт остаётся фактом, и для поляков делом чести стало ответить тем же. И вот, в день визита украинского президента в Варшаву и во время такого значимого для Украины события, как Саммит НАТО с обсуждением на нём темы «российской угрозы», верхняя палата польского парламента приняла резолюцию, которая, несомненно, является большим ударом по Петру Порошенко, что поставило его в очень неудобное положение.

Есть и ещё один момент. В следующем – 2017 г. исполнится 70 лет проведению Польшей операции «Висла» по выселению восточных славян из той части исторической Галичины, которую Сталин решил оставить Польше. В Варшаве очень опасаются возможных действий националистических властей Украины. Ведь всё западенское лобби в связи с этим будет требовать каких-то действий, и Киев будет вынужден их предпринять. А радикалы с Галичины так вообще требуют поставить вопрос о возвращении земель.

Кроме того, ведь если т.н. «Волынская резня», то есть операция по зачистке территорий Волыни, Полесья и Галиции от польского населения осуществлялись разрозненными отрядами повстанцев и не носила характера государственной политики, то выселение украинцев с традиционных мест обитания проводилось официальной властью послевоенной Польши. Откровенно этноцидный характер операции «Висла» может поставить Варшаву в очень неудобное положение, поэтому важно заранее обеспечить юридическую систему её оправдания. И лучший вариант – увязать её с Волынской резнёй, и заявить о том, что операция была проведена вынужденно, как ответ на преступные действия бандеровцев»

По мнению Олега Неменского, сейчас есть все основания предполагать, что к следующей дате геноцидный статус этой резни будет признан и Сеймом Польши, и её Президентом, приобретя силу закона. И тогда вполне может встать вопрос об ответственности Украинского государства за те события, причём и моральной, и материальной.

«Есть старый принцип польской политики – ставить своих партнёров в положение исторически виновной стороны и требовать извинений. Это считается удобным форматом для налаживания хороших связей. Так что и Украине этого не избежать. Вот только вряд ли такие отношения будут хорошими – скорее напряжённость по линии Варшава-Киев будет только нарастать»

http://izvestia.ru/news/621605

http://materik.ru/rubric/detail.php?ID=24569