Деревья не растут до небес. Рано или поздно период продолжительного роста на биржах сменяется паникой, и фондовые индексы стремительно сдуваются, хороня под брызгами лопнувшего пузыря деньги и надежды большого количества игроков.

Мы наблюдали такого рода биржевые крахи много раз, и многие эксперты не без оснований полагают, что в Соединённых Штатах уже готов к схлопыванию очередной мощный фондовый пузырь. Собственно, в любой момент на фондовых биржах США может наступить так называемый «момент Мински», после которого дороги обратно уже не будет.

Что такое «момент Мински»?

Этот термин получил своё название в честь Хаймана Мински – американского экономиста, который родился в 1919 году, в семье эмигрировавших в США белорусских евреев. Не удивлюсь, кстати, если фамилия «Мински» была выбрана эмигрантами уже в США, в память о родном Минске. Соединённые Штаты можно сравнить с огромным пылесосом, который затягивал к себе таланты изо всех неблагополучных регионов планеты…

Впрочем, нам сейчас более интересен другой экономист – Пол Маккалли (Paul McCulley). Мистер Маккалли изобрёл термин «момент Мински» в 1998 году, при описании того самого азиатского долгового кризиса, последствия которого спровоцировали в России столь памятный нам дефолт. Сам мистер Мински к этому моменту уже покинул ряды живых классиков, так что термин «момент Мински» стал своего рода признанием заслуг покойного профессора перед экономической наукой.

Итак, идея «момента Мински» заключается в том, что длительные периоды неустойчивого роста биржевых индексов неизбежно заканчиваются острыми кризисами. На это есть очень простая причина: привыкшие к стабильному росту инвесторы теряют осторожность и начинают покупать акции на заёмные деньги. Биржевой пузырь охотно пожирает эти шальные кредитные деньги и только увеличивается в размерах.

Инвесторов, согласно теории профессора Мински, можно поделить на три категории.

1. Хеджевые инвесторы вполне способны платить по кредитам. Колебания курсов акции они переносят спокойно.

2. Спекулятивные инвесторы способны выплачивать проценты по кредитам, однако у них недостаточно средств, чтобы выплатить основное тело долга. Этим инвесторам нужно, чтобы рынок акций стоял на месте или рос. Если рынок акций идёт вниз, спекулятивные инвесторы оказываются банкротами.

3. Наконец, так называемые инвесторы Понци не могут осилить даже проценты по кредитам. Им нужно, чтобы их акции всё время росли – как только рост акций приостанавливается, деньги у этих игроков заканчиваются. Отмечу, что фамилия Понци не менее известна за рубежом, чем фамилия Мавроди в России. Пожалуй, этого достаточно, чтобы составить впечатление о рискованности стратегии этой группы «инвесторов».

Вернёмся теперь к нашему пузырю. Через какое-то время, когда запутавшихся в кредитах инвесторов становится достаточно много, наступает так называемый «момент Мински». Биржевые котировки слегка проседают – неважно по какому поводу – и самые отчаянные инвесторы, у которых почти не было запаса прочности, вынужденно продают свои акции.

Сделаю тут лирическое отступление и проведу мини-ликбез для тех счастливых людей, которых искушения биржевых игр обошли стороной. Прошу практикующих трейдеров не возмущаться: я намеренно максимально упрощаю механизм, чтобы сделать объяснение предельно понятным.

Допустим, у вас есть всего лишь 5 долларов, но вы твёрдо убеждены в том, что акции корпорации «Horns and hooves» будут расти. Вы идёте к брокеру, и брокер предлагает вам гешефт: одолжить вам 100 долларов, чтобы вы приобрели на эти 100 долларов акции H&H. Если акции вырастут всего лишь на 10%, до 110 долларов, вы продадите акции на рынке и увеличите ваш капитал втрое – с 5 долларов до 15 долларов.

Казалось бы, замечательная схема, однако в ней есть опасные нюансы. Ведь брокер не просто так одалживает вам свои 100 долларов – он берёт вашу пятёрку в залог. И если стоимость акций H&H опускается до отметки в 95 долларов, специально обученные брокером роботы немедленно продают ваши акции. Брокер тогда получает свою сотню обратно: 95 долларов от продажи акции и ещё 5 долларов из оставленного вами залога. Вы, соответственно, оказываетесь в пролёте – и даже если ещё через день акции H&H отрастут обратно до 100 долларов с хвостиком, вас это уже не спасёт, ваши деньги уже пропали.

Иногда брокер продаёт ваши акции не сразу. Вначале он звонит вам и просит довнести ему денег, чтобы покрыть возможные убытки от продолжения падения котировок. А иногда происходит нечто совсем неприятное для игроков – в ситуациях, когда рынок начинает лихорадить – как это происходит сейчас с Грецией, например – брокер может позвонить вам и потребовать, чтобы вы принесли больше денег. Дескать, мы помним, что договаривались одолжить вам 100 долларов под залог 15 долларов, и пока что выбранные вами акции ещё не падают… однако ситуация изменилась, и мы хотим, чтобы вы до конца рабочего принесли нам ещё десятку. На тот случай, если акции начнут падать слишком быстро и мы не успеем их вовремя продать.

Обратите внимание, если инвестор играет на свои, проблемы не существует. Такой инвестор может хоть десять лет ждать, когда упавшие в цене акции H&H отыграют свой рост и снова будут стоить 100 долларов. Однако проблема длинных периодов роста как раз и заключается в том, что основная масса инвесторов теряет всякую осмотрительность и начинает играть на заёмные средства – раздувая тем самым пузырь и покупая акции за деньги, которые не оправданы никакой реальной прибылью компаний.

Возвращаемся к «моменту Мински». Итак, котировки акций слегка проседают, и этого просаживания оказывается достаточно, чтобы самые отмороженные игроки вынуждены были продать свои акции.

Продажа акций отмороженными игроками гонит рынок ещё глубже вниз, падение усиливается. И вот уже начинаются проблемы у более осмотрительных инвесторов, которые выдержали просадку рынка в 5%, но у которых не хватило запаса прочности на просадку в 10%. Более осмотрительные инвесторы тоже вынужденно начинают сливать свои акции – причём, как я уже объяснял выше, от прочности их нервов это даже не зависит, в таких ситуациях акции автоматически продаются роботами.

От новых продаж акций котировки падают ещё сильнее, падение вызывает ещё больше продаж, и в итоге пузырь схлопывается – а инвесторы остаются без акций, без денег, и с огромными долгами банкам.

Если рост рынка держался на миллионах маленьких инвесторов, ситуация становится плохой, но не катастрофичной. Проблемы потерявших деньги игроков особо не затрагивают экономику, миллионы маленьких трагедий не объединяются в одну большую. Но вот если в игру включаются по-настоящему крупные игроки, обрушение бирж может иметь страшный эффект – как это было во время Великой Депрессии, начавшейся с масштабного обвала на бирже в 1929 году.

Кстати, один из признаков приближения «момента Мински» – распространение практики так называемого «обратного выкупа», когда корпорации выкупают собственные акции, чтобы те поднялись в цене. Сейчас мы наблюдаем в США именно такую картину:

http://www.yardeni.com/Pub/buybackdiv.pdf

Когда корпорация покупает на бирже собственные акции, возникает опасный перекос. С одной стороны, финансовое положение корпорации ухудшается: ведь она берёт кредиты на выкуп акций, а по этим кредитам надо платить проценты. Но стоимость корпорации при этом не падает, как должно было бы быть, а растёт – ведь она выкупает свои акции с рынка.

Из-за этого корпорация становится переоцененной, и через какое-то время её акции закономерно падают в цене… если только корпорация не берёт новый кредит и не делает новый «обратный выкуп» собственных акций. Однако чем сильнее мы оттянем резинку трусов, тем больнее хлопнет она нас по животу. Чем дольше и чем активнее корпорация будет выкупать собственные акции, тем больнее в итоге будет расплата. В какой-то момент денег на выкуп акций уже не останется, и задержавшиеся «наверху» акции стремительно рухнут вниз.

Вообще, американский фондовый рынок растёт уже достаточно долго, чтобы далеко перешагнуть за опасную черту. Может возникнуть естественный вопрос: почему же «момент Мински» до сих пор не накрыл американские биржи?

Существует теория, согласно которой за стабильность на американских биржах отвечает некая «Plunge Protection Team» – поддерживаемая государством «Команда защиты от падения», которая имеет в своём распоряжении огромные ресурсы для защиты бирж от наступления «момента Мински»:

https://en.wikipedia.org/wiki/Working_Group_on_Financial_Markets

И действительно – стоит только фондовому рынку США устремиться вниз, как неизвестный крупный игрок немедленно начинает скупку акций – не позволяя тем самым падению перерасти в катастрофу.

С одной стороны, наличие этой гипотетической команды делает биржи гораздо более стабильными. С другой стороны, такая «нерыночная» поддержка дала ушлым трейдерам возможность навариться на государственных деньгах. В самом деле – если мы твёрдо знаем, что бирже не позволят упасть сколько-нибудь сильно, значит, можно смело покупать подешевевшие акции: PPT позаботится о том, чтобы они снова выросли в цене.

Такая стратегия получила название BTFD – «buy the fucking dips» или, в переводе на русский, «покупай чёртовы провалы». В последние годы эта стратегия позволила сделать многим огромные деньги на бирже – однако она же сильно подточила возможности PPT удерживать пузырь фондового рынка от схлопывания.

Что произойдёт дальше?

Если мы доверяем Полу Маккалли и Хайману Мински – а это очень уважаемые американские экономисты – крах неизбежен. Период роста на американских биржах был слишком продолжительным, а инвесторы были слишком азартны, чтобы можно было надеяться на мягкий спад.

Какое конкретно событие спровоцирует схлопывание пузыря – вопрос открытый. Может быть, пузырь лопнет на этой неделе, на фоне событий в Китае и Греции. Может быть, «Команда защиты от падения» сможет удерживать фондовые индексы США от падения ещё в течение долгих месяцев.

В любом случае, призывы переводить активы из акций в «кэш», в живые деньги, звучат последнее время из уст представителей весьма крупных инвестиционных фондов, я уже писал об этом недавно. А это значит, что предел прочности системы уже практически достигнут.

http://fritzmorgen.livejournal.com/798318.html