Европа находится в свободном падении. Больше в этом никто не сомневается. На самом деле, ЕС страдает одновременно от нескольких ключевых проблем, и любая их них потенциально может превратиться в катастрофу. Давайте рассмотрим их одну за другой.

ЕС из 28 членов экономически не имеет смысла

Самая очевидная проблема ЕС в том, что он экономически просто не имеет смысла. Первоначально в ранних 1950-х существовала небольшая группа из не слишком разнородных государств, которые решили объединить свои экономики – так называемая Внутренняя Шестёрка, основавшая Европейское Сообщество: Бельгия, Франция, Западная Германия, Италия, Люксембург и Нидерланды. В 1960-е к этой «центральной группе» присоединились ещё семь стран, Внешняя Семёрка, которые не хотели входить в ЕС, но хотели присоединиться к Европейской Ассоциации Свободной Торговли. Это были Австрия, Дания, Норвегия, Португалия, Швеция, Швейцария и Соединённое Королевство.

Вместе эти страны образовали то, что не очень точно называлось «большей частью Западной Европы». При всех ошибках эти договорённости отражали реалии – что страны, принимавшие в них участие, имеют много общего, и что их народы хотели объединить силы. После 1960-х история европейской интеграции и экспансии становится весьма сложной, и хотя двигалась она зигзагами с постоянными отходами, в итоге этот процесс завершился неконтролируемым ростом, вроде этакой злокачественной опухоли.

Сегодня в ЕС входит 28 (!) государств-членов, включая те, что назывались «центральной» и «восточной» Европой – даже бывшие советские балтийские республики стали теперь частью нового союза. Проблема в том, что хотя такое расширение весьма привлекательно для европейских элит по идеологическим причинам, но столь крупная экспансия не имеет никакого экономического смысла. Что общего у Швеции, Германии, Латвии, Греции и Болгарии? Конечно, очень мало.

Теперь же явно проступают трещины. Греческий кризис и угроза «Грексита» обладают потенциальным эффектом домино с участием остальных ПИГС (Португалия, Италия, Греция и Испания). Даже Франции угрожают последствия этих кризисов. Европейская валюта, евро, это «валюта без миссии»: что предполагается, будет она поддерживать экономику Германии или Греции? Никто не знает, по меньшей мере официально. В действительности, конечно же, все понимают, что это шоу ведёт фрау Меркель. Решения быстрой фиксации положения, которые предлагают евробюрократы, дают только некоторый выигрыш во времени, но никак не решение проблемы, а она явно системная – полностью искусственный характер состоящего из 28 членов ЕС.

А что до очевидного решения отказаться от безумной мечты о состоящем из 28 стран ЕС, то это настолько политически неприемлемо, что даже обсуждаться не будет, ведь все они этого боятся.

ЕС на грани социального и культурного коллапса

Неопровержимая реальность проста, как суровая правда жизни:

  • ЕС не может принять столько беженцев
  • У ЕС нет средств их остановить

Массовый поток беженцев представляет собой крайне сложную проблему безопасности, с которой страны ЕС не готовы справиться. Все страны ЕС обладают тремя основными инструментами, которые они могут использовать для защиты от беспорядков, преступлений или нашествия: силы специального назначения/безопасности, полиция и военные. Проблема в том, что ни одно из этих средств не может справиться с кризисом беженцев.

Сил специального назначения/безопасности безнадёжно недостаточно для того, чтобы справиться с кризисом. Кроме того, их привычные мишени (профессиональные преступники, шпионы, террористы) невелики по численности и затерялись где-то среди потока беженцев. По большей части беженцы – это семьи, большие семьи, и если среди них иногда есть члены преступных банд, то это далеко не всегда так. Проблема в том, что, скажем, 10% косоваров – наркоторговцев перенесли дурную славу на всех беженцев их Косово, и в итоге с самими беженцами обращаются как с преступниками.

И наконец, силы специального назначения/безопасности в большой степени полагаются на информаторов, а в иностранные банды проникнуть сложно. Они часто ещё и говорят на другом языке, которым владеют немногие местные специалисты по языкам. В результате по большей части силы безопасности ЕС понятия не имеют, с кем именно надо работать по проблеме безопасности, стоящей перед ними, хотя бы просто потому, что у них нет персонала и средств отслеживать такое количество людей.

И наоборот, у полицейских есть все преимущества: они буквально везде и обычно обладают хорошим чутьём «своего района». Однако их власть ограничена и им необходимо получить судебное постановление, чтобы выполнить большую часть работы. Полицейские ещё и имеют дело по большей части с местными преступниками, а большинство беженцев и не местные, и не преступники. Печальная реальность состоит в том, что максимум, что может сделать полицейский в случае кризиса с беженцами – вызвать полицейские формирования для борьбы с беспорядками, а это едва ли решение.

Что до армии, лучшее, что она может сделать – попытаться помочь закрыть границу. В некоторых случаях они могут помочь полицейским силам в случае гражданских волнений, но и всё.

Таким образом, различные государства ЕС не имеют ни средств закрыть границу или депортировать большую часть беженцев, ни средств их контролировать. Конечно, всегда будут существовать политики, которые будут раздавать обещания, как они собираются отправить всех беженцев обратно, но это грубая и откровенная ложь. Огромное большинство этих беженцев бегут от войн, голода и крайней нищеты, и не существует способа отправить их обратно домой.

Однако и держать их у себя невозможно, по крайней мере, в культурном смысле. При всей пропаганде о дважды-благих-намерениях интеграции всех рас, вероисповеданий и культур, реалии состоят в том, что ЕС ничего не может предложить этим беженцам, чтобы они захотели интегрироваться. При всех своих грехах и проблемах, США хоть предлагают «Американскую мечту», которая – как бы фальшива она ни была – всё-таки вдохновляет людей по всему миру, особенно простодушных и плохо образованных. И не только это, ведь само американское общество во многом а-культурно.

Спросите себя для начала, что такое «Американская культура»? Если уж на то пошло, это действительно «плавильный котел», а не «мешанина» – это значит, что всё, что брошено в этот плавильный котел, теряет своё  первоначальное своеобразие; а вот сама смесь из такого котла не может дать местную, своеобразную культуру, по крайней мере, не в европейском смысле слова.

Европа, должен я сказать, значительно отличается от США. Тут всегда существовали настоящие, глубокие культурные различия между различными регионами и провинциями всех европейских стран. Баски определённо не являются каталонцами, а марсельцы отличаются от бретонцев и так далее. Что до различий между немцами и греками – они просто огромны. Результат нынешнего кризиса с беженцами в том, что все европейские культуры оказались непосредственно под угрозой своей индивидуальности и стилю жизни. Зачастую в этом винят ислам, но на самом деле и африканские христиане интегрируются не лучше. Кстати, то же относится и к христианам-цыганам.

В результате, столкновения происходят буквально на каждом шагу – в магазинах, на улицах, в школах и так далее. Нет ни единой страны в Европе, где такие столкновения не угрожали бы социальному порядку. Эти повседневные столкновения приводят к преступлениям, репрессиям, насилию и возникновению гетто, как иммигрантов, так и местных жителей, которые покидают традиционные пригороды и перебираются в менее насыщенные иммигрантами районы.

(Замечание: моим американским читателям, которые могут подумать «и что? у нас в США тоже есть гетто», я скажу, что то, что французы называют «зоны беззакония», намного хуже, чем всё, что вы можете увидеть в США. И помните, что ни в одной стране ЕС нет огромных, милитаризованных полицейских сил, которые есть в любом американском городе. Кстати, не существует там и аналога американской Национальной Гвардии. В лучшем случае есть силы полиции особого назначения, вроде французских CRS, но они не многое могут сделать).

Уровень раздражения, которое испытали многие, если не большинство, европейцев  непосредственно в результате этого кризиса иммиграции, трудно описать тем, кто его не видел. И поскольку озвучивание такого раздражения считается властями «расистским» и «ксенофобным» (по крайней мере, до сих пор так было – теперь это меняется), то глубокое недовольство по большей части скрывается, но, тем не менее, оно ощутимо. И иммигранты явно это ощущают. Каждый день.

И, повторю, именно поэтому идеи «плавильного котла» в американском стиле в Европе не будет: единственное, что может предложить Европа всем этим сотням тысяч беженцев – молчаливая враждебность, подпитываемая страхом, гневом, отвращением и беспомощностью. Даже те местные жители, которые сами были беженцами в прошлом (к примеру, иммигранты из Африки) теперь испытывают отвращение и весьма враждебны к новой волне беженцев. И, конечно же, ни единый беженец, приезжающий в Европу, не верит ни в какую «Европейскую мечту».

Последнее, но не по значимости, это то, что беженцы – тяжкое бремя на плечах местной экономики и социальных служб, которые никогда не были рассчитаны для работы с таким потоком нуждающихся «клиентов».

Прогноз на ближайшее будущее очевиден: по большей части всё так же, только хуже, возможно, намного хуже.

ЕС – просто колония США, неспособная защитить свои интересы

ЕС управляется классом людей, которые полностью продались США. Лучшим примером такого печального положения дел стало ливийское фиаско, при котором США и Франция полностью разрушили самую развитую страну Африки только для того, чтобы теперь получить тысячи беженцев, пересекающих Средиземное море в поисках убежища от войны в ЕС. Такой итог легко можно было предсказать, и всё же европейские страны ничего не сделали, чтобы воспрепятствовать этому.

На самом деле, все эти Обамовские войны (Ливия, Сирия, Афганистан, Ирак, Йемен, Сомали, Пакистан) привели к огромным потокам беженцев. Добавьте к этому хаос в Египте, Мали и нищету по всей Африке — и вы получите массовый исход беженцев, который не остановить никаким строительством стен, копанием рвов или слезоточивым газом. И, словно этого недостаточно, ЕС совершает фактически политическое и экономическое самоубийство, позволив Украине с 45 миллионами жителей взорваться мощной гражданской войной, полностью разрушить экономику и получить поистине нацистский режим во власти.

И этот итог тоже легко было предсказать. Но всё, что сделали евробюрократы – ввели обречённые на провал экономические санкции против России, которые в результате обеспечили именно те условия, что были необходимы российской экономике, чтобы наконец диверсифицироваться и начать производить местные товары вместо того, чтобы импортировать всё из-за рубежа.

Возможно, тут стоило бы вспомнить, что после Второй Мировой войны Европа в основном оставалась оккупированной территорией. Советы получили центрально-восточную часть, а США/Британия – западную. Все мы условно допускали, что люди, живущие под «гнётом» того, что пропаганда США называла «Варшавским Пактом» (в действительности – «Организация Варшавского Договора»), были намного менее свободны, чем те, кто жил под «защитой» НАТО.

И неважно, что термин «Северо-Атлантический» был использован умышленно, чтобы привязать Западную Европу к США, основная проблема в том, что хотя во многом народ на Западе пользовался существенно большей свободой, чем на Востоке, но оккупированная США/Британией часть Европы никогда так и не получила истинного суверенитета.

И точно как Советы тщательно вынянчивали местную компрадорскую элиту в каждой восточно-европейской стране, также делали и США на Западе. Огромное различие проявилось лишь в конце 1980-х – начале 1990-х, когда вся система Советов обрушилась, а управляемая США система усилилась в результате советского коллапса. Если уж на то пошло, с 1991 года железный американский захват ЕС стал крепче, чем ранее.

Печальная реальность проста: ЕС – колония США, управляемая марионетками США, которые просто неспособны отстаивать основные и вполне очевидные интересы Европы.

ЕС в глубоком политическом кризисе.

Вплоть до конца 1980-х существовала более или менее «настоящая» оппозиция «левых» партий в Европе. На самом деле, коммунисты Италии и Франции чуть не пришли к власти. Но как только Советская система рухнула, все европейские оппозиционные партии либо исчезли, либо быстро поглотились системой. И, как и в США, бывшие троцкисты превратились в неоконов буквально за одну ночь. В результате Европа потеряла ту маленькую оппозицию, которая у нее была в англо-американской Империи и стала «политически умиротворенной».

То, что французы называют “la pensée unique” или «одна идея», восторжествовало, по меньшей мере, если судить по корпоративным СМИ. Политика стала похожей на притворное шоу, где различные актёры делают вид, что работают с реальными проблемами, когда в реальности все они говорят о вымышленных, искусственно созданных «проблемах», которые затем они «решают» (прекрасный пример –  гомосексуальные «браки»). Единственной формой содержательной политики, оставшейся в Европе, оказался сепаратизм (шотландский, баскский, каталонский и так далее), но пока он не дал никакой альтернативы.

В этом дивном новом мире притворной политики никто не несёт ответственности за реальные проблемы, с которыми никогда не работают непосредственно, а лишь заметают под ковёр до следующих выборов и это неизбежно лишь ухудшает ситуацию. А что до владык ЕС, то их не волнует, что происходит до тех пор, пока это прямо не затрагивает их интересы.

Вы можете сказать, что Титаник тонет, а оркестр продолжает играть – и будете очень близки к истине. Все ненавидят капитана и команду, но никто не знает, кем их заменить.

http://polismi.ru/politika/evrosoyuz-titanik/1194-evropa-v-svobodnom-padenii.html