По некоторым оценкам, общая величина международных резервов всех стран мира составляет около 10 триллионов долларов. Львиная доля всех международных резервов размещается в США. Некоторое представление об этом дает статистика Федеральной резервной системы США (табл. 1).

Табл. 1

Международные резервы, размещаемые в США (млрд. долл.)

Виды активов (финансовых инструментов) 2012 2015
Всего 5.474,8 5.979,9
Депозиты банков США 372,7 336,7
Долговые бумаги казначейства США 3.658,5 3.758,5
Иные ценные бумаги США 1.290,2 1.498,4
в том числе
Бумаги агентств США 484,1 378,7
Облигации корпораций США 120,7 142,6
Акции корпораций США 685,4 977,2

Источник: federalreserve.gov

Величина международных резервов, размещенных в США, за три года (2012–2015 гг.) увеличилась на 9 процентов; структура размещения особых изменений не претерпела (см. табл.1). Что касается географической структуры международных резервов, размещенных в США, то она также достаточно устойчива. Дьвиная доля резервов (73,5% в 2015 году) приходится на Азию, поскольку здесь находятся страны, имеющие рекордные величины международных резервов (КНР и Япония).

Табл. 2.

Географическая структура международных резервов, размещенных в США (млрд. долл.)

Регион 2012 2015
Всего 5.474,8 5.979,9
Европа 840,7 949,4
Канада 33,9 37,7
Южная и Центральная Америка 498,8 521,6
Азия 4.031,5 4.394,8
Африка 42,4 45,4
Прочие 28,1 30,8

Источник: federalreserve.gov

Размещение международных резервов в США, как правило, обеспечивает лишь минимальные доходы денежным властям других стран (по казначейским бумагам США - в среднем около 1%). При этом МВФ, а также рейтинговые агентства объясняют: такова цена за практически нулевые риски инвестирования. Неужели?

Усомниться в этом заставляет многое. В первой декаде февраля СМИ сообщили о достаточно крупной краже безналичных денег в США в результате «электронного взлома». Мы уже привыкли к новостям об «электронных ограблениях» банков, но это событие неординарное. Во-первых, украдены средства со счета Федерального резервного банка Нью-Йорка, который славился повышенной безопасностью. Во-вторых, это не частные деньги, а международные валютные резервы на сумму 100 млн. долл., принадлежащие Центробанку Бангладеш.

Сообщается, что деньги были переведены на счета в Шри-Ланке и Филиппинах. Затем 100 млн. долларов из банковской системы попали на черный рынок, где впоследствии были проданы. Они были выведены в неизвестном направлении из страны через посредников после «отмывки» в трех игорных заведениях Филиппин. Согласно уточненным данным, снять удалось не 100, а 81 млн. долл., запланировано же было хищение 1 миллиарда долларов. Хакеры допустили грубую орфографическую ошибку в пятой заявке на очередные 20 млн. долларов. Это и заставило сотрудников Федерального резервного банка Нью-Йорка насторожиться. Если бы не эта ошибка, Центробанк Бангладеш мог лишиться 40% своих валютных резервов.

Событие заставляет еще раз задуматься о рисках размещения международных резервов в банковской системе США. Что это за риски?

1. Риски технические. Выясняется, что даже Федеральный резервный банк Нью-Йорка (его рекламируют как «безопасную гавань» для иностранных резервов) не в состоянии обеспечить сохранность денег. Что же говорить об обычных частных американских банках США, на счетах которых денежные власти некоторых стран также размещают резервы (там более высокий процент дохода)?

2. Риски экономические. В начале 2016 года в банковском сообществе США начались разговоры о том, что Федеральному резерву следовало бы последовать примеру некоторых центробанков зарубежных стран, которые стали практиковать отрицательные проценты по депозитам. Это центробанки Швеции, Швейцарии, Дании и Японии. А также с 2014 года на отрицательные проценты перешел Европейский центральный банк (ЕЦБ). ФРС США потому и была привлекательна, что на фоне указанных центробанков она, по крайней мере, поддерживала сохранность размещенных средств. Ситуация изменится, если резервы начнут таять.

3. Риски юридические. По сообщениям СМИ, ФРБ Нью-Йорка оказывает Центробанку Бангладеш «содействие» в поиске пропавших средств. Эта информация настораживает. Казалось бы, что именно ФРБ Нью-Йорка должен был заниматься разысканием пропавших денег, а Бангладеш могла лишь оказывать «содействие». Вопросы ответственности ФРС США за сохранность валютных резервов вообще никогда не обсуждалась. Думаю, что обязательства ФРС США по пропаже средств не были прописаны в договорах. Можно предположить, что ФРБ Нью-Йорка вообще не собирается возмещать потери Бангладеш.

Вспомним историю с монетарным золотом многих стран мира, которое входит в состав международных резервов и которое было положено на хранение в подвалы Федерального резервного банка Нью-Йорка. Германия, например, с 2012 года предпринимает попытки вернуть своё золото из подвалов ФРБ на Манхэттене. До сих пор немцы получили очень незначительную часть, да и возвращенные золотые слитки отличаются от тех, которые в свое время были Германией загружены в хранилища Манхэттена.

4. Риски коммерческие. Это особенно касается той части валютных резервов, которые размещаются в коммерческих банках США. Банковская система США сегодня находится в крайне неустойчивом состоянии. Есть много признаков надвигающегося банковского кризиса. В случае банкротства коммерческого банка совсем не очевидно, что денежные власти соответствующей страны получат хотя бы частичные возмещения своих потерь.

Своеобразным символом финансового кризиса в США стало банкротство банка «Леман Бразерс» – гиганта Уолл-стрит. Никто не мог представить, что этот банковский «Титаник» может пойти на дно и создать неприятности для Украины. Сегодня в обстановке бурных событий в незалежной мало кто вспоминает о том неприятном инциденте. А до февральского переворота 2014 года Верховная рада не раз пыталась разобраться в истории с «Леман Бразерс» и найти тех, кто принимал решение о размещении украинских международных резервов страны в банке Уолл-стрит.

5. Риски политические. В теории считается, что средства центральных банков имеют иммунитет от разного рода экономических санкций – от арестов, замораживаний, конфискаций и т.п. В реальной жизни всё иначе. Мы уже не раз были свидетелями замораживания и арестов международных резервов разных стран, причем инициаторами таких акций неизменно выступал Вашингтон. Яркий пример – Иран. Его международные резервы были заморожены еще в ХХ веке. Общая сумма блокированных средств оценивается в 50 млрд. долл. Вашингтон объявил о частичном размораживании валютных счетов Ирана, но лишь на сумму 1,7 млрд. долл. Другой пример – Ливия, которая во времена Каддафи имела очень крупные международные резервы. По некоторым оценкам, США и действовавшие под давлением Вашингтона их союзники заблокировали в общей сложности 150 млрд. долларов - средства Центробанка и суверенных фондов Ливии.

Специфические риски возникают и при размещении резервов в казначейские бумаги США. Бумаги эти размещаются в специальных банках-депозитариях, находящихся в юрисдикции США или их европейских союзников. У Вашингтона есть возможность оказывать давление на банки-депозитарии, т.е. блокировать операции с казначейскими бумагами. С учетом сказанного США и их ближайшие союзники становятся крайне опасной сферой для размещения международных резервов. Особенно резервов тех стран, которые пытаются проводить независимый внешнеполитический курс. Каков выход для таких стран? Есть много способов минимизации потерь международных резервов. Назову лишь три.

Во-первых, трансформация валютной части резервов в монетарное золото. На фоне отрицательных процентных ставок центробанков (в дальнейшем отрицательные ставки могут распространиться и на частные коммерческие банки) желтый металл не будет создавать потерь. Более того, рынок сегодня входит в фазу роста цен на золото, оно становится одним из наиболее доходных активов. Кроме того, золото жизненно необходимо любому государству как стратегический ресурс.

Во-вторых, размещение валютных резервов в виде кредитов центробанка коммерческим банкам на внутреннем рынке.

В-третьих, размещение части резервов в юанях, тем более что китайская валюта в конце прошлого года получила статус официальной резервной валюты.

Центробанк России уже действует по двум первым направлениям. По состоянию на 1 февраля 2016 года международные резервы Российской Федерации составили 371,56 млрд. долл., при этом на монетарное золото пришлось 51,38 млрд. долл., или 13,8%. А ведь еще в 2000-е годы на желтый металл приходилось лишь 5-6% международных резервов РФ. По темпам наращивания золотого резерва Банк России находится на первых местах в мире. 11 марта появились данные о приросте золотых резервов ЦБ РФ за февраль еще на 5,89 млрд. долл. - до 57,27 млрд. долл.

Что касается второго направления, то следует отметить, что на 1 февраля 2016 года Центробанк России предоставил из своих резервов валютных кредитов отечественным банкам на сумму 20,37 млрд. долл., что составило 5,5% международных резервов РФ. Отметим, что за год до этого таких кредитов Центробанк РФ вообще не предоставлял.

Относительно юаня как валюты международных резервов следует сказать, что еще до придания ему статуса официальной резервной валюты он, по некоторым оценкам, уже входил в состав международных резервов трёх десятков стран. Банк России представляет структуру своих международных резервов лишь по основным валютам. Вполне вероятно, что юань уже входит в состав международных резервов РФ и проходит по строке «прочие валюты». Впрочем, не стоит ограничиваться только юанем. Можно подумать о включении в международные резервы тех валют, которые не имеют статус резервных, но являются денежными единицами стран – основных торгово-экономических партнеров России.

http://www.fondsk.ru/news/2016/03/12/mozhno-li-doverjat-rezervy-federalnomu-rezervu-39052.html