На открытие сочинской Олимпиады прилетели официальные делегации 60 стран, в том числе более 40 глав государств. Это больше чем на вместе взятых играх в Лондоне (2012) и Ванкувере (2010). Однако Барак Обама международный спортивный праздник проигнорировал, а его оправдания удивили всех своей инфантильностью… Естественно, у политологов появились собственные версии.

Итак, 44-й президент США объяснил свое отсутствие в Сочи тем, что не хотел бы отвлекать болельщиков от соревнований. «Для зрителей гораздо интереснее наблюдать за борьбой наших невероятных атлетов», - сказал он. Полуофициальная версия «бойкота», на которую прямым текстом намекают западные СМИ – несогласие Белого дома с поправками в Закон РФ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

Но, может быть, одна из главных причин такого решения Обамы – нежелание встречаться с главой Китайской народной республики? Вот уже полгода Обама целенаправленно пропускает мероприятия с участием Си Цзиньпина. В окружении множества зарубежных коллег президент США опасается услышать от китайского лидера вопросы, на которые у него нет вразумительного ответа.

Начнём с того, что сейчас отношения Пекина и Вашингтона напряжены до предела. Во-первых, США приступили к воплощению Стратегической программы 2012 года, предусматривающей смену вектора национальной политики в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона. Это место Земли – сфера коренных интересов Китая, но американские планы предусматривают передислокацию сюда свыше половины всей военной мощи Пентагона. В регионе уже вспыхнули территориальные конфликты с участием Китая, эскалация которых целиком лежит на совести ближайших союзников США – Южной Кореи и Японии. В общем, Пекин сегодня, не без оснований, полагает, что Вашингтон с неким дальним прицелом формируют азиатскую антикитайскую ось.

Отсюда у руководства Поднебесной возникает вполне резонный вопрос, а стоит ли финансировать подобное предприятие? Ведь Китай нынче является крупнейшим кредитором американской экономики. Пока она работала как часы, решая, в том числе, проблему занятости громадного трудового рынка Китая, можно было закрыть глаза даже на зреющие политические разногласия. Однако, к осени 2013 года стало очевидным, что Белый дом слабо контролирует экономику собственной страны, и государственный дефолт – это только вопрос времени.

Напомним, объем государственного долга США растёт намного быстрее экономики, порой преодолевая планку, установленную парламентариями. В этом случае, президент, чтобы и дальше на законных основаниях печатать доллары, необходимые для выполнения обязательств перед бюджетом и кредиторами, приходит в Конгресс. Начинается торговля, цель которой – уговорить обе палаты парламента принять закон об увеличении долгового потолка.

Последний потенциальный бюджетный кризис в США был предотвращён в последнюю минуту, причём Пекин суетился едва ли не больше Белого дома. Скажем, китайский премьер Ли Кэцян бомбардировал Госдеп США своей «крайней обеспокоенностью», зампред Центробанка Йи Ган умолял американских коллег «найти мудрость, чтобы решить проблему как можно скорее», а официальный рупор КНР – агентство «Синьхуа» и вовсе призвало человечество избавиться от опасной зависимости, «разрушив американизированный мир». Си Цзиньпин хотел лично поговорить с Обамой на саммите АТЭС, который состоялся в октябре. Но Обама на него не приехал, сославшись на участие в тех самых бюджетных дебатах. В итоге Конгресс продлил «возможность для заимствований» ещё на несколько месяцев. Новый срок истекал… 7 февраля – в день открытия ХХII Зимних Олимпийских игр в Сочи.

Между тем, в середине января сайт Министерства финансов КНР сообщил, что китайские запасы казначейских облигаций США выросли до рекордной суммы – $1,317 трлн. Кроме того долларовые резервы КНР достигли отметки в 3,82 трлн.

С одной стороны, «океан денежной массы» говорит об экономической мощи Китая. Однако, это также и нелёгкое бремя, поскольку управление столь гигантскими резервами не даёт особого разнообразия вариантов. Конечно, по логике, китайцы должны были давно разложить американские обязательства по разным «корзинам», но глобальная распродажа доллара не только обрушит его стоимость, но и, прежде всего, подорвёт собственные валютные резервы Китая. Поэтому Пекину ничего не остаётся, как продолжать кредитовать американскую экономику, покупая за «свои» доллары все новые и новые американские государственные облигации. «Китай лег в постель с нашим казначейством слишком давно и не сможет из неё вылезти слишком быстро», - иронизирует журнал Time.

Странно, правда, почему журналисты забывают о том, что будет, когда Китай из неё вылезет. Пусть даже и медленно. («Путь в тысячу ли начинается с первого шага», - говорил Конфуций). Ведь хотя экономики США и Китая максимально взаимозависимы, последний находится в куда лучшей позиции. У США просто нет выбора: китайские инвестиции заменить нечем – на глобальном рынке нет другого игрока, который мог бы своими товарами насытить внутренний потребительский спрос США. Нет в мире страны, которая могла бы, обменивая свою продукцию на доллары, тут же возвращать их в американский оборот взамен на другие «бумажки» – государственные облигации казначейства США.

Так что, какими бы иллюзиями и аллегориями не тешили себя американские журналисты, факт остаётся фактом: США – наркоман, подсевший на «китайскую иглу».

Учитывая весь расклад, становится ясно, почему Си Цзиньпин имел все основания беспокоиться об очередном техническом дефолте США, намеченном на 7 февраля. Логично предположить, что и Обама не прилетел в Сочи из-за опасения выслушивать китайские претензии. Ведь при всех достоинствах, первый чернокожий президент США отнюдь не король экспромта. Подобная склока, да ещё в присутствии высокопоставленных третьих лиц, вынудила бы главу Белого дома быть максимально жёстким «здесь и сейчас». А в результате подобный форс-мажор мог бы подтолкнуть Китай к более решительным действиям против «американизированного мира», прежде всего, к началу болезненного процесса избавления от американских бондов и долларов.

Чтобы этого не допустить, сохранив более-менее приличную мину, президенту США в моменты экономической турбулентности приходится значительно ограничивать свою внешнеполитическую публичность.

… Лишь 12 февраля Конгресс, наконец, одобрил законопроект об очередном повышении лимита госдолга страны до 16 марта 2015 года. Это значит, что проблема вероятного дефолта США снова не решена, а только отложена. То есть, тактически верное решение Обамы «не дразнить Тигра» в перспективе лишь попытка отсрочить неизбежное.

Рано или поздно Пекину, несмотря на традиционный консерватизм, предстоит отказаться от наследия «предыдущих поколений руководителей» и приступить к осторожной диверсификации резервов.

Вопрос не в том, произойдёт это или нет. Вопрос, когда это произойдёт. Но в этом случае внутренний рынок США ждёт хаос. Экономика США лишится дешёвого китайского продукта и дешёвого китайского доллара. Взлетят потребительские цены и кредитные ставки, миллионы американцев в одночасье станут банкротами. С другой стороны, китайский демпинг доллара на внешних рынках вызовет удешевление американской валюты, что тут же скажется на возможностях Пентагона, поставив под удар военно-политические амбиции США. В том числе, в Азиатско-Тихоокеанском регионе… Так что, насколько быстро Китай введёт в действие своё экономическое супероружие зависит, в большой степени, от самого Белого дома.

Пока же мы можем констатировать одно: исторический факт свершился – теперь не Пекин боится Вашингтона, а наоборот. Так что в этом тандеме двух держав роль старшего партнёра окончательно перешла к Китаю.

http://ru.fbii.org/analytics/1356.html