В очередной раз внимание общественности приковано к громким заявлениям российских властей о неожиданно назревшей потребности объявить войну клановости экономики, коррупции и воровству. Тот факт, что общество и экономика задыхаются от произвола монополий и чиновничьего беспредела, а система государственного управления с самого верха парализована судорогой коррупции, судя по всему, не вызывает сомнений у подавляющей части населения России.

С тезисом о том, что пора ограничить произвол правящего чиновничьего паханата, рассматривающего граждан России в качестве бесправных масс, солидарны митингующие как на Болотно-Сахоровой, так и на Воробьёвых Горах. И даже «приглашенные» в массовом порядке на проправительственные митинги граждане солнечного Таджикистана и Узбекистана (готовые на всё, лишь бы не возвращаться в разруху и кромешную нищету Средней Азии), скорее всего, готовы подписаться под этим тезисом. Признают это даже отцы российской «сувенирной» демократии, «гребущие на галерах» в сторону системного кризиса.

Заявленные нынешним премьером меры по раскрытию конечных бенефициаров посредников госкомпаний и высшего руководства госмонополий носят в чистом виде декларативный характер – это спешная реакция властей на массовый рост социального напряжения и недовольства общества запредельной коррупцией во всех эшелонах власти. В условиях, когда критически значимая часть чиновников воспринимает государственную службу исключительно как инструмент личного обогащения, ни о какой борьбе с коррупцией не может быть и речи. Любое ограничение произвола монополий и чиновничьего беспредела не на словах, а на деле будет означать удар по интересам правящего класса и, судя по всему, подрыв основам государственного строя. Хочется верить, что нынешнее политическое руководство не ограничится предвыборными речёвками и начнёт исполнять свои конституционные обязанности.

Именно в силу круговой поруки российских коррупционеров и хронического нежелания бороться с себе подобными мы не видим ни уголовных дел в отношении отстранённых от руководства энергокомпаний управленцев, ни ареста их незаконно нажитых активов, ни возврата украденных средств. Им просто-напросто позволено мирно и тихо уехать в свои замки на Лазурном берегу в обмен на политически ангажированную публичную порку. Борьба с коррупцией в очередной раз свелась к показательной борьбе с отдельно взятыми коррупционерами, попавшими в немилость властям в силу политической обстановки.

В очередной раз порадовал экспертов Центральный Банк, заявивший устами своего первого зампреда Улюкаева (традиционно отличающегося глубоким пониманием действительности и достоверностью прогнозов о «тихих гаванях») о том, что чистый отток капитала в $84 млрд. носит временный и конъюнктурный характер. Другое дело, что либеральным экономистам никак не удаётся осознать того простого факта, что «краткосрочный характер» бегства капитала затянулся аж на 4 года и за период с 2008г. из страны в авральном порядке утекло более $307,6 млрд. или более 16,5% ВВП. Это вполне сопоставимо с расходной частью федерального бюджета в 2011г.: этих средств вполне достаточно, чтобы при наличии адекватного, не извращённого коррупционным целеполаганием мышления и политической воли построить новую модернизированную Россию.

Однако мы видим совершенно иную картину – на глазах происходит катастрофичное падение эффективности проводимой в стране социально-экономической политики. Несмотря на 25% скачок цен на нефть в 2011г., темпы роста экономики остались на уровне 2010г. в 4,3%, темпы роста промышленного производства упали с 8,2% до 4,7%, обрабатывающие производства замедлились с 11,8% до 6,5%, рост добычи сырья сжался с 3,6% до 1,9%, а прирост грузооборота транспорта упал с 6,9% до 3,4%.

И этот обвал деловой активности происходит на фоне мифического роста доходов населения на 0,8% и безудержной борьбы правящих властей с бедностью – благодаря совершенно необъяснимому снижению величины прожиточного минимума с 6505 рублей во 2-м кв. 2011г. до 6287 рублей по итогам 3-го кв. Российской «оффшорной аристократии» удалось аккурат накануне президентских «выборов» нарисовать снижение численности нищего населения до 18,3 млн. человек по итогам 3-го кв. 2011г. после беспрецедентного скачка с 15,2 млн. в 4-м кв. 2010г. до 22,9 млн. человек в 1-м кв. 2011г.

При этом даже согласно официальной статистике Росстата более 55,2% жителей России имеют душевой доход ниже 10 тыс. рублей, а 70% живут менее чем на 15 тыс. рублей в месяц. И лишь 16,7% населения страны можно с большой натяжкой отнести к среднему классу – их доходы превышают 20 тыс. рублей. Ещё более чёткую и ясную картину о масштабах коррупции и бегства капитала из страны даёт статистика Банка России. На фоне усиливающейся хаотизации Ближнего Востока западными элитами и колоссального притока спекулятивного капитала на финансовые рынки цены на нефть подскочили более чем на 25%, что обеспечило рост профицита торгового баланса России на 31,1% - с $151,7 млрд. до $198,1 млрд. Однако, как это и бывает в странах, опущенных своим клептократичным политическим руководством до уровня «банановых» республик, весь рост экспортной выручки с $400,4 до $521,4 млрд. был обусловлен спекулятивным ростом цен на сырьевые ресурсы, занимающие более 83% в структуре российского экспорта. Продажа нефти в стоимостном выражении подскочила с $135,8 до $180,8 млрд., нефтепродуктов - с $70,5 до $95 млрд. газа - с $47,7 до $64,6 млрд. При том, что в физическом выражении экспорт нефти сократился с 187 до 179,2 млн. тонн, а продажа газа и нефтепродуктов увеличилась с 128,6 до 145,8 млрд. куб. метров и с 97,8 до 97,9 млн. тонн соответственно.

В связи проводимой в стране крайне непродуманной и, насколько можно судить, откровенно вредительской социально-экономической политики, приводящей к архаизации производственных отношений, примитивизации экономической жизни и деградации научно-технического потенциала, Россия по-прежнему крайне однобоко и ущербно для себя участвует в системе международного разделения труда. Если за счёт распродажи невосполнимого природного сырья правительству удалось по итогам 2011г. обеспечить рост профицита торговли товарами с $151,7 до $198,1 млрд., то в силу деградации структуры экономики дефицит торговли услугами расширился с $29,2 до $37,1 млрд., а отрицательное сальдо баланса оплаты труда (прежде всего, эмигрантов из солнечных республик Средней Азии и Молдавии) увеличился с $8,5 до $9,4 млрд. Суммарно это более чем в 3 раза превышает годовые расходы федерального бюджета на науку и образование.

Ещё хуже обстоят дела с балансом инвестиционных доходов, отрицательно сальдо которого только за 2010-2011г. расширилось с $40,1 до $47,3 млрд. При этом практически целиком и полностью весь дефицит инвестиционных доходов приходится на российские небанковские организации – отрицательное сальдо подскочило с $40,9 до $48,4 млрд. При этом дефицит инвестиционных доходов банков сжался с $2,8 до $2,1 млрд., а федеральные органы власти умудряются сводить сальдо с практически нулевым результатом ($-0,8 млрд.). Принимая во внимание колоссальное превышение размера международных резервов Минфина над обязательствами правительства в иностранной валюте ($225 и $33,5 млрд.), нулевой чистый инвестиционных доход от использования российских валютных активов выглядит просто катастрофой. С таким уровнем эффективности использования ресурсов ни одно государство долго не живёт - в условиях усиливающейся глобальной конкуренции с международным капиталом и технологическими монополиями это является непростительной ошибкой.

Другими словами, ежегодно за использование иностранного капитала Россия уплачивает в виде процентов, дивидендов, рентных платежей, комиссий и т.д. более $86,6 млрд., а за пользование своими инвестиционными ресурсами получает менее $39,3 млрд. Таким образом, только в 2011г. чистые потери России от уплаты инвестиционных доходов своим иностранным кредиторам и спекулянтам превысили $47,3 млрд. или 1,4 трлн. рублей.

В результате хронического нежелания правительства развивать самодостаточную банковскую систему, бороться с произволом монополий и поборами чиновников, а также отвязать эмиссию рубля от притока нефтедолларов и спекулятивного капитала, Россия ежегодно теряет порядка 2,5% своего ВВП, а с учётом инвестиционного мультипликатора более 4,5% ВВП.

В связи с самоустранением Банка России от выполнения функций кредитора последней инстанции и основного инструмента рефинансирования банковской системы Россия плотно села на иглу внешних займов. И если величина государственного внешнего долга не превышает $33,5 млрд., то внешний долг российских банков и компаний за последние 12 лет подскочил с $29,2 до $493,6 млрд. (до 27,5% ВВП). Из них $163,3 млрд. приходится на крупнейшие преимущественно сырьевые корпорации и банки, контролируемые государством. Чудесным образом с динамикой корпоративных внешних займов коррелирует динамика российских ЗВР – благодаря скачку цен на энергоносители за период с начала 2000г. международные резервы Минфина и Банка России подскочили с $12,4 до $503 млрд.

Другими словами, сначала российские власти искусственно сужают денежное предложение и вывозят сотни миллиардов долларов в США и Европу, кредитуя наших стратегически конкурентов под 2-3%, а затем российские банки и промышленные предприятия, задыхающиеся от нехватки финансовых ресурсов и дорогих кредитов, занимают эти же самые средства у иностранных банков под 5-8%.

Искусственное ограничение денежного предложения и хроническая нехватка кредитных ресурсов вкупе с привязкой эмиссии рубля к притоку экспортной выручки и иностранных кредитов, по сути дела, спровоцировало жесточайший инвестиционный кризис, деиндустриализацию экономики и утрату значительной части экономического суверенитета. Финансовый директор любого нормального коммерческого предприятия, уличённый в подобных махинациях, автоматически как минимум с позором лишился бы своего рабочего места, а, скорее всего, объяснял бы мотивацию своих поступков в суде.

Однако даже не искусственное ограничение денежного предложения притоком иностранных кредитов и сдерживание роста капитализации национальной банковской системы вызывают удивление. За последние 20 лет это уже стало нормой жизни точно также, как погром обрабатывающих производств, бедственное положение сельского хозяйства, развал системы социального и медицинского обеспечения, а также безудержный рост тарифов естественных монополий.

В глаза бросаются беспрецедентные за последние 3 года масштабы бегства капитала, превысившие по итогам 2011г. $84,2 млрд. или более 25% расходной части федерального бюджета России в 2011г. Это огромные средства – их вполне достаточно, чтобы покрыть годовой дефицит Пенсионного Фонда РФ и внебюджетных фондов или целиком профинансировать науку, образование, медицину, спорт, культуру и ЖКХ вместе взятые. Всего же за период с 2008г. чистый отток капитала превысил отметку в $307,6 млрд. или более 17,5% ВВП России. Это вполне сопоставимо с суммарными расходами федерального бюджета по итогам 2011г.

Однако эти деньги не работали в интересах экономики и граждан России - они не создали новых рабочих мест, не способствовали развитию наукоёмких производств, развитию научно-технического и производственного потенциала, они не пошли на возрождение промышленности, модернизацию изношенной инфраструктуры и ремонт аварийного жилья. Эти средства осели на счетах государевых олигархов и сырьевых монополистов в оффшорных юрисдикциях.

Только в 4-м кв. 2011г. бегство капитала превысило отметку в $37,8 млрд. или 1,1 трлн. руб., что превысило суммарный отток капитала по итогам 2010г. ($33,6 млрд.) и стало рекордным показателем за всю историю статистических наблюдений пореформенной России за исключением 4-го кв. кризисного 2008г., когда из страны утекло более $133,7 млрд. Напомним, что в 2008 г. львиная доля сбежавшего капитала пришлась на выделенные правительством госбанкам для поддержки реального сектора 4,5 трлн. рублей, которые с попустительства экономических властей были направлены не на расшивание узких мест в экономике, а на спекулятивные операции на валютном рынке.

При этом ни в 2008г., ни в 2009-2011гг. альтернативно одарённое руководство России так и не удосужилось прислушаться к мнению лучших российских макроэкономистов и Академии Наук, призывавших восстановить порушенную в середине «тучных нулевых» систему валютного регулирования и контроля: ввести минимальную продажу валютной выручки, ограничить по китайскому сценарию приток глобального спекулятивного капитала и иностранных займов, ужесточить контроль за операциями капитального характера.

Именно эти шаги позволили правительству Примакова и Маслюкова в 1998г. стабилизировать финансовую ситуацию после краха пирамиды ГКО-ОФЗ и валютного коридора и буквально за полгода вывести страну из ужасной рецессии. И именно благодаря введению жёстких ограничений на трансграничное движение капитала и валютные операции практически без потерь удалось выбраться из азиатского кризиса 1998г. двум странам с диаметрально-противоположными подходами в экономике – авторитарно управляемой Махатхиром Мохамадом Малайзии и сверх либеральной Чили.

Однако российскую «правящую тусовку», сумевшую превратить коррупцию и воровство из уголовного наказуемого преступления в, насколько можно судить, основу государственного строя и смысл своего собственного существования, такие мелочи не волнуют. Они готовы сколько угодно рассуждать о необходимости борьбы с «оборотнями в погонах» и проводить показательные порки отдельно взятых коррупционеров, но они не готовы вести реальную борьбу с чиновничьим беспределом и подрывать экономическую базу правящего класса коррупционеров.

И об этом наглядно говорит статистика. Если за весь период 1991-2000гг. совокупное бегство капитала, зафиксированное органами государственными статистики, составило порядка $350 млрд. (по некоторым экспертным оценкам более $1,5 трлн., а с учётом упущенной прибыли и доходов на капитал более $2,5 трлн.), то только за период 2008-2011г. из России утекло более $307 млрд. При этом наиболее активное участие в выводе капитала за рубеж принимает корпоративный сектор, уведший в иностранные юрисдикции только за последние 3 года более $210 млрд., тогда как банки вывели в иностранные юрисдикции порядка $97,6 млрд. Традиционный для России на протяжении последних 11 лет дефицит счёта финансовых и капитальных операций и вовсе утроился по итогам 2011г. – с $25,5 до $75,3 млрд. Если обязательства российских резидентов выросли лишь с $44,4 до $65 млрд., то размер иностранных активов отечественных резидентов подскочил в 2 раза – с $70 до $140 млрд.

Размер иностранных активов российских компаний подскочил с $67,2 до $103,8 млрд., тогда как вложения банков за рубежом и вовсе подскочили в 33 раза – с $1,8 до $33,8 млрд. Основным каналом утечки капитала у небанковских компаний стали прямые и портфельные инвестиции – если в 2010г. размер капитальных вложений в ценные бумаги нерезидентов не превышал $50,8 млрд., то в 2011г. он перешагнул за $70 млрд. При этом банки наиболее активно способствуют вывозу капитала через механизм выдачи ссуд нерезидентам и открытия депозитов в иностранной валюте – только в 1-м и 2-м кв. 2011г. таким образом из страны утекло $11,6 и $8,9 млрд. И, судя по всему, основной вклад в бегство капитала внесла немногочисленная и наиболее состоятельная часть российского общества в лице коррупционеров и представителей крупных естественных монополий, которые как никто другие чувствуют уверенный закат «экономики Роспила» и в спешном порядке выводят свои нажитые непосильным трудом активы в оффшорные юрисдикции. Как показывает практика, первыми с тонущего корабля всегда бегут крысы и предатели.

Даже согласно официальным оценкам Банка России, размер сомнительных операций российских небанковских организаций превышает все разумные пределы – он как находился на отметке в $30 млрд. в 2010г., так и остался на этом уровне в 2011г. ($29,5 млрд.). И доблестное российское руководство хранит олимпийское молчание в лучших традициях тверских партизан – ни Банк России, ни Минфин, ни Финансовая Разведка, насколько можно судить, не то что не проводят проверки, но даже никак не комментируют эту информацию.

А ведь это приблизительно 1 трлн. рублей или 10% федерального бюджета России в 2011г., о которых прямо накануне мартовского голосования за Путина чудесным образом вспомнил вице-премьер Виктор Зубков, назвав их «незаконным вывозом капитала». Эта цифра вполне согласуется со скромной оценкой нынешнего президента Медведева относительно того, что в области госзаказа ежегодно в карманах чиновников и приближенных к ним бизнесменов оседает более 1 трлн. рублей. Другое дело, что масштабы бедствия несколько преуменьшены и цифру в 1 трлн. рублей можно смело умножать в 5-7 раз.

Не менее репрезентативным показателем, отражающим размер незаконного вывоза капитала, является статья «Чистые пропусков и ошибки» платёжного баланса, которая даёт дополнительную информацию о масштабах незаконного вывода капитала из страны. Нет ничего страшного, если в отдельные годы эта статья сводится с положительным или отрицательным результатом – в среднесрочном периоде они себя балансируют и дают нулевой результат. Однако проблема России состоит в том, что вот уже на протяжении последних 23 лет «рыночных» преобразований и построения «сувенирной» демократии сальдо этой статьи имеет хронически отрицательную величину – $5-$13 млрд. При этом если ещё в 2010г. чистые ошибки и пропуски (т.е. статистически зафиксированный, но ничем не объяснимый отток капитала) не превышали $8 млрд., то по итогам 2011г. они перешагнули за отметку в $13,1 млрд. и вплотную приблизились к рекордным с 2007г. $13,3 млрд. При этом львиная доля вывода капитала пришлась на 1-ый и 4-ый кв. 2011г., когда из страны в спешном порядке по фиктивным сделкам утекло $5,2 и $5,4 млрд. соответственно.

В пересчёте на рубли по курсу декабря 2011г. только по этому каналу в прошлом году из России незаконно утекло более 406 млрд. рублей, что сопоставимо с годовыми расходами федерального бюджета на финансирование науки и образования или медицинского обеспечения. И, что удивляет большего всего, эти деньги никто даже не подумал начать искать. Про них просто забыли, т.к., судя по всему, поиск этих средств мог привести в кабинеты высокопоставленных чиновников и аффилированных с ними российских сырьевых олигархов. А рубить сук, на котором с редким комфортом и роскошью сидит критически значимая часть чиновников и больших начальников ни один вменяемый чиновник никогда не рискнёт.

Безусловно, далеко не всё бегство капитала носит незаконный и тем более криминальный характер – большая часть приходится на, казалось бы, вполне безобидные операции: покупку иностранной валюты, открытие счетов в зарубежных банках, приобретение акций и облигаций иностранных эмитентов, осуществление предоплаты по импортным операциям, внесение авансов иностранным контрагентам, предоставление кредитов иностранным компаниям (в том числе своим зарубежным дочерним предприятиям) и т.д.

Однако в условиях современной России, где любой рубль в кармане пенсионера или не украденная бюджетная копейка воспринимаются российской «оффшорной аристократией» и околокремлёвскими монополиями в качестве личного оскорбления и упущенной выгоды, даже эти вполне себе обыденные коммерческие операции приобретают скрытый, клептократичный смысл. Авансы и предоплаты по фиктивным импортным контрактам зачастую превращаются в инструмент вывода капитала в оффшоры, фиктивные операции с ценными бумагами служат прикрытием для легализации преступных доходов, кредитование зарубежных «компаний-однодневок» и дочерних фирм не в последнюю очередь используется для увода прибылей в налоговые гавани.

Путин был вынужден пойти на громкие отставки в региональных энергетических компаниях, погрязших в кумовстве и коррупции, только благодаря колоссальному недовольству населения нынешними властями. При этом чистка чудесным образом не затронула аффилированных с Кремлём бизнесменов и крупнейшие российские государственные монополии, масштабы хищений в которых, насколько можно судить, превышают все разумные пределы. Даже крайне политкорректная Счётная Палата по итогам 2011г. выявила нецелевое использование бюджетных средств в размере 750 млрд. рублей (или 8% федерального бюджета).

На деле эта цифра в разы больше – судя по периодически появляющейся в открытом доступе информации, величина откатов на уровне федерального бюджета варьируется в диапазоне 25-50%, а в бюджетных системах крупных городов превышает 50%. При этом в рамках закрытых статей бюджета (ВПК, спецслужбы, гособоронзаказ, госбезопасность), насколько можно судить по заявлением бывших офицеров и чиновников, воровство и вовсе носит поистине удручающие масштабы - 50-70%.

Нарождающийся средний класс, вырвавшийся из парадигмы выживания и нищеты 90-х, застрял в предбаннике общества потребления – дальше его просто не пускают: социальные лифты разрушены, кумовство и блат душат надежды на будущее, а диплом о высшем образовании гарантирует исключительно место на бирже труда среди прочих безработных. Вырвавшись из социальной катастрофы «рыночных преобразований» и нищеты «либеральных реформ», они с ужасом для себя осознали, что маразм «тучных нулевых», дав им возможность выжить и элементарно не умереть с голода, закрыл перед ними и их детьми практически все социальные лифты. Любой человек, имеющий хотя бы лёгкий намёк на чувство собственного достоинства и не делающий главной целью своей жизни разворовывание России, автоматически выпадает из существующей системы криминально-олигархического паханата, где жизнь определяется не законами, а понятиями и договорённостями.

Масштабы коррупции и воровства достигли такого размаха, что даже глава военной прокуратуры Сергей Фридинский, олицетворяющий нынешнюю власть во всех её проявлениях, вынужден был называть её «астрономической». И эта астрономическая коррупция свела судорогой не только систему государственного управления, но парализовала всё общество и заставила выйти на улицы десятки тысяч человек. И беспрецедентные масштабы бегства капитала на фоне двукратного охлаждения в промышленности и снижающегося уровня жизни населения лишний раз подтверждают - Россия уже вошла в стадию саморазрушительного системного кризиса. И ни рост цен на энергоносители, ни нано-модернизация от Чубайса, ни создание внутреннего оффшора на картофельном поле в Сколково не способны остановить этот процесс. И либо нынешние власти внезапно проснутся и из чувства самосохранения решатся объявить войну правящим клептоманам (т.е., по сути дела, самим себе), либо это сделают оставшиеся 80% населения России. И для всех будет лучше, если изменения начнутся сверху.

http://www.politcom.ru/13298.html