С.Г.Кара-Мурза идеализирует русскую крестьянскую общину, русское крестьянство до такой степени, что считает их одними из главных источников «русского коммунизма», советского проекта, советской коллективизации. От дискуссии на эту тему со мной он уклонился и это понятно, - невозможно на совокупности фактов отвечать лишь одними давно сформулированными пустопорожними идеями.

Между тем, Н.Г. Гарин-Михайловский оставил нам свой опыт разочарования в народнических идеях идеализации общины и деревенского уклада жизни, записанный им в автобиографической повести «Несколько лет в деревне». Я перескажу эту историю ради моих читателей – поклонников кара-мурзизма, которым и я когда-то был, имея самые лубочные знания о крестьянской жизни 1880-х-1920-х гг.

Гарин-Михайловский опубликовал свою повесть в голодный 1892 г., который массовым голодом и массовой голодной смертностью вновь заставил лучшие умы России биться над проблемами переустройства крестьянского хозяйства. В ожесточенных спорах между народниками и марксистами повесть Гарина сыграла очень важную роль.

Уйдя в отставку, 30-летний инженер путей сообщения Гарин в 1883 году за 75 тысяч купил бывшее помещичье имение рядом с деревушкой Князевкой (так в повести, в жизни - Гундоровку) Самарской губернии. Имея хороший капитал на самый современный инвентарь, семена, рабочий скот, сверяясь с опытом знакомых немцев-колонистов, Гарин решил обустроить самое современное хозяйство и заодно помочь крестьянам вырваться из нищеты и невежества.

Местные крестьяне при реформе 1861 г. взяли себе только дарственный надел (четверть от душевого), поэтому страдали от безземелья, почти не имели скота и навоза, вынуждены были арендовать землю у управляющего имением. На несколько десятков дворов голытьбы приходилось шесть кулацких дворов.

Гарин решил «прекратить вымогательство у более слабого», чтобы крестьяне сосредоточились на овладении современными способами борьбы с природой. Иными словами, он решил сделать из крестьян тех самых единоличных «справных хозяев-тружеников», мечту современной антисоветской публицистики.

Столкнувшись с дефицитом работников и служащих, способных работать по его, современным, требованиям, Гарин открыл в деревне школу, где работала его жена. Он надеялся воспитать из крестьянских детей новое крестьянство. Сам Гарин не только преподавал в этой школе, но и собирал взрослых крестьян на свои лекции. Жена же занималась бесплатным лечением крестьян. Вообще, в своей жене Гарин нашел самого преданного своего соратника и помощника.

Собственное хозяйство Гарин выстраивал сразу по максимальным требованиям и быстро достиг невиданных здесь урожаев. Он бесстрашно тратил капитал на самые долгосрочные вложения, например, разбил фруктовый сад на две тысячи деревьев. Он активно тратился на поддержку крестьян. Поэтому за два года он вложил весь свой свободный капитал и попал в ситуацию зависимости от урожая. Но урожай его радовал и, казалось, что ему ничего не угрожало.

Нам с вами должна быть наиболее интересны отношения Гарина с крестьянами, т.к. в итоге на третий год именно крестьянская позиция привела молодого новатора к разорению. Необходимо понимать, что абсолютно все крестьяне, включая кулаков, полностью зависели от того, даст ли им Гарин в аренду землю. Поэтому деревня подчинялась всем требованиям реформатора.

Во-первых, Гарин развернул самую широкую адресную благотворительность. Стал поддерживать увечных, одиноких стариков, вдов, солдаток. Ссужал деньгами на льготных условиях в случае пожара, падежа скота, свадеб и т.п. неожиданных расходов. Последнее должно было восстановить против него местных кулаков, но он про это не задумывается и об этом не пишет.

Умело сочетал Гарин свои интересы с крестьянскими, когда дважды в год организовывал чистку своего леса, в которой крестьяне полностью обеспечивали свои потребности в топливе.

Во-вторых, реформатор занялся улучшением собственно крестьянского хозяйства. Он предоставил крестьянам кредит на покупку скота, лес на строительство амбаров и подновление изб, семенные ссуды. Он предоставил деревне большое пастбище по цене десятикратно ниже обычной. Пастбище должно было увеличить поголовье крестьянского скота и тем самым количество навоза для удобрения пашни. Гарин попросил плату отработкой и на этом получил первый серьезный конфликт с кулаками, которые, вот сюрприз, работать лично не желали.

Далее, Гарин занялся собственно крестьянской агротехникой. «Напрасно думают, что мужик хорошо знает свойства своей земли и условия своего хозяйства6 он полный невежда в агрономических познаниях и страшно в них нуждается». Например, мужики Князевки делили пашню каждой весной, отказываясь принимать необходимость осенних подготовительных работ. «Лишь бы до весны, а с весны лишь бы до осени», - крестьяне хозяйствовали, как и жили, – одним днем.

Гарин предложил крестьянам арендовать вместе столько земли, сколько им нужно, но на жестких условиях, следование которым было необходимо для развития их собственных хозяйств:

1)На срок 12 лет.
2)Землю разделить равномерно между хозяйствами, никакого засилья кулаков над бедными. Никаких переделов в течение этих 12 лет.
3)Зимой вывозить навоз на ближайшие паровые поля.
4)Осенью пахать под яровые.

Как видим, Гарин для себя не потребовал ничего, его требования были самыми элементарными требованиями агротехники. Но его служащим пришлось контролировать даже вывозку навоза крестьянами на их собственные поля! Крестьяне так и норовили сбросить навоз в ближайшие канавы. Надо ли еще говорить, как были обозлены кулаки, ведь мероприятия Гарина могли ликвидировать в деревне нищету, которую богатеи эксплуатировали. Они стали подговаривать крестьян отказаться от этих условий, в итоге Гарину пришлось лишить кулацкого лидера земли, пастбища и леса и вообще выгнать из деревни на все четыре стороны. Остальные кулаки ушли сами. По сути без раскулачивания реформа деревни забуксовала, а Гарин применил сталинский метод слома кулацкого саботажа почти за полвека до самого Сталина.

Примечателен один разговор – один в один с разговорами времен коллективизации:

- Даве бают… богатеи промеж себя: «А он …как приехал, тогда еще сказал: не будет у меня богатых».
Толпа насторожилась и пытливо уставилась на меня.
-Я никогда этого не говорил. Я сказал, что у меня бедных не будет. Напротив, богатого мужика я уважаю. Если он богат, значит он непьющий, заботливый, трудолюбивый. Только не хочу я, чтобы он богател, отнимая у бедного. С земли бери что больше, то лучше…

Обратите внимание, как не обрадовалась, а насторожилась на слова о ликвидации богатых толпа нищих крестьян. Для большинства из них эта мечта о богатстве так и осталась бы мечтой, но как нужна была им эта мечта! Я же говорю: любой крестьянин-бедняк мечтал стать кулаком, а С.Г.Кара-мурза, не зная деревни, со мной спорит. Видимо, по его мнению, мечтой бедняка так и было остаться бедняком. Это просто глупость городского интеллигента. Кто еще, кроме соседа-кулака мог быть зримым воплощением крестьянской мечты о лучшей жизни? Ну да, еще дать сыну какое-то образование и определить писарем, но это уже выход из крестьянского сословия.

Очень важно то, что Гарин пишет о недоверии крестьян к его деятельности и даже деятельности его жены. «Вопрос, с какой целью мы так заботимся о них, долго был для них необъяснимою загадкой… «Для душеньки своей делает. О спасении своем заботится». На том и порешили. Богатые, впрочем, которые вскоре после моего приезда ушли на новые земли к чувашам, не очень-то верили моим заботам о душеньке и, прощаясь, злорадно говорили остающимся:
-Дай срок, покажет он вам еще куку!»

Крестьяне за всю свою историю не видели от сильных мира сего ничего хорошего, поэтому настороженно и в штыки воспринимали любые инициативы сверху. В реформу крестьян этой деревни даже пороть пришлось, чтобы они впервые проголосовали за выборных. Эта черта крестьянского мировоззрения сыграет крайне важную роль при коллективизации.

Были сильно раздосадованы крестьяне тем, что Гарин заставлял их выполнять массу работы, в необходимости которой они сомневались. Речь про работу крестьян на самих себя! Например, та же осенняя вспашка и вывоз навоза. «Эх, как ты нас трудишь работой!... Всем ты хорош: и жалеешь, и заботишься, и на водку даешь. только вот работой маешь". Это момент принципиальный, его многие не понимают, веря в то, что крестьянин трудолюбив. На самом деле, труд крестьян был настолько тяжел, настолько часто он заканчивался неурожаем, настолько редки были случаи наживания богатства трудом, что крестьяне терпеливо несли свой крест, но свой труд они почти ненавидели! А как бы вы отнеслись к неизбежному, беспросветному, тяжелейшему труду? «Маешься, маешься, работы по горло, а толков никаких».

Вот эта черта крестьянского менталитета также сыграет свою негативную роль в годы коллективизации. В отличие от колхозов, Гарин заставлял крестьян работать в их собственных хозяйствах, а все равно приходилось жестко контролировать, даже шантажировать пастбищем, т.к. крестьяне так и норовили схалтурить. Суть дела Гарин понял прекрасно, вот его ответ современным обвинителям крестьянской бедности в лени и пьянстве: «Крестьянин без знания, без земли и без оборотного капитала будет и ленив и беспечен».

В повести Гарина-Михайловского очень много любопытного по другим вопросам, особенно по организации хлебной торговли, советую почитать, но нас интересуют отношения реформатора с крестьянством. Кулаки, не сумев организовать наживу рядом с чувашами, вернулись, упали в ноги. Гарин принял их, но конфликт продолжился теперь в скрытом виде. Мы же с вами помним точно такую же стадию в коллективизации: кулаки формально согласились с существованием колхозов, пошли в них работать, но стали скрытно вредить. Тогда и у Гарина появились свои «лишенцы». «Я объявил богатым, что их я не признаю полноправными членами схода на том основании, что они не несут наравне со всеми всех тягостей, не работают за выпуск, не берут и не назмят землю и прочее». Но в самое ближайшее время кулаки доказали, что формальное ограничение их прав не мешает им втайне управлять волей деревни.

Конфликт реформатора, причем настоящего буржуазного реформатора с кулаками на фоне недоверия остального крестьянства, закончился крахом эксперимента. Пять кулацких хозяйств вступили в сговор. Один сжег мельницу. Не сам сжег, причем, нанял «подкулачника» за полведра водки, сына старухи, которой Гарин выстроил новую избу и печь. Сарай с огромным урожаем подсолнечника сжег второй кулак. Не сам сжег, нанял другого бедняка. Другие пожгли весь остальной урожай капиталиста. Как видим, и тут мы имеем прямую аналогию с борьбой кулаков против колхозов. Вредительство, найм подкулачников. Кризис реформаторского хозяйства.

Гарин не смог преодолеть этот кризис. У него кончился оборотный капитал, он не смог найти управу на кулаков в правовом поле (ведь кулаки сами не жгли). Гарин уехал из деревни, вернулся к своей профессии инженера. В деревне все вернулось на круги своя, власть кулаков была восстановлена.

Спустя полвека, аграрный реформатор Сталин из-за жесткой оппозиции кулачества и недоверия крестьянства попал в не менее жестокий кризис коллективизации с голодом и развалом современного хозяйства. Но Сталин не мог все бросить и уехать, бросив население умирать с голоду. Надежды кулаков «доказать неэффективность колхозов и вернуть, как было», ждал суровый облом. Сталин сдвинул правовое поле так, чтобы оно не могло помешать ему нанести решающий удар не по стрелочникам-подкулачникам, а по настоящим зачинщикам саботажа и вредительства. Десятки тысяч кулацких главарей высшей мерой ответили за организацию массового голода. Остальных выселили из деревни и лишили прав, предоставив им возможность применить свои способности на необжитых землях.

Сталин поставил деревню под жесткий контроль политотделов, которые и самых недоверчивых заставили выполнять весь комплекс современных мероприятий агротехники. Сталин подстраховал и простимулировал крестьянство теми резервами, которые оставались в распоряжении государства. Сталин подкрепил свою хозяйственную реформу настоящей культурной революцией в деревне. Сталин создал миллионы рабочих мест в городе, на которых могли устроится все недовольные его аграрной реформой крестьяне. И потому у реформатора-коллективизатора Сталина получилось то, что не удалось у реформатора-капиталиста Гарина-Михайловского. Получилось отправить в прошлое нищую и безграмотную деревню и обустроить деревню современную и зажиточную.

Сталинское насилие, насилие реформатора стало решающим фактором победы советского колхозно-совхозного проекта в деревне, а фантазии о решающей роли в этом крестьянской общины, - сосредоточия предрассудков, недоверия, своеобразной лени, пресмыкательства пред кулаками, круговой поруки, - я предлагаю оставить доверчивым слушателям сказок дедушки Кара-мурзы.

http://historian30h.livejournal.com/451218.html