Вспыхнувший конфликт в Карабахе ставит снова и снова вопрос, который для современой российской внешней политики является, пожалуй, фундаментальным и мировоззренческим. Вопрос, который не был разрешен в начале 90 годов, продолжает оставаться в том же виде сегодня, а значит - не имеет личностной подоплеки. Неважно, кто стоит у руля страны и МИДа - Ельцин, Медведев, Путин, Козырев или Лавров - проблема с места не сдвигается.

Оговорюсь сразу - сказанное ниже никак не отражает моих личных симпатий или антипатий в карабахском конфликте. У меня их вообще здесь нет. Лишь моя констатация - сугубо субъективная.

Советский Союз решал одновременно несколько серьезных противоречий, которые вытекали из социальной структуры общества. Преобладающее сельское население в "коренной" России плюс архаичное родо-племенное строение общества окраин создавали препятствие для модернизации страны, требовавшей совершенно иной социальной стратификации общества. Решения, принимавшиеся советским руководством, не свободные от ошибок и просчетов, тем не менее вытекали из логики аврального "подтягивания" окраин и стремительной урбанизации страны для переформатирования общественного устройства.

Именно так и возникли анклавы, взорвавшиеся в 90 годы и взрывающиеся сейчас: Карабах, Приднестровье, Северный Кавказ, Средняя Азия, Донбасс. В национальных республиках создавались либо "островки", задачей которых было "вытягивать" уровень окраин, либо в республики высаживались с помощью разных механизмов (в первую очередь индустриализации) десанты преимущественно русских, которые несли в дикую и отсталую среду образование, язык, культурные установки и коды.

Азербайджанский народ как таковой до советского времени отсутствовал. Туземное население называлось "татары" и представлял из себя культурно крайне неоднородный конгломерат местных родов и племен (на Ближнем Востоке есть более точное наименование - хамулы). В основном "татары" пребывали в архаике агрокультуры и были банально отсталы во всех отношениях - Российская империя не слишком спешила цивилизовывать окраины, предпочитая решать национальные проблемы через сегрегационные механизмы.

Соседняя Армения была по своему уровню развития, безусловно, выше и исторически прошла гораздо более длинный путь этногенеза и развития на пути к городскому урбанистическому обществу. Собственно, этим и было вызвано совершенно нелепое на первый взгляд решение создать Нагорно-Карабахскую АО в составе Азербайджанской ССР - армяне Карабаха должны были стать зародышем будущей городской культуры, рапространяя ее на весь Азербайджан. Понятно, что решение имело более многофакторную логику, но пока остановимся на одном из таких факторов.

Примерно по такому же принципу Украине была передана Донецко-Криворожская республика - промышленное сердце России. Вокруг бывшей ДКР должна была формироваться индустриально-городская культура Украины. Во многом решение было логичным и оправданным, хотя даже сейчас Харьков или Донецк выглядят гораздо более столичными городами, чем глубоко провинциальный хуторской Киев. В рамках этой же логики столицей Украины в конечном итоге стал Киев - хотя вначале более логичным в этой роли выглядел как раз Харьков.

Логика работала, пока существовала имперская политика. СССР был империей, и этого нет никакого смысла стыдиться или отрицать. Во всяком случае, он находился на гораздо более высокой степени развития, чем нынешние жалкие огрызки этой империи. Однако эта же логика стала причиной катастрофы после распада Союза. Зародыши развития стали минами замедленного действия, причем многие рванули сразу.

НКАО рванул одним из первых. И именно на Карабахе нужно было выстраивать новую политику разрешения сложившихся противоречий. Армяне выиграли войну 94 года, что выглядело предельно логично - более высокоорганизованная, культурная и структурированная нация не может проиграть в прямом столкновении менее организованной при прочих равных условиях. Оставался последний шаг - вынудить проигравшую сторону принять условия победителя и заключить мир на его условиях. И именно здесь российская внешняя политика сработала глубоко отрицательно, заложив новую мину под будущее - затеяв игру в мирное урегулирование, Минский процесс (не везет нам с этими Минсками), переведя конфликт в латентную стадию.

По тому же принципу - ни войны, ни мира - разрешались и все остальные конфликты. Приднестровье, гражданская война в Таджикистане, Чечня, Абхазия и Южная Осетия, наконец - нынешняя война в Донбассе и в Сирии. С Крымом тоже, кстати, вопрос не снят - не будем забывать. Кремль даже здесь умудрился не довести дело до конца, что выглядит уже совсем полной клиникой.

Делалось все, чтобы не решить проблему, а затянуть ее и передать будущим поколениям. И везде определяющей становилась именно позиция России, которая категорически отказывалась брать на себя ответственность за окончательное решение. Впрочем, это вполне объяснимо - у власти в России с 91 года находятся воры и временщики, для которых государственные и национальные интересы - пустой звук, а разного рода проблемы выглядят досадной помехой их главному смыслу жизни - безудержному воровству. Не для того они пришли к власти, чтобы строить новую Россию - они пришли ее ограбить и похоронить. Зачем в таком случае решать какие-то проблемы? Их проще замести под ковер.

В этом смысле Путин и его команда лишь продолжают делать то, что делал тот же Ельцин. Разве что истеричность риторики про небывалый патриотизм и совершенно отвратительная лесть в адрес Первого лица зашкаливают до полного неприличия и изумления. При Ельцине, прямо скажем, накал этой истерики был гораздо ниже.

Карабах не мог не рвануть - он и рванул. Он мог рвануть годом ранее, война могла начаться годом-двумя позже, но сама по себе война была неизбежной.

Решение остается прежним - военная победа одной из сторон, капитуляция противника, диктовка условий и вечный мир при их исполнении. Россия в таком случае должна становиться гарантом этого мира и ни при каких обстоятельствах не препятствовать окончательному разрешению конфликта.

В военном отношении у Азербайджана нет шансов - хотя у него есть возможность локального продвижения вперед в короткий начальный промежуток времени в надежде на то, что внешние игроки остановят войну в момент, когда он уже не сможет продвигаться дальше. Вернуть Карабах Азербайджан не в состоянии - он не может победить военным путем даже армию Карабаха, а ведь за ней стоит еще и армия Армении. Но и проиграть Баку не очень боится, прекрасно понимая, что ему просто не дадут проиграть - та же Москва. Хотя бы потому, что окончательное решение карабахского вопроса Кремлю абсолютно невыгодно - возникнет прецедент и по другим территориям с полупогашенными конфликтами.

http://el-murid.livejournal.com/2752081.html