То и дело встречаю мнение, что элитам («Элитам»), якобы, выгодно сократить население в мире. Радикально, раз в 10. Мотив: в эпоху постиндустриала и роботизации акулам капитализма уже не нужны такие большие массы людей, как раньше. Далее у сторонников этого мнения наблюдается «развилка».

Одни считают, что сокращение будет происходить в основном за счет бедных и незападных стран, где сегодня наблюдается взрывной рост «низкокачественного», необразованного, непрофессионального и неплатежеспособного населения. Западная элита хочет очистить планету от «человеческого мусора», от «быдла и ватников», чтобы избежать социальной и экологической катастрофы. Хочет оставить на Земле только высококачественных, эффективных, платежеспособных и рукопожатных людей, включенных в «золотой миллиард».

Другие считают, что максимальному сокращению подвергнутся средние слои развитых стран. Они слишком влиятельны политически, слишком «не быдло», а элита хотела бы отменить демократию и править народом, как «быдлом». Они добились слишком серьезных социальных гарантий, и это разорительно для элиты. Элита хотела бы заменить их бесправными рабами-мигрантами, и во многих странах это уже происходит. Западной верхушке хочется превратить в «бородатых младенцев» не только чужие, но и свои народы. Кроме того, некоторые считают, что большая часть рабочих мест среднего класса в рамках постиндустриальной экономики – это просто скрытая форма велфера. На самом деле все эти работники ничего не производят, ни продуктов, ни новых знаний, и образуют «социальный театр», который крутится вхолостую, замкнутый сам на себя. Его и ликвидируют целиком, весь сразу.

Наконец, третьи полагают, что в мире будущего не останется вообще никого, кроме элиты, роботов, технического персонала, прислуги и немногочисленных пейзан в вышиванках (чтобы разнообразить пейзаж). Западный средний класс и толпы нищих в Третьем мире - одинаково обречены.

Рассматривая реалистичность этих прогнозов, я предлагаю сразу отбросить в сторону обоснование псевдо-экономического типа. Нельзя просто так взять и экстраполировать на всю экономику картинку, где «владелец завода увольняет 1000 работников, заменяя их на роботов, и работники превращаются в бомжей». Если это произойдет во всей экономике, то большинство заводов, очевидно, будут закрыты за отсутствием спроса, поскольку потребители производимых благ мгновенно обнищают. В бомжей превратятся не только сами уволенные работники, но все те, кто им что-то продавал, оказывал какие-то услуги, и так по всей цепочке. Владелец завода даже не успеет расплатиться с кредитом, который он взял на покупку роботов, и сам превратится в бомжа. Очевидно, что совокупность этих владельцев, как минимум, догадается напрячь государство и посадить уволенных работников на велфер. Или подыскать им какую-нибудь другую работу, обеспечивающую заработок. Причем самый главный «злодей», производитель роботов, будет стараться в этом больше других, потому что «схлопывание» каждой отрасли, работающей на потребительский рынок, обрушивает и спрос на роботов.

Даже такая грубая прикидка делает очевидным, что сокращение или обеднение населения ударит и по элитам. Допустим, разорившиеся владельцы компаний не отправятся умирать под забор. У одних есть накопления на черный день. К другим придут люди из «элитарного штаба» и скажут: «Ты наш братан, элитарий, избранный, мы не дадим тебе пропасть: вот тебе велфер, живи не тужи». Однако свой статус значительная часть элит при этом потеряет. Из влиятельных Хозяев и Господ они превратятся в никчемных нахлебников на содержании более успешной части элит. И вряд ли их устраивает такая перспектива.

Фраза «элитам выгодно сократить население» не может быть истиной уже потому, что элита состоит из разных групп и прослоек, с разными интересами. Среди них немало и таких, чье элитарное положение (и абсолютно, и относительно других элитных групп) существенно зависит от численности и/или благосостояния населения. Допустим, вы – миллиардер, владелец брендов «Макдоналдс» и «Кока-кола». К вам подходит мистер Джокер и говорит: «Чувак, мы тут с элитарными братанами потолковали и задумали операцию, после которой исчезнет миллиард быдланов, посещающих Макдоналдс и потребляющих кока-колу. И ты нам очень нужен в нашем элитарном плане, потому что супер-эболу мы подмешаем в гамбургеры и колу. За себя не волнуйся: мы тебе назначим пенсион и вот этих двух братанов в охрану. Не смотри, что они рожей не вышли: в душе очень добрые». Думаю, что ваша реакция будет очень бурной. И вы напряжете все свои каналы влияния, чтобы этих «элитариев» вовремя обезвредили. Думаю, что таких в элите большинство, - иначе по планете уже давно прокатилась бы какая-нибудь «Черная Смерть». Если мы живем в переполненном мире, то только потому, что большинству элит не выгоден «пустой» мир.

Ужастик о «коварно злоумышляющих элитах» не учитывает один принципиальный фактор: значительное сокращение численности и/или благосостояния населения неизбежно отразится на балансе сил и влияния внутри самой элиты. Одни элитные группировки от этого выиграют (абсолютно или относительно), другие – проиграют. И те, которые проиграют, объективно являются союзниками «сокращаемого» человечества. У них, кроме прочего, во внутриэлитарной борьбе имеется такой бонус, как «обращение за помощью зала». Они могут обнародовать планы «плохишей» и сказать населению «фас», чтобы оно порвало их на лоскутки. У «плохишей» в этом смысле связаны руки, они не могут действовать слишком явно.

Но может быть, они могут действовать внезапно и исподтишка? Пока «пай-мальчики» в элите будут наряжать свои рождественские елки, «плохиши» напустят на человечество какую-нибудь супер-эболу и добьются своего, не согласовывая это с «пай-мальчиками». Но, во-первых, «пай-мальчики» оплатят изобретение супер-вакцины от супер-эболы. Во-вторых, выяснят, кто ее напустил, и сурово накажут. Для них это вопрос статуса и самого выживания в качестве элиты, Господ. Если сокращение и/или обеднение населения ударит по их влиянию, и увеличит влияние противостоящих им групп, то для них единственный выход – вернуть исходный баланс иными средствами. То есть, расквитаться с конкурентами путем насилия, направить все оставшиеся ресурсы на уничтожение тех элитных групп, которые стали «тянуть одеяло на себя». Лопоухое население отнюдь не оставлено один на один с коварными психопатами Джокерами. Последним приходится учитывать неотвратимость возмездия со стороны не менее могущественных сил. Так что если вы не верите в Бэтмена и не спите по ночам, то совершенно напрасно. Бэтмен существует, он всегда на страже, и Джокеру не уйти от его карающей руки.

Предлагаю вам небольшое домашнее задание: подумать и самостоятельно составить список тех групп в элите, которые могут быть заинтересованы в умножении числа и/или благосостояния народных масс, и тех групп, которые могут выиграть от существенного сокращения и/или обеднения населения.

На мой взгляд, к числу «Бэтменов» относятся практически все элитные группы, оседлавшие государственные структуры и публичную политику. Сейчас они продают свои услуги другим элитным группам, а кому они будут нужны после ликвидации государства и публичной политики? К числу «Бэтменов» относится также большая часть корпоративных элит, получающих доходы от работы на массовый потребительский рынок. Вы можете сколь угодно ненавидеть и презирать «быдло», но если ваш элитарный статус опирается на миллионы «быдланов», покупающих ваши быдло-гамбургеры в быдло-забегаловках по всему миру, то вы вряд ли пожелаете их уничтожить. К числу «Бэтменов», вопреки известным предрассудкам, относится и большая часть элит, оседлавших финансовый сектор. Если вы зарабатываете на кредитах или на страховании, то молитесь Богу, чтобы ваши клиенты не потеряли работу, не заболели и не попали в несчастный случай. Получается, что элита почти целиком состоит из Бэтменов, и даже такие «подозрительные» группы, как политики, бюрократы, корпоранты и финансисты, в большинстве своем заинтересованы в размножении и процветании народных масс. Ибо это их пища, их паства, их дойные коровы.

Проницательный читатель может возразить: «Раньше народ, действительно, был дойной коровой для элиты. Но с развитием роботизации он превратился в нахлебника. Он, взятый весь в совокупности, ничего не дает элите, взятой как целое, а только проедает ресурсы и качает права. Большая часть работников в сегодняшней экономике не увеличивает реальный продукт (изделия, знания), которым могла бы воспользоваться элита, а лишь распределяет уже произведенное между такими же никчемными лузерами. Элита могла бы «отключить» 90% современной экономики, вместе с работающими там людьми, и сэкономить кучу ресурсов».

Эта логика верна, только если представлять себе Элиту как единое целое, как дружную сплоченную семью, где нет ни вражды, ни конкуренции. Но в современном сложном обществе элита состоит из разных групп, каждая из которых на свой манер зарабатывает и защищает свой элитный статус. Народ, даже ничего не производящий, играет роль инструмента, позволяющего одним элитам отбирать часть ресурсов у других элит. Те самые никчемные постиндустриальные работники, ничего не производящие, а лишь перераспределяющие из пустого в порожнее, занимаются этим не по собственному почину, а в интересах элит. Смысл их существования – именно в том, чтобы перераспределить часть ресурсов и влияния от тех элит, которые обладают ими непосредственно, к элитам «второго порядка».

Рассмотрим грубую модель. Допустим, элита разделена на две группы: «деловое сообщество» (бизнесмены, промышленники) и «политический класс» (политики, чиновники, медиамагнаты). Одна часть стала элитой, потому что освоила искусство строить заводы, создавать корпорации, торговать и зарабатывать деньги. Другая часть – потому что освоила искусство манипулировать народом, побеждать в политической борьбе, «пилить» госбюджет и монетизировать админресурс. Элитарный статус политической элиты опирается целиком на то, что, прикрываясь интересами народа и опираясь на его мощь, она отбирает значительную долю ресурсов у деловой элиты и частично тратит на общественно-полезные цели (раздает народу), а частично – забирает себе. Если народ вдруг исчезнет, то всю эту братию в пять минут разгонит корпоративная служба безопасности.

Допустим, владельцы заводов и пароходов провели тотальную роботизацию и уволили весь народ из своих компаний. Что за этим последует? Теоретически: весь народ вымрет, а политико-государственная элита превратится в никому не нужных бомжей. «Промышленники» победят, станут хозяевами всего. Но мы понимает, что на практике случится иное: политическая элита скажет народу «Фас!», и в итоге промышленникам придется бывшую зарплату народа выплачивать государству в форме драконовских налогов, а распределять эти деньги среди народа будет политическая элита. То есть, по итогам «крайне выгодной» роботизации, влияние «промышленников» не только не вырастет, а наоборот, снизится. Если раньше они могли влиять на народ непосредственно, как работодатели и источник зарплаты, то в новой ситуации их влияние на народ сведется к нулю. Их собственные деньги вместо них будет выплачивать народу политическая элита. Влияние которой после этого вырастет до небес. По итогам роботизации вместо ожидаемого мира «элитарных коммун», свободного от «быдла», мы получим популистское общество типа Позднего Рима, где безработный плебс живет на велфер и развлекается, принимая ухаживания политиков, борющихся за его благосклонность. Собственно, Рим и стал первым гражданским обществом с «тотальной роботизацией», только вместо роботов были рабы.

Но рабы – это хотя бы люди. Если вдуматься, тотальная роботизация вообще выведет промышленников из состава элиты и низведет их статус и самооценку до уровня вспомогательных служб, типа городской канализации. Человек, у которого в подчинении находятся 10000 душ (хотя бы и рабов) – это Большой Босс, Соль Земли. Человек, у которого в подчинении находятся 10000 роботов и 5 механиков, которые чинят этих роботов, это … правильно: «старший механик». Он и чувствовать себя будет не «генералом», а «ефрейтором».

Разумеется, использованная модель – крайне груба, на самом деле элита состоит не из двух, а из 2222-х групп. Давайте усложним модель и введем третью группу. Пусть кроме «бизнесменов» и «политиков» у нас будут еще «силовики». Допустим, корпорации, уволившие народ с работы, подкупили силовиков и совершили переворот – свергли политиков. Политики запуганы, народ терроризирован, государство упразднено. Начался либертарианский рай. На первый взгляд, роботовладельцы могут предаваться радостям в элитарном раю, под защитой Охраны из силовиков, пока народ за воротами умирает от голода. Но Охрана должна быть значительной, серьезной. И тут возникает вопрос: что мешает «силовикам» в этом упростившемся социуме отнять все у «бизнесменов» и присвоить себе? Ничто не мешает. Владельцы заводов сами создали ситуацию, когда прав тот, у кого больше палка. Естественно, в этой ситуации хозяином положения окажутся «силовики», поскольку они специализируются на насилии и подавлении. Причем среди самих силовиков тоже произойдет естественный отбор: победят наиболее архаичные из них, те, кому их люди преданы по клановым и племенным мотивам. Добро пожаловать в новый дивный мир, которым вместо рафинированных постиндустриальных либертарианцев управляют Рамзан Кадыров с золотым пистолетом и Дон Корлеоне с утюгом и паяльником. А постиндустриальные хипстеры у них – на положении мелких шестерок.

Эта модель иллюстрирует одну важную истину: элиты, специализирующиеся на управлении сложным социумом, при «упрощении» социума рискуют потерять свои позиции и уступить место более простым и архаичным элитам. То есть, нынешним «наиглавнейшим» элитам не выгодно проводить «упрощение» социума, уничтожая «миллиарды паразитов» и сводя все к «феодальной сути». Их ключевое конкурентное преимущество – способность править крайне сложным, многоуровневым и запутанным социумом, в системе управления которым условный «Кадыров» не разбирается и не смог бы разобраться при всем желании. Отказаться от этого преимущества для них – значит, добровольно отказаться от власти и статуса в пользу «Кадырова». Поэтому они будут жестоко бить по рукам любому, кто попытается «упростить» социум, уничтожая население. В развитых странах они столь же упорно будут защищать институты представительной демократии, - именно по той причине, что они умеют ими манипулировать лучше других. Суть «игры в демократию» для этих элит – отнюдь не «потакание черни», как думают многие российские «правые», а пинание других элит, не умеющих так искусно «играть в демократию». Так что нынешний миропорядок – далеко не столь хрупок и «хрустален», как это кажется многим. При попытке сломать какую-нибудь его мнимо «хрупкую» деталь, из тени выйдет Бэтмен с утюгом и паяльником и объяснит психопату-злоумышленнику все преимущества открытого общества.

( P.S. Сказанное, конечно, не означает, что элиты не могут пойти на серьезные жертвы среди населения, если речь идет о борьбе за власть, или о реализации каких-то крайне важных проектов. Вспомним хотя бы мировые войны или строительство пирамид. Элиты могут охотно пожертвовать чужим населением, населением более слабых или проигравших элит. Хотя и в этом случае их кровожадность не следует преувеличивать. Даже беднота в полуколониях Третьего мира для господствующей мировой элиты - не совсем чужая, - это, в конечном итоге, тоже ее достояние, ее собственность, пусть и не слишком любимая)

Напоследок задумаемся над следующим вопросом: какого рода мотивы заставляют людей воображать себе грядущую «большую зачистку»? Ведь такого рода страшилки приходят в голову отнюдь не только имбецилам-мазохистам. В ЖЖ, к примеру, в разное время такие опасения выражали Астеррот, Богемик и Галковский, – блоггеры из умнейших, по общему признанию. (Впрочем, у последнего в «Друге Утят» эта идея реабилитирована разумным рассуждением о том, что «Апокалипсис» запустят не правящие элиты, а новая контр-элита)

Первое напрашивающееся объяснение – пережитки советского мышления, где «акулы капитализма» непременно злоумышляют против трудящихся. Второе, несколько более фантастическое: эта тема запущена в массовую культуру Бэтменами, чтобы дать понять Джокерам: «Мы все знаем, мы следим за вами». Третье возможное объяснение относится к практике вербовки агентов влияния среди колониальных элит. Местный компрадор получает послание из «высших масонских сфер», что элита устроит «быдлу» Апокалипсис, а он сам будет включен в число избранных, если станет верно служить новым хозяевам. Поскольку местный компрадор, как правило, ненавидит собственный народ, ему легко поверить, что «высшие элитные круги» тоже ненавидят свои народы и мечтают их уничтожить. А тут еще в массовой культуре эта тема постоянно раскручивается, - словом, «все сходится». Дурачок попадает на крючок и работает «на Дядю Сэма» практически бесплатно. И хорошо еще, если это настоящий «Дядя Сэм». А то ведь «представителем высших сфер» может оказаться продвинутый атташе узбекского посольства или киевский националист в вышиванке.

Вот, к примеру, Путин за просто так передал Украине крымскую военную технику, и она потом убивала Донбасс. Кто мог ему это присоветовать? И почему он подчинился такому «совету»? Уж, наверное, не из любви к Украине, а исходя из каких-то более «высоких видов». А какие «высокие виды» заставляют Путина наводнять Россию миллионами азиатских мигрантов? Гипотеза: он тем самым покупает себе «место в Ковчеге», для надежности – сразу и у украинских, и у таджикских аферистов, выставляющих себя «дилерами Мировой Закулисы». А за теми и другими стоят могущественные нигерийские спамеры, крышуемые самим Обамой. Шутка, но в каждой шутке есть доля шутки. Я уверен, что среди нынешней российской верхушки есть немало тех, кого «развели» именно таким примитивным способом.

В конечном итоге, все может быть гораздо проще. Склонность сознания к упомянутой гипотезе отражает его «технарскую» перекошенность. Для технаря «ценность», «ресурс» - это нечто «железное», «материальное». Он понимает ценность предметов и ценность машин, но вот человек для него, если это не работающий персонал, - скорее помеха «производственному процессу». Люди, в общем случае, «проедают» ресурс, а не создают его, и сами по себе никакой ощутимой ценностью не обладают (если не считать разборку на органы). Технарь как бы выводит человека за рамки «материи», «полезной субстанции». Для него камни и машины «реальны», «тверды», а человек – нечто иного рода. Технарь не понимает, что люди – это тоже «материя». И поскольку «материя» тем ценнее, чем сложнее она организована, то люди, сложнейшие биороботы с автономной матрицей сознания, - это самый ценный, самый главный вид «материи», безотносительно к возможности их использовать.

Технаря можно сравнить с человеком, который оставил себе медяки, но выбросил из кошелька золото, потому что не знает его ценность. Он думает, что элиты ведут свою борьбу за руду, за машины, за «мешки с картошкой», тогда как цель этой борьбы – власть над людьми. Именно люди – та главная добыча, которую делят между собой элиты, которая является главной ставкой в их «Большой Игре». Именно люди – первичная «материя» этого мира, тогда как камни и машины – вторичны, зыбки по сравнению с людьми и могут принести пользу только опосредованно, через их применение к людям. Обладание людьми, власть над людьми – это самоцель для любой элиты, тогда как обладание предметами и машинами – лишь средство. Вопрос об «эффективности» подвластных людей – вторичен, связан с тем, что элиты находятся в состоянии перманентной борьбы друг с другом и вынуждены свое достояние использовать в этой борьбе.

В мире без людей нет и «элит», а есть лишь «пользователи стиральных машин» и прочих умных бытовых приборов. Вспомним, что русская элита эпохи крепостного права считала свое состояние не в тысячах рублей и не в десятинах земли, а в «душах», в количестве крепостных. Другие элиты маскируют эту извечную истину, но не могут ее не разделять. Подвластные люди дороги элите сами по себе, безотносительно к тому, насколько эффективно их можно использовать (хотя это тоже имеет значение – в видах сохранения и расширения власти). Обладание людьми, массами людей, для любой элиты представляет первичную безусловную ценность. Именно это и делает ее «элитой». На этой позитивной ноте я и закончу свои рассуждения.

http://kornev.livejournal.com/445074.html