Сейчас, после принятия «антикоммунистического закона», опять становится популярным утверждение о том, что на Украине правит фашистский режим (в крайнем случае используется даже понятие «нацистский»). Более того, подобное именование киевского режима становится практически общепринятым вариантом (за исключением сторонников Киева) – практически каждый, кто пишет про эту страну, не упускает подобного сравнения. Казалось бы – ну какая разница? Ну, называют нынешний Киев фашистским – так пусть называют. Ведь действительно, режим там более чем мерзкий и его гнилая сущность видна каждому разумному человеку.

Однако следует понимать, что использование понятие фашизма просто, как понятие «абсолютного зла» является методологически неверным. Фашизм, как таковой, во всех своих разновидностях – вроде германского нацизма или испанского фалангизма – представляет собой конкретное историческое явление, обладающее определенным рядом признаков. Наиболее известно, и ИМХО, наиболее верно определение Георгия Димитрова, данное им «предвоенному» фашизму:

«Фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала… Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов.»

Тут ясно выделена базовое свойство фашизма – это власть финансового капитала. Все остальное – вторично. Например, шовинизм присущ вообще большинству капиталистических наций (само определение происходит от имени французского солдата Шовена). Террористическая расправа с рабочим классом и революционной частью крестьянства так же не нова – можно вспомнить, например, что происхождение праздника Первое мая ведет свое начало от расстрела чикагских рабочих в 1886 году. Да и «кровавое воскресенье» в совокупности с «ленским расстрелом» так же произошло отнюдь не в фашистской стране.

Для того, чтобы государство было фашистским важно именно связанность данного террора с интересами национальной капиталистической верхушки, с желанием крупного капитала достигнуть своих целей (своего роста) любой ценой. Именно это создает важнейшие особенности фашистского государства – например, стремление к захвату всего мира или подавление любого инакомыслия. Наконец, принятие фашисткой идеологии в качестве основы устройства общества является так же следствием этого факта – капитал устраивает страну, как свою фабрику, с жестким разделением по функциям и уничтожением всех «нефункциональных».

Но как раз данного принципа – подчинения всей жизни целям национального капитала – на Украине нет. Более того, именно национальный капитал, как не смешно это звучит, на Украине стремительно тает.  Например, нынешний президент страны, вступивший на этот пост долларовым миллиардером, сегодня таковым не является. А первый капиталист Украины, бывший «полудержавным властелин» Ринат Ахметов вообще находится в преддефолтном состоянии – т.е., вопрос о полном разорении его является вопросом времени. И даже известный спонсор «майдана», главный источник зла и «жидобандеровец» Игорь Коломойский получил крайне болезненный удар и оказался фактически выброшен из «Укрнафты» - и вообще, можно говорить о потере им всех захваченных в послемайданное время позиций.

И это только «акулы» украинского бизнеса. Что же касается вообще экономики страны, то она уверенно катится в пропасть и, похоже, существует исключительно на предоставляемых Западом кредитах. Так что сравнение нынешней Украины с фашизмом будет не совсем верным. Вернее, совсем неверным – это будет означать наделение ее качествами, данной стране не свойственными. Более того, если это сравнение будет продолжаться и дальше, то оно не уменьшит, а увеличит число сторонников киевского режима. Нашим борцам с украинским фашизмом не стоит об этом забывать.

Ведь что такое фашизм в «обыденном понимании». Это – устройство в стране жесткого порядка. Это решение множества проблем, включая безработицу и экономический кризис. Это – создание боеспособной армии и промышленности. Это – строительство новых зданий и автодорог. Наконец, это стильная форма СС и культ «белокурой бестии» (ну, с поправкой на нацию, например, Муссолини восторгался легионами Рима). Разумеется, подобное устройство основывается на разрушении глубинных основ общества, и на будущей катастрофе (как показала практика, очень скорой) – но до того, как эта катастрофа случится, все выглядит весьма привлекательно. Поэтому, например, некоторые российские мыслители (вроде Максима Калашникова) непрестанно твердят о желательности фашизма в России.

Однако как раз этого на Украине и не видно. Нет ни промышленности, ни автобанов, ни ликвидации безработицы. Напротив, как сказано выше, все рушится и распадается, а единственной формой строительства является покраска всего в «жовто-блавкитные» цвета. И даже вместо эсесовской формы «от Хьюго Босса» всевозможные украинские подразделения одеты в разнообразные советско – натовские обноски. Какой уж тот Ordnung! По сравнению с Украиной даже вечный российский бардак  кажется олицетворением высшего порядка.

И, значит, если для немецкого или итальянского обывателя соответствующий режим еще мог иметь хоть какую-то положительную ценность, то для украинского этой возможности нет. Нет ничего хорошего, что бы он получил от «постмайданной» Украины. И, следовательно, единственно возможной ценностью является ценность уничтожения, разрушения, грабежа и убийства. Да, фашистский режим, в конечном итоге, приходит ровно к тому же – но на более высоком уровне. Он разрушает все вокруг, сохраняя и даже усложняя собственную структуру. Киевскому режиму же подобное не свойственно – он просто все разрушает, без каких-либо поправок на усложнение. Поэтому можно сказать, что современный украинский режим представляет собой подмножества того же самого множества энтропийных, порождающих хаос социумов, что и фашизм, но эквивалентом они не являются.

Следовательно, помещать Украину следует не в одну группу с Третьим Рейхом или фашистской Италией, а группу с огромным количеством «постколониальных диктатур» Третьего мира. Да, именно там существовали и существуют аналоги современного Киева, с таким же пещерным антикоммунизмом и стремлением к подавлению инакомыслящих. И одновременно – с таким же подобострастным отношением к «развитым странам», от которых можно получить хоть какую-то помощь. «Внутри» можно говорить, что угодно, называться хоть повелителем всех рыб и зверей и Старшим Братом Вечности – но «вовне» следует преданно целовать руку Белому (в украинском случае, Черному – вот гримаса истории) Повелителю и выпрашивать хоть немного долларов и оружия для своей армии. Ничего нового в этом нет – разве что, в очередной раз, разрушен древний расистский миф о том, что «белые люди так не могут».

Что же отсюда следует. А то, что «перемещение» Киева из подмножества «фашистских стран» в подмножество «латиноамериканских и африканских диктатур» позволяет более точно предсказывать ситуацию. Например, разрушение экономики в данном случае является не исключением, а нормой. «Диктатуры развития», вроде Сингапура или Южной Кореи – это другое подмножество. А следовательно, считать, что режим может пасть из-за разрушения экономики – более чем странно. Тот же клан Дювалье правил в Гаити тридцать лет – благополучно доведя экономику до цугундера – и ничего.

Так же не мешает существованию подобной диктатуры и продолжающаяся в стране гражданская война – в большинстве подобных стран она не утихает ни на минуту. Наконец, не стоит думать, что раз в стране деградация, то подобную диктатуру легко свергнуть – отнюдь. При общей политики разрушения как раз личная гвардия и тайная полиция остаются весьма эффективными инструментами. При чем, во многом, как раз из-за того, что иные серьезные структуры в стране вообще не возможны. И говорить, скажем, об эффективной классовой борьбе в мире, где заводы закрыты – нонсенс.

Так что прогноз, к сожалению, не сказать, чтобы приятный. Можно утешить себя тем, что Украина никогда не устроит Drang nach Osten – по неспособности данного режима к сколь-либо серьезной концентрации ресурсов - но это и так смешно, учитывая разницу в «весовых категориях». Можно порадоваться тому, что «третьемирский» характер постсоветских режимов подтвердился в очередной раз - но опять же, особой радости тут нет. Но главное – следует понять, что для любого постсоветского государства, как бы респектабельно оно не выглядело – а Украина была «приличной страной» с относительно развитой экономикой – «Африка» всегда рядом. И от видимого порядка к полному хаосу – всего один шаг.

Ну, и главное, понять, что любые «эксперименты» с антисоветизмом приведут только к одному - к полной деградации общества. Не стройные колонны в форме от дорого Хьюго, а банды тонтон-макутов будут результатом этого. Не V-2 и автобаны с фольксвагенами, как триумф национальной промышленности - а дальнейшее ее разрушение и полный переход на «внешнее финансирование». Не рост науки - пускай даже и арийской, и не развитие образования - а «варваризация» общества, откат к древним суевериям и колдовству (откуда пришел миф о «зомби», думаю, объяснять нет смысла) - вот самый вероятный результат антисоветизма. Огромному числу левых, в общем-то, следует это уяснить...

http://anlazz.livejournal.com/77754.html