Китайская денежная единица юань в последние годы стала конкурировать на международной арене с ведущими резервными валютами – долларом США, евро, британским фунтом стерлингов и японской иеной.

Согласно одному из определений, статус официальной резервной имеет та валюта, которая входит в состав так называемой корзины СДР (английская аббревиатура SDR означает специальные права заимствования). Это безналичная наднациональная валюта, которая эмитируется Международным валютным фондом (МВФ). СДР появилась в то время, когда Бреттон-Вудская валютно-финансовая система трещала по швам и рассматривалась как средство преодоления дефицита международной ликвидности. Решение о выпуске СДР было принято Международным валютным фондом в 1969 году, а первая партия новой валюты появилась в начале 1970 года. Это была безналичная валюта, напоминавшая «банкор» Джона Кейнса (английский экономист предлагал ввести эту наднациональную валюту на конференции в Бреттон-Вудсе в 1944 году). Однако под давлением хозяев печатного станка (Федеральной резервной системы) сторонникам СДР превратить новую денежную единицу в мировую валюту не удалось.

На сегодняшний день у стран-членов МВФ имеются резервы в СДР в объеме, эквивалентном 280 млрд. долл. Это очень небольшая часть международных резервов стран-членов МВФ. Курс СДР определяется на основе корзины нескольких валют, которую называют корзиной СДР. На сегодняшний день в состав корзины СДР входят следующие четыре валюты: доллар США; евро; фунт стерлингов Великобритании; иена Японии. Они и являются резервными валютами в узком смысле. Получение валютой статуса официальной резервной повышает ее авторитет, создает на нее дополнительный спрос на мировых финансовых рынках.

Пять лет назад при рассмотрении состава корзины СДР в МВФ Китай заикнулся по поводу включения в неё юаня, но просьба Пекина была категорически отклонена. На протяжении последних пяти лет Китай упорно готовился к новой попытке сделать юань официальной резервной валютой. Его действия были двоякими. С одной стороны, Китай продолжал торговую и финансовую экспансию в мире, наращивая свой экономический потенциал, увеличивая объемы операций на мировых рынках в юанях. С другой стороны, он вносил определенные коррективы в национальную валютно-финансовую политику. Суть корректив – сделать юань более конвертируемой валютой согласно требованиям МВФ и минимизировать влияние государства на формирование валютного курса юаня (также требование МВФ).

На первом направлении успехи Китая выглядят весьма убедительно. Если считать валовой внутренний продукт по паритету покупательной способности, то Китай уже обошел США по этому показателю, заняв первое место в мире. Китай также - крупнейший в мире экспортер. В экспортно-импортных операциях Китая все большая доля приходится на юань, а доллар, евро и другие резервные валюты уходят на второй план. Один из основных способов расчетов в международной торговле – аккредитив. В январе 2012 года в юанях в мире было открыто 1,89% всех аккредитивов, а через три года этот показатель вырос до 9,43%. Это, между прочим, больше, чем объем аккредитивов в евро. Растет доля юная во всех международных расчетах (по международной торговле, другим текущим операциям, операциям с капиталом). Вот данные межбанковской системы передачи информации SWIFT. В 2012 году юань занимал в общем объеме международных расчетов лишь 12-е место. В августе 2015 года доля юаня в международных платежах (по стоимости транзакций) составила 2,79% против 2,34% в июле. Впервые юань обошел по этому показателю японскую иену. Китайская валюта стала четвертой в списке самых используемых мировых валют после доллара США, евро и фунта стерлингов. Кроме того, юань в ряде стран стал фактически резервной валютой, то есть центральные банки включают китайскую валюту в состав своих международных резервов. Точный объем международных резервов в юанях не известен.

На втором направлении также имеются сдвиги, но именно здесь Вашингтон всячески ставит Пекину палки в колеса. Казначейство США и другие американские властные инстанции обвиняли Пекин в том, что он искусственно занижает курс юаня. Фактически подозревали его в ведении валютной войны. В адрес Пекина из Вашингтона прозвучали обвинения в том, что имевшая летом этого года небольшая девальвация юаня – не следствие рыночных процессов, а результат целенаправленных действий Народного банка Китая. Да и многочисленные ограничения для иностранного капитала в китайской экономике Вашингтон квалифицировал как серьезные ограничения для свободной конвертируемости юаня. До конца лета текущего года разные чиновники США не раз заявляли, что не поддерживают идею включения юаня в корзину СДР.

Однако осенью тональность выступлений Вашингтона изменилась. Это произошло после сентябрьского визита Си Цзиньпина в США. В Белом доме поняли, что с Китаем они могут перегнуть палку. Пекин был крайне раздражен тем, что Вашингтон взял курс на противодействие реформам МВФ. В 2010 году Исполнительный совет фонда (24 исполнительных директора) принял решение о пересмотре квот стран-членов (квот по капиталу и голосам) с учетом изменившихся экономических и финансовых позиций стран. Если экономические потенциалы США и Китая, измеряемые показателями ВВП и международной торговли, сегодня примерно одинаковы, то доли их в голосах Фонда не сопоставимы. У США доля превышает 17%, а у Китая – 3,8%. США, блокируясь со своими союзниками из G7, имеют в МВФ 43% голосов. Вашингтон такой расклад устраивает, поэтому на протяжении последних пяти лет он блокировал ратификацию конгрессом решения Исполнительного совета фонда о корректировке квот.

Политика США в МВФ в последние годы была такова, что она превращала Китай из партнера Америки во врага. Вашингтон вольно или невольно способствовал консолидации стран БРИКС. В 2015 году было завершено создание Банка БРИКС, который может стать альтернативой МВФ. Еще одной альтернативой МВФ может оказаться созданный при решающей роли Пекина Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ).

Прекращение Вашингтоном противодействия включению юаня в корзину СДР - вынужденная тактическая уступка. В середине ноября исполнительный директор МВФ Кристин Лагард и эксперты Фонда рекомендовали включить юань в пул резервных валют. 30 ноября 2015 года Исполнительный совет МВФ принял долгожданное для Пекина решение о включении юаня в корзину СДР. Однако вступление в силу этого решения отложено на 10 месяцев – до 1 октября 2016 года. Вероятно, отсрочка инициирована Вашингтоном, который хочет подержать Пекин на коротком поводке. Не исключаю, что в случае каких-то «эксцессов» до 1 октября следующего года Вашингтон сможет продавить в МВФ замораживание решения о введении в силу решения от 30 ноября 2015 года.

Появились первые оценки того, как получение юанем статуса официальной резервной валюты повлияет на экономику Китая. Эксперты ожидают, что дополнительный приток капитала в юаневые активы до 2020 года составит 600 миллиардов долларов. В том числе 400 миллиардов долларов – от крупнейших инвестиционных фондов, включая суверенные фонды. И еще 200 миллиардов – от частных компаний и отдельных инвесторов.

Правда, есть и негативные оценки. Суть их в том, что курс юаня начнет расти, а это ослабит и без того ставший неустойчивым китайский экспорт. Некоторые эксперты даже считают, что на дальнейшем развитии реальной экономики в Китае можно поставить крест; Китай будет постепенно превращаться в финансовую экономику, а эта модель требует военного обеспечения своей валюты, подобно тому как Великобритания в XIX - первой половине XX вв. поддерживала силовыми методами фунт стерлингов, а США в ХХ - начале ХХI вв. точно также поддерживали и поддерживают свой доллар.

Как бы там ни было, Пекин чувствует себя победителем. Одновременно некоторые государства после решения Исполнительного совета МВФ испытывают горькие чувства. Ведь другим резервным валютам в корзине СДР придется потесниться. Доля юаня определена в 10,92%. При этом доля доллара США снизится чисто символически: с 41,90 до 41,73%. Потесниться придется в первую очередь евро, доля которого упадет с 37,40 до 30,93%. Также снизятся доли британского фунта стерлингов (с 11,30 до 8,09%) и японской иены (с 9,40 до 8,33%). То есть доля двух европейских валют (евро и фунта стерлингов) в корзине СДР уменьшится почти на 10 процентных пунктов. Знаменательно также, что, попав в клуб избранных, юань сразу занял в нем третье место, оставив после себя японскую иену и британский фунт стерлингов.

Можно ожидать, что Пекин, добившись особого статуса юаня, в ближайшее время будет стремиться взять следующую высоту - добиться реформирования МВФ. Во-первых, введения в силу решений Исполнительного совета 2010 года по корректировкам квот. Во-вторых, утверждения новой формулы расчета квот (более адекватно отражающей позиции стран-членов Фонда в мировой экономике). В-третьих, подготовки новых корректировок квот (по состоянию на 2015 год).

Дальнейшая борьба Пекина за место под солнцем в МВФ сопряжена с большими рисками. Некоторые американские политики высказываются по будущему МВФ примерно так: Вашингтону Фонд нужен лишь до тех пор, пока Соединенным Штатам принадлежит контрольный пакет в этом «акционерном обществе» и пока они могут использовать Фонд в качестве инструмента своей международной политики. Если Китай и другие государства лишат Соединенные Штаты контрольного пакета в МВФ, дальнейшее членство Вашингтона и его союзников в этой организации утратит всякий смысл. Интересно, учитывает ли Пекин это обстоятельство при подготовке к взятию новых высот в Фонде?

http://alex-leshy.livejournal.com/666644.html