История со студенткой МГУ Варварой Карауловой, дважды пытавшейся уехать из России и примкнуть к ИГИЛ, вызывает вполне понятное недоумение и закономерный вопрос - зачем?

Чего дуре не хватало?

Казалось бы, все есть. Ну или не все, но вполне достаточный для начала взрослой жизни набор. Москва, жилплощадь, МГУ. Учись, тусуйся с однокурсниками, выходи замуж, устраивайся на работу и далее по списку.

И ладно, если бы Варвара была единственной - можно было бы сказать "в семье не без урода" и списать все на неисповедимые жизненные пути, непредсказуемость дурной головы и тайны психики.

Но Варвара такая не одна. Из России по разным данным уехали и вступили в ряды ИГИЛ несколько тысяч человек. И это не только жители Кавказа, бывшие чеченские боевики и члены разных подпольных ячеек. Уезжают из Москвы, из Сибири, уезжают русские, принимают ислам, меняют имена и фамилии.

Некоторых удается задержать, но таких единицы. Некоторым удалось самим вернуться - таких еще меньше.

И подобная ситуация не только в России. К ИГИЛ присоединяются и жители Европы, причем не только восточной, но и западной. В рядах ИГИЛ обнаруживаются немцы, британцы, французы - и не только выходцы с Ближнего Востока, решившие вернуться, не только выросшие в мусульманских семьях, но и коренные жители Германии, Франции и Великобритании.

Поэтому не нужно выдвигать версии, что "в России все так плохо, что люди готовы бежать даже в ИГИЛ". Дело совсем в другом.

ИГИЛ создал и эксплуатирует образ некоторого нового мира.

ИГИЛ - это новое, не существовавшее прежде государство, пусть даже несколько виртуальное, но все равно государство. Государство террористическое, антигуманное, демоническое, если хотите, но при этом новое.

И вот эта новизна, альтернатива привычному миру, многих и привлекает. Особенно молодежь.

Принимая решение присоединиться к ИГИЛ, молодые люди видят новизну, альтернативу, новые возможности, в первую очередь возможность построить новый мир, новую жизнь - не такую, которая их окружает и в которой многие не видят достойного места.

Правда новая жизнь и новое государство, которое видят перед собой кандидаты на вступление в ИГИЛ, существуют главным образом в их воображении. Перспективы нового мира и новых возможностей, которые рисуют перед своими жертвами вербовщики ИГИЛ, обычно имеют мало общего с действительностью. Но... когда вступающие в ряды ИГИЛ понимают, куда попали, становится уже поздно.

В принципе, технология далеко не новая. Все секты строятся похожим образом - формируют образ чего-то нового, образ альтернативной жизни, более лучшей, более достойной, более праведной (нужное подчеркнуть) и затягивают к себе. А далее - психотехники, полоскание мозгов и человек надолго, если не навсегда, оказывается затянут в своеобразное болото.

Но ИГИЛ - это не совсем обычная секта. И не только из-за своих грандиозных размеров. ИГИЛ - это секта, обладающая элементами государственности, секта со своей собственной территорией, на которой действуют только ее собственные законы.

Можно сказать, что ИГИЛ - это легальная секта, в том смысле, что большинство сект действуют нелегально, вынуждены скрываться от правоохранительных органов, а ИГИЛ располагает территорией, на которой ни от кого не скрывается и действует вполне открыто. На собственной территории ИГИЛ вполне легален.

И это значительно усиливает эффект.

В отличие от обычных сект, предлагающих своим адептам некоторый воображаемый, виртуальный мир, ИГИЛ предлагает нечто гораздо более реальное - новый мир на реальной территории, с реальными городами, границами, законами.

Это именно новое государство, государство нового типа, с новой идеей, новым устройством, новыми законами.

То, что все это антигуманно и чудовищно - новый гражданин ИГИЛ узнает потом, когда пути назад уже не будет. А сидя у себя дома в Москве, Красноярске, Берлине, Лондоне или Париже, кандидат на вступление в ИГИЛ рисует в своем воображении... вернее, вербовщик ИГИЛ рисует в его воображении... новизну, альтернативу, новый порядок, новую справедливость и прочее-прочее - все то, что вдохновляет молодые неокрепшие умы.

Кстати, это очень похоже на то, чем в свое время захватил и вдохновил украинцев майдан.

Майдан первое время тоже вдохновлял многих своими обещаниями новой жизни, новыми возможностями, новыми горизонтами. Украинское общество, уставшее от передряг последних лет, от коррупции, олигархов, от политической возни и житейской трясины, очень быстро "купилось" на посулы майдана и долгое время не хотело замечать ребят с повязками на рукавах и тех же самых олигархов, которые правили на майдане бал и крутили публике мозги.

А когда более-менее разобрались - оказалось поздно, Януковича стало уже не вернуть, в кресле прочно уселся Порошенко, в правительстве Яценюк, на юго-востоке началась АТО, а из телевизора понеслась антироссийская истерия.

Примерно так же собирает свой урожай последователей ИГИЛ.

Только майдан крутил мозги и ставил в свои ряды молодых украинцев, а ИГИЛ крутит мозги и ставит в свои ряды молодежь из самых разных стран. В основном, конечно, из стран Ближнего Востока. Но и Европа, Средняя Азия и Россия оказываются поставщиками "неокрепших умов".

ИГИЛ - это в некотором роде "ближневосточный майдан", сборная майдана из стран Ближнего Востока, Европы, Средней Азии и России.

И вот, что важно - пока приток новых кадров в ИГИЛ не будет остановлен или хотя бы сокращен, победить эту организацию будет нельзя.

Можно сколь угодно успешно уничтожать объекты ИГИЛ на территории Сирии, теснить боевиков и ликвидировать их командиров, но пока есть приток новых кадров, все объекты будут восстанавливаться, на месте убитых боевиков будут появляться новые, одних командиров будут заменять другие.

Просто ИГИЛ будет мигрировать - в одном месте его унитожат, в другом месте он прирастет новой территорией.

Это как в сказке про Змея Горыныча, у которого на месте отрубленной головы все время вырастает новая и порой даже не одна.

Из той же сказки известно, что для победы над Змеем нужно лишить его некоторого органа, благодаря которому головы все время отрастают вновь. В случае с ИГИЛ это приток новых кадров.

А как остановить приток кадров в ИГИЛ?

Для этого нужно, чтобы молодежь видела перспективы и возможности построить новый мир в своих государствах. Возможность реализоваться, найти себя, построить желаемое будущее. Именно это ищут люди, которые отправляются в ИГИЛ или отправлялись на майдан - новых возможностей, реализации, которой они не видят в своем существующем государстве.

Нужно, чтобы в России и других странах заработали социальные лифты, которые оказались перекрыты консерваторами, коррупционерами и мафией. Пока эти лифты не заработают, часть общества постоянно будет искать их на майдане или в ИГИЛ.

Обществу нужна альтернатива и в первую очередь альтернатива рыночному, капиталистическому (или пусть даже посткапиталистическому) мироустройству.

Именно за альтернативой капитализму и рыночной экономике многие отправляются в ИГИЛ.

Раньше, когда существовал СССР, в мире было две больших альтернативы - западная капиталистическая система и советская социалистическая система. И тот, кого не устраивала система, в которой он оказался, имел возможность присоединиться к другой. Возможности эти были очень ограничены, но они были. А сейчас их нет.

Именно поэтому даже такая антигуманная и террористическая альтернатива как ИГИЛ пользуется спросом, потому что это практически единственная альтернатива возникшему после распада СССР моносистемному миропорядку.

Это значит, что системным решением проблемы ИГИЛ может быть только создание другой, более гуманной, более привлекательной и болеее успешной альтернативы рыночной экономике и капитализму.

Вопрос лишь в том, кто предложит новую альтернативу сложившемуся рыночно-капиталистическому миропорядку, где она возникнет и когда.

http://amfora.livejournal.com/308626.html